Загрузка...
Книга: Равняться на Путина! (политический инсайд)
Назад: Путин — влиятельный человек на геополитической арене
Дальше: Мы разделяем с Путиным одни ценности

Путин вернул российскому народу чувство собственного достоинства

(интервью Луи Алио, вице-президента партии «Национальный фронт» и гражданского мужа Марин Ле Пен, польскому изданию «Rzeczpospolita», 25 марта 2014 г.)

 

Rzeczpospolita: Кремль обвиняет украинское руководство в фашизме, а одновременно хвалится тем, что крайне правые партии, например, «Национальный фронт» поддерживают аннексию Крыма. Вы не считаете это парадоксальным?

Луи Алио: В украинском руководстве оказались никакие не фашисты, а нацисты! Я знаю их программу: восхваление Третьего рейха, смерть евреям. Лучше некуда! И именно на них в переходном правительстве возложена ответственность за все военные базы на Украине. Ситуация очень опасна, я вас уверяю: это вовсе не пацифисты. Но для ЕС все те, кто соглашается с Брюсселем и служит его геополитическим интересам, — это хорошие нацисты, а те, кто с ним не соглашается, как мы, — плохие. Учитываются лишь интересы узкой прослойки европейской номенклатуры, а не историческая правда и основополагающие принципы закона.

— Разве не Владимир Путин разжег открытый конфликт на Украине, оккупировав Крым?

— Вернемся к началу: этот конфликт разжег Евросоюз. Ведь соглашение об ассоциации с Украиной можно было разработать таким образом, чтобы оно учитывало, в том числе российские интересы. Между тем Брюссель вынудил Украину выбрать одну сторону, судя по всему, тайно надеясь, что склонит этим украинцев вступить также в НАТО. Мы считаем, что это абсолютно бессмысленно: ведь одновременно с исчезновением советской угрозы Североатлантический альянс также утратил смысл своего существования.

— Но ведь не украинцы заняли часть России, а россияне — часть Украины.

— Крым — это бывший русский регион, который был подарен Украине. Всем известно, что население там русофильское и русскоязычное. Однако до настоящего времени работал джентльменский договор: у российской армии там была своя база, а благодаря ей — выход в Босфор и Средиземное море. Но когда россияне почувствовали, что под угрозой оказался их флот, их стратегические интересы, они стали действовать. Американцы говорят, что Путин нарушил международное законодательство. Но он нарушил его в гораздо меньшей степени, чем США, когда они вопреки резолюции Совбеза ООН заняли Ирак.

— Однако Путин может занять и другие регионы Украины, сделав это при помощи французских вооружений, в том числе десантных кораблей типа «Мистраль». Их поставку не следовало бы прекратить?

— Вы шутите? Я опущу тот факт, что Россия уже за них заплатила, и что аннулирование контракта ударило бы по репутации Франции. Самое главное: как это было бы лицемерно — продавать оружие Саудовской Аравии с одной стороны и критиковать Россию с другой. Мне это кажется абсолютно несовместимым.

— «Национальный фронт» поддерживал Кремль задолго до того, как начался украинский кризис. В прошлом году Марин Ле Пен принимали в Думе с почестями, достойными главы государства. Откуда взялась такая симпатия к режиму Путина?

— Путин ставит на первое место стратегические интересы России, точно так же, как мы — стратегические интересы Франции. Это нас объединяет. Мы также полагаем, что Франции выгодно поддерживать сбалансированные отношения с Россией, США, Китаем, а не лебезить по любому случаю перед Америкой. С этой точки зрения можно даже сказать, что мы голлисты. Губернатор Ленинградской области рассказывал нам, что у России было больше контрактов с Францией в сталинские времена, чем сейчас. Это невообразимо! Ведь Путин — не Сталин! А мы вразрез нашим геостратегическим интересам превратились в придаток Соединенных Штатов.

— Но Путин задушил зарождавшуюся российскую демократию. Вы не видите в этом проблемы?

— Возможно, Путин не в полной мере следует принципам демократии, но я бы не сказал, что во Франции лучше: ведь вопреки результатам референдума наши власти протащили Лиссабонский договор. Разве это не пренебрежение к воле французского народа? Если кто-то хочет обвинять Путина в диктатуре, пусть сначала перестанет торговать с Китаем, Саудовской Аравией, Катаром. Путин вернул российскому народу чувство собственного достоинства, а России — причитающееся ей место в геополитической мировой структуре. Россияне лишились всего после падения Берлинской стены, драматического периода правления Ельцина, присвоения олигархами доходов от продажи нефти и газа. Путин просто навел в доме порядок.

— Разве заодно он не уничтожил прав меньшинств, в том числе гомосексуалистов?

— Он остается одним из последних в Европе защитников иудео-христианских ценностей, которые легли в основу нашей цивилизации. Православная церковь занимает в России очень сильную позицию. Она завоевала авторитет, которым не обладает у нас церковь католическая. А это очень важный связующий элемент для народа. Мы не выступаем против гомосексуализма, который существует испокон веков. Пусть каждый в своей личной жизни делает, что хочет. Однако не обязательно во имя гомосексуализма спокойно принимать все подряд: пропаганду, демонстрации на улицах. Мы сами выступали во Франции против гомосексуальных браков.

— Через несколько недель состоятся выборы в Европарламент. Ваша поддержка Путина вам не помешает?

— Французам настолько надоела Европа, уничтожение нашего сельского хозяйства, подчинение нашего бюджета другим евространам, сам Франсуа Олланд, что украинский кризис не окажет на результат этих выборов особого влияния. Мы выйдем из них победителями и станем самой большой партией Франции.

Назад: Путин — влиятельный человек на геополитической арене
Дальше: Мы разделяем с Путиным одни ценности

Загрузка...