Загрузка...
Книга: Тень сбитого лайнера
Назад: Глава 21. Роковая слабость
Дальше: Глава 24. Страшная правда

Глава 23

Заговорщики

Уже наступили сумерки, когда в квартире, расположенной в старом доме на окраине Киева, собрались сотрудники, вызванные туда Федором Степановичем. Пока их было всего четверо. Или, может быть, уже столько?

Его тяготило, то обстоятельство, что подготовка к операции затягивала все новых людей. Их практически невозможно было использовать втемную. Провокация с пассажирским самолетом требовала серьезного подхода. Даже здесь, в рабочей группе, созданной на основании, как ни странно, всего лишь устного распоряжения заместителя директора СБУ, никто не знал задачу коллеги, сидящего рядом.

Еще совсем недавно Морочко работал с каждым индивидуально. Он заранее приезжал на одну из конспиративных квартир и вызывал туда кого-то из членов своей группы. Пообщавшись с ним и распрощавшись, подполковник приглашал следующего. После этого он менял квартиру или вовсе выезжал куда-нибудь на природу, где назначал встречу оставшимся. На все это уходила половина рабочего дня.

Теперь организация провокации с самолетом была главной и единственной его работой. Чтобы не вызвать подозрения у других сотрудников ведомства, остальное время Морочко проводил в управлении. Но этот способ не понравился начальству, пристально наблюдавшему за всем происходящим. Оно опасалось, что такой график может насторожить сотрудников СБУ, не задействованных в операции, и вызвать интерес у российских спецслужб. Поэтому Федору Степановичу было приказано до минимума сократить время консультаций и постановки задач. Напряжение и нервозность стали запредельными.

Директор СБУ даже впервые позволил себе негативно отозваться о сотрудниках американской разведки, которые давно и прочно обосновались в его ведомстве.

«Мало того что среди них может оказаться очередной Сноуден. Американцы сами по себе болтливы, особенно на пенсии, – сказал он при последней встрече с подполковником. – Кроме того, мы не можем их ликвидировать так же просто, как, например, своих людей».

Федор Степанович второй день работал со всеми сразу. Напряженным оказался момент, когда команда собралась впервые. В глазах каждого можно было прочитать удивление, досаду, растерянность и даже страх. Ведь еще вчера никто из них не знал, кто еще занимается этой же темой.

Теперь Федор Степанович звонил всем по очереди, указывал адрес, время и место сбора. Сам он выходил из машины за квартал от дома, где планировалась встреча, и дальше шел пешком, перепроверяясь на предмет слежки. Он оказывался в квартире раньше подчиненных и на листках бумаги писал каждому задачи на следующий день. Когда сотрудники начинали подходить, подполковник указывал им место напротив планов и распоряжений, разложенных вниз текстом. Они в его присутствии писали отчеты о проделанной работе и проблемах.

Тихо играла музыка, сквозь которую прорывались голоса и смех. Эта запись была сделана на тот случай, если кого-то из соседей вдруг насторожит тишина, не свойственная квартире, в которой собралось много людей.

– Пожалуйста! – Хижнюк первым протянул отчет.

Этот человек по кличке Палач оказался в команде Федора Степановича не случайно. У сотрудника СБУ, имевшего юридическое образование, руки были по локоть в крови. Он наверняка знал, чем может закончиться для него утечка информации о работе группы. Морочко не исключал, что именно ему поручит устранение коллег после завершения дела. Но подполковник не сомневался и в том, что Палач тоже долго не проживет. Он уже приготовил для него яд и присмотрел место, где навечно упокоит тело.

Главное в том, что будет с ним самим. Не отправят ли и его вслед за всеми?

«Закончена работа по подбору второго кандидата. Летчик-снайпер, женат, двое детей. Возраст сорок три года. Родом из Ровно», – с трудом прочитал он строчки, написанные корявым почерком Палача, и усмехнулся.

Да, это почерк маньяка и убийцы. Жизнь в постоянном стрессе и страхе!.. Еще, наверное, и пальцы о чужие лбы переломал», – подумал подполковник.

– Что-то не так? – насторожился Палач.

– Все нормально, – успокоил его Морочко и дочитал: – «Ведется работа по выявлению контактов, родственников и друзей».

– Все? – Он поднял взгляд на Палача.

Тот кивнул. Федор Степанович уложил листок в папку и взял отчет Алексеенко, сидящего рядом с ним.

Этому сотруднику ставилась задача изучить кандидатуру диспетчера, предложенную Коломским. Парень отнесся к делу добросовестно. Почти весь лист был исписан мелким убористым почерком. Интересы, хобби, наклонности, вредные привычки и пристрастия. В перечне контактов и связей имелись и любовницы.

– Неужели им столько платят, что хватает даже на баб? – не удержался Морочко.

– У него такие партнерши, которые сами могут содержать кого захотят, – сказал Алексеенко. – Там данные на них, да и на мужей этих красавиц.

– Хорошо, что он такой любвеобильный, – заявил Федор Степанович, дойдя до того места, где было написаны имена и фамилии рогоносцев.

– И смелый, – добавил Алексеенко.

– Вижу.

Теперь подполковник знал, кого подставить в случае исчезновения диспетчера.

Он прочитал все отчеты, остался доволен, дождался, когда подчиненные изучат материал, предложенный им, и протянул руку.

– Давайте сюда.

Морочко сложил листки в папочку, поднял взгляд на Палача.

– Завтра у тебя самый ответственный момент. Это ключевая фигура.

Палач должен был напрямую поговорить с летчиком. Он умел это делать. Сотрудники СБУ готовили для этой акции два самолета – в Харькове и в Киеве.

– Я понимаю. – Палач кивнул. – Мы уже прощупали его. Как и в случае с первым кандидатом, очень нужны деньги.

– Они сейчас на Украине только мертвым не требуются, – заметил Федор Степанович. – Не скупись, соглашайся на любую сумму. Но он не должен знать, какую команду получит в последний момент. Ты должен вынудить его подписать документы на выполнение любого боевого приказа руководства страны.

– Теперь вы. – Подполковник посмотрел на Гордеева. – Ускорьте работу по созданию группы русских.

– Мы уже имеем кандидатов. – Гордеев переглянулся с Алексеенко. – Есть человек на роль командира российского спецназа, агент, который встретит его на нашей территории, и бойцы.

– Что нужно, чтобы собрать всех вместе?

– Один уже находится в зоне боевых действий, – сообщил Гордеев. – Это бывший подполковник российской армии, украинец Супруненко Тарас Васильевич, воюющий на нашей стороне. Его специально перебросили из одного подразделения в другое. За ним давно наблюдают наши люди. Не имеет желания служить. Держит его на войне только семья. Если он узнает, что его жена и ребенок уже в России, то наверняка попытается бежать. Теперь надо создать условия, чтобы Супруненко оказался в точке сбора.

– Позаботьтесь о доказательствах его связи с ГРУ.

– Не вопрос, – сказал Гордеев. – Готовы свидетельские показания, вещественные доказательства, фотографии.

– Отлично! – воскликнул Федор Степанович и потер руки. – Что еще?

– Он лишен возможности связаться с семьей. Вскоре у него окажется сотовый телефон. Мы вынудим его позвонить не только жене, но и на номера, нужные нам. Вызовы будут зафиксированы как в России, так и у нас. Это двойная гарантия успеха.

– Хорошо, действуйте.

– Есть!

– Значит, так, господа. – Морочко обвел всех взглядом. – Мы выходим на финишную прямую. От результата нашей работы зависит будущее Украины.

– Скажите, это ведь не наш проект? – неожиданно спросил Филонов.

– Вы должны знать лишь то, что говорю вам я! Впредь попрошу задавать вопросы лишь по существу.

Когда комната опустела, Федор Степанович встал из-за стола и подошел к окну. Его взволновал вопрос Филонова. Раз тот спрашивает, чья эта затея, значит, человека мучает страх. Конечно, его сейчас испытывают все, но у Филонова он, по-видимому, сильнее, чем у всех остальных.

Неужели он не понимает, что Украина никогда не решилась бы на такой шаг без команды из Америки? Зачем спросил? Ведь дураку ясно, что на такие авантюры способен только один режиссер. Им написан подробный сценарий, распределены роли.

Хотя никто не знает, что на самом деле задумали американцы. Полетное задание пилоту будет вручать представитель ЦРУ. Он же проведет последний инструктаж. К тому же неизвестно, какую задачу получит батарея, которую курирует Коломский. Может, летчик просто выполнит роль камикадзе, и в последний момент ракетчики произведут пуск по нему?

Федор Степанович развернулся от окна, подошел к музыкальному центру и нажал на кнопку. В комнате воцарилась тишина. Он вдруг отчетливо почувствовал, что за ним кто-то наблюдает. Подполковник даже понял, откуда именно. Из дальнего угла комнаты, к которому придвинут шкаф с книгами. По его спине пробежали мурашки.

«А если дело вовсе не в самолете? – подумал он. – Вдруг американцы собираются именно меня сделать агентом ФСБ и провокатором? Допустим, Палач не успеет устранить членов группы. Их арестуют, и они расскажут, как подполковник Морочко обманул их, заставил участвовать в подготовке диверсии. Я, как и Веселов, окажусь агентом москалей, цель которых – выставить Украину страной-провокатором в глазах международного сообщества. СБУ и спецслужбы США раскроют коварный замысел и предотвратят катастрофу. Или нет, не успеют! – Он ужаснулся. – А меня схватят после жуткой трагедии».

Назад: Глава 21. Роковая слабость
Дальше: Глава 24. Страшная правда

Загрузка...