Загрузка...
Книга: Равняться на Путина! (политический инсайд)
Назад: Патриотическая модель экономики Путина
Дальше: Наша политика — национал-прагматизм

Путин вернул великой нации чувство гордости

(из интервью Марин Ле Пен телеканалу “Евроньюс”, 1 декабря 2014 г.)

 

“Евроньюс”: “Марин Ле Пен, ваша партия лидирует среди оппозиционных движений, судя по рейтингам. Вы думаете об этом, когда смотритесь по утрам в зеркало?

Марин Ле Пен: Я готовлюсь провести демократические преобразования к следующим выборам. Это задача Национального фронта, каждый член движения ведет борьбу за то, чтобы мы смогли прийти к власти, внедрить в жизнь наши идеи. Мы мечтаем не просто об удержании власти, нет, мы хотим изменить ситуацию в стране.

«Евроньюс»: Когда вы начинали свою адвокатскую карьеру, вы, в том числе защищали иностранцев, не имевших четкого статуса во Франции. Вы, кажется, пытались воспрепятствовать тогда их высылке из страны. Куда делась та Марин Ле Пен?

Марин Ле Пен: Она никуда не делась. Следует понимать: иммиграция может на каком-то этапе стать разрушительной для страны. Но отдельные люди не должны расплачиваться за то, что было сделано руками политиков. Они-то, эти люди, не виноваты. Мы всегда говорили и говорим: мы не против приезжих, иммигрантов. Мы — против тех, кто открывает им двери.

«Евроньюс»: Вы призывает остановить “масштабную иммиграцию”. Но если перейти от слов к делу, что следует, по-вашему, делать с людьми, которые находятся во Франции без бумаг и разрешений? И с теми, кто лишь пытается приехать в Европу и спасти тем самым свою жизнь?

Марин Ле Пен: Пусть они возвращаются домой. Я здесь для того, чтобы отстаивать интересы французов. Да, разумеется, я понимаю страдания этих людей, но мы должны думать о последствиях. Кстати, примерно с позиций этой логики рассуждает и папа римский, когда размышляет о последствиях войн.

«Евроньюс»: Представим, завтра вы побеждаете. Вы были в Лампедузе, видели состояние, в котором прибывают в Европу беженцы. Одно дело — сказать: «Садитесь на судно и уплывайте!», и другое — посадить их на судно. Сможете пойти на это?

Марин Ле Пен: Вы были на Лампедузе?

«Евроньюс»: Да.

Марин Ле Пен: Значит, вы видели молодых, которые приехали в Европу в поисках работы. Им кто-то сказал: в Европе, мол, есть работа. Им кажется, здесь — Эльдорадо. Они в некотором смысле — жертвы лжи. Как и французы, которым говорят: давайте потеснитесь, тут у нас приезжим мест не хватает. Но тесниться нам уже некуда. Все места у нас заняты.

«Евроньюс»: Итак, вы планируете вывести Францию из ЕС и зоны евро. Но если Франция в одиночку откажется от евро, ей придется очень трудно!

Марин Ле Пен: Послушаете, не нагнетайте страх… страны, оставшиеся за пределами еврозоны, отлично себя чувствуют!

«Евроньюс»: Но они в зону евро и не входили…

Марин Ле Пен: По-вашему, для тех, кто вошел, другого выбора быть не может? Назад пути нет?

«Евроньюс»: Есть, но выйти из зоны евро трудно. Мы точно не знаем, трудно или нет: пока у нас нет прецедентов, опыта других стран.

Марин Ле Пен: Да, нас взяли, как подопытных кроликов, посадили в единый европейский дом, который мало похож на то, что нам обещали… А теперь говорят: “Ой, мы не продумали механизм выхода отсюда”. Это какая-то доморощенная политика, это просто несерьезно — не продумать механизм выхода из ЕС стран, которые не хотят оставаться в его рядах. Вы видите, что мы построили? Мы построили дом, напоминающий тюрьму? Всем входить — никому не выходить!

«Евроньюс»: Что думаете вы о людях, критикующих своих работодателей?

Марин Ле Пен: Это зависит от контекста. Если человек высказывает недовольство открыто, публично, то почему бы и нет? Критика может быть конструктивной, лояльной, так сказать…

«Евроньюс»: А что вы тогда делаете в Европарламенте? Ведь именно парламент обеспечивает вам большую часть ваших доходов, не так ли?

Марин Ле Пен: Вы это симпатично сформулировали, но неверно. Я не в штате! Я не в штате Евросоюза, я не сижу на зарплате ЕС. Я — депутат, за меня голосовал народ. Не весь, конечно, а лишь те граждане, которые считают, что Национальному фронту нужно больше мест в политических институтах, чтобы защищать людей от Евросоюза.

«Евроньюс»: Идеологически вы близки к Владимиру Путину?

Марин Ле Пен: Я разделяю частично взгляды Путина на экономику. Это совершенно точно, и это не вчера началось. Национальный фронт не менял своей позиции по этому поводу. Мы с самого начала приветствовали приход власти, которая взяла под контроль аппаратчиков и занялась становлением экономического патриотизма.

«Евроньюс»: Вы говорили, что в некотором смысле восхищаетесь этим человеком?

Марин Ле Пен: Да, восхищаюсь его самообладанием. ЕС под давлением США, отыгрывающих собственные интересы, навязал ему холодную войну, и с этим нелегко справляться. Я также восхищаюсь тем, что он сумел вернуть великой нации, которая подвергалась и унижениям, и преследованиям в 70-е годы, чувство гордости и радость жизни. Так что да, я думаю, на некоторые вещи в России нужно смотреть оптимистично, на другие — непредвзято.

«Евроньюс»: Хорошо, давайте поговорим о неоднозначных вопросах. Белоруссия, Сирия, Венесуэла и Афганистан наряду с Россией признали политический статус Крыма. А вы? Вы одобряете аннексию?

Марин Ле Пен: В период, когда проводился референдум, на Украине не было легитимной власти. Там был путч.

«Евроньюс»: Ну, Виктор Янукович сам ушел … его никто не вынуждал. Он сбежал.

Марин Ле Пен: Разумеется, не вынуждали… вот только нож к горлу приставили. Думаю, если бы он остался, его бы уничтожили. Так что я думаю, что референдум был организован в условиях, которые трудно опротестовать. И желание Крыма присоединиться к России также довольно трудно опротестовать. В свое время передача полуострова Украине была проведена без учета воли Крыма.

«Евроньюс»: Но Украина Крым не воровала! Полуостров подарил Украине Хрущев.

«Евроньюс»: Да, это был подарок. Подарок… Но я думаю, что Крым не вернулся бы к России, если бы Украина и ЕС не давили так сильно, требуя признать правительство, которое было совершено незаконным. ЕС совершил большую ошибку. Тем более, что в это правительство вошли и весьма нежелательные фигуры. Там есть откровенные наци.

«Евроньюс»: Говорят, они есть и в вашем окружении?

Марин Ле Пен: Вы, надеюсь, шутите? Когда я говорю “нацисты” применительно к Украине, я имею в виду нацистов с нацистским флагом. История все расставит по местам. Я вижу, что для вас есть приемлемые нацисты, если речь идет об украинцах, и остальные — злобные нацисты. Я слышала, что порой власть давит на людей, ожесточает их. А вот в Киеве власть сбрасывает на людей снаряды. И никого это особенно не трогает.

«Евроньюс»: Вы поддерживаете или нет формирование коалиции против движения «Исламское государство»?

Марин Ле Пен: Я бы хотела знать, насколько эта коалиция эффективна. Хотела бы знать, кто в нее входит. Быть в одной коалиции с Катаром или Саудовской Аравией, к примеру — явно не для меня, потому что эти страны финансировали исламских фундаменталистов. Так что объединиться с ними в коалицию — это просто безумие.

«Евроньюс»: То есть не будем трогать джихадистов?

Марин Ле Пен: Я не говорю, что нужно их оставить в покое. Но почему бы тогда не бороться и с движением «Исламское государство» в Сирии? На это нам говорят: нет, это может помочь режиму Башара Асада.

«Евроньюс»: В Сирии нужно бороться?

Марин Ле Пен: Разумеется, в Сирии, но с согласия сирийского правительства.

«Евроньюс»: То есть вы защищаете суверенитет Сирии, но не Украины? Мы знаем, что Катар помогает движению “Исламское государство” и также прекрасно знаем, кто помогает сепаратистам на Украине, не так ли?

Марин Ле Пен: Позвольте… Когда это говорят американцы, я сомневаюсь, с вашего позволения. Я ставлю под сомнение все, что говорят американцы. Вам ясно? Все, что говорят американцы, нужно воспринимать с осторожностью.

«Евроньюс»: Заканчивая интервью, попрошу вас описать кратко вот этих четырех человек. Франсуа Олланд?

Марин Ле Пен: Обманчивый рохля!

«Евроньюс»: Ангела Меркель?

Марин Ле Пен: Железная леди!

“Евроньюс”: Жан-Клод Юнкер?

Марин Ле Пен: Тот еще лицемер!

«Евроньюс»: Барак Обама?

Марин Ле Пен: Разочарование…

Назад: Патриотическая модель экономики Путина
Дальше: Наша политика — национал-прагматизм

Загрузка...