Загрузка...
Книга: Наследство в России. Игра по правилам и без
Назад: Корни и крылья
Дальше: Глава 7 Немного о трастах, рисках и судебной системе в России

Зачем владеть? Интересы и ценности

Родовой бизнес, который сохранялся в Европе многими поколениями, процветает, как правило, в «традиционных областях» – производство фарфора, вин, коньячные дома, фермерские хозяйства, гостиницы.

Вопрос, который сейчас наиболее актуален для большинства предпринимателей, – зачем владеть? Здесь есть два принципиальных подхода – ценности и интересы. Для одного типа предпринимателей бизнес – это способ получения денег, они испытывают интерес именно к денежным потокам, и это главное. (Интересно, что в английском языке слово interest – это не только интерес, но и процент. Вопрос «сколько интереса приносит вам ваш капитал?» означает: «сколько процентов приносит вам ваш капитал»?) При этом бизнесмен озадачен скорее прагматичными, материальными аспектами собственного бизнеса. Он не занимается философскими вопросами, проблемами корпоративной культуры, не решает высоких социальных задач. Для него бизнес – это способ получения обезличенной массы, называемой «деньги». Успех для такого бизнесмена, как в игре, – набрать большее количество очков. И он понимает, что дело – это его игра и что игра зависит от него, а не наоборот. Он не «анимирует» свой бизнес, то есть не наделяет его «душой» (греч. Ψυχῆ (анима) – душа). Он не испытывает иллюзий, будто бизнес живет отдельной от него жизнью. Он всегда помнит, что цель коммерческого предприятия – извлечение прибыли. Все остальное – вторично и относится уже не к целям, а к правилам этой игры. Такие бизнесмены, назовем их условно «левополушарными», не склонны к долгосрочному фантазированию по поводу того, что будет, когда их не станет, и каким будет мир к 3000 г. Такие бизнесмены, в силу конкретности своего мышления, не склонны видеть собственную игру с извлечением финансового результата как родовой бизнес, для них это абстракция, не наделенная жизнью. Для них дети – это совершенно отдельные от них существа. И они оставляют своим детям деньги, предоставляя им тем самым полную свободу выбора. На деньги можно купить все, твердо знают они. Эти люди верят в наличие систем как правил игры, часть из них они устанавливают сами, другие уже созданы государством и рынком. Они верят в то, что западная, условно «посткапиталистическая» – система бизнес-институтов когда-нибудь приживется и в России. Старея и задумываясь о будущем своих детей, они учреждают трасты, диверсифицируют имущество, берут наемного управляющего.

Бизнесмены второго типа – в гораздо меньшей степени индивидуалисты. Они привыкли жить в коллективе, их всегда окружают люди, о которых надо заботиться. Они думают о будущем не только своих детей, но и внуков и правнуков, и «12 колен израилевых» для них не метафора – они действительно «видят» на 12 поколений вперед, доверяя своему чутью и прислушиваясь к приметам. Это эмоциональные люди, способные увлечь, загореться идеей, основать династии, заинтересовать и приобщить к общему делу детей, внуков, родственников. Они верят в родовой бизнес, поскольку верят в семью и в дело, которое их переживет. И то, чем они занимаются, – это именно дело, ведь оно конструктивно, имеет четкую позитивную направленность, и продукт этого дела нужен людям. Бизнес для таких людей – это детище, и они говорят о нем, как о чем-то живом, отдельно существующем. Для них действительно много значат слова «социальная ответственность» и «этика». В их жизненной философии есть идея служения идеалам и ценностям. Такое мировоззрение ближе к российской купеческой культуре, которая была связана с православной этикой. Эти люди иногда склонны рассуждать об особом пути России и критиковать западные идеалы, говоря «что русскому хорошо, то для немца смерть», как, собственно, и наоборот. Известно, что западный, капиталистический уклад во многом был основан на протестантской этике, где зарабатывание денег считалось богоугодным делом, тогда как в России отношение к богатству было более сложным.

Что же кроется за ценностями и интересом? Ценности – это нечто, впитанное с молоком матери, что сложно вербализировать. Как правило, ценности неразрывно связаны с эмоциями. Сейчас принято говорить об эмоциональном и социальном интеллекте в противовес традиционному «рацио». Ценности – это некие краеугольные камни организации личности, и если эти ценности задеваются, мы реагируем резко, эмоционально и готовы бороться за них. Например, мы не можем спокойно улыбаться в ответ тому, кто неуважительно отзывается о нашей матери. Часто ценности связаны с подсознательным уровнем, и мы о том, что является для нас действительно ценным, узнаем только тогда, когда эти ценности оказываются под угрозой.

Семейный бизнес по определению связан с семьей и родом. Бизнесмен, для которого семья не является высшей ценностью, не будет даже задумываться о семейном бизнесе. Все просто – нет семьи, нет и семейного бизнеса. Семья в данном контексте – как внутреннее состояние «семейности» основателя. Как в песне: «…если у вас нету тети, ее вам не потерять». В семейном бизнесе, например, неудачный брак – это крах, в то время как в обычном частном бизнесе развод, напротив, может привести к подъему, поскольку хозяин будет больше времени проводить на работе. Все собственники семейного бизнеса, не задумываясь, ставят семью на первое место.

Понятно, что оба приведенных типа предпринимателей – это всего лишь модель, попытка выделить определенные закономерности, и в «чистом виде» подобный персонаж в жизни не встречается. Равно как условным является деление этих типажей на движимых только коммерческим интересом и движимых стремлением получить различные ценности. Но вот что интересно: когда эти два мировоззрения сталкиваются в рамках одного предприятия, точнее в рамках партнерского бизнеса, то возможен не только конфликт, но выход партнеров из дела и даже развал предприятия.

Сложно, когда родовой семейный бизнес сталкивается с драматическими переменами и остро встает вопрос о его дальнейшей судьбе. Что такое продать семейный бизнес, существующий не одно поколение, нам пока непонятно в силу нашей истории. Но в мировом деловом сообществе есть династии, которые через это прошли. И ответы были разные. Продажа семейного бизнеса – это предательство семьи? Или это оправданное хозяйственное решение?

Есть два основных пути развития бизнеса – это привлечение акционерного капитала (большого числа собственников) либо привлечение заемных средств (например, в виде облигаций). Есть еще, конечно, путь развития за счет заработанного капитала, но обычно это очень медленный путь. По словам К. Бендукидзе, в России слово «собственник» имеет смысл в единственном числе… Семейный бизнес – это путь сохранения контроля управления в рамках одной семьи. Как ни парадоксально, но в этом смысле бандитский бизнес – это своеобразная «мутировавшая» форма семейного бизнеса: бизнес контролирует группа людей, связанных буквально «семейными» узами – у них общие ценности! Действительно, подобная «семья» строится на четких принципах, разделяемых всеми ее членами. Бизнес обеспечивает интересы семьи, и нет необходимости в особой прозрачности и открытости. Но пока в России есть тенденция к развитию «бандитского» бизнеса, говорить о семейном бизнесе вроде как неактуально и немодно. И не только поэтому.

На самом деле в России огромное количество партнерского бизнеса. И партнерский бизнес не вечен, рано или поздно на смену или в помощь одному из партнеров приходит его семья либо просто встает вопрос о выкупе доли… Сейчас, когда история российского предпринимательства соизмерима с «правлением» одного поколения в бизнесе, вопрос «зачем владеть?» звучит весьма современно.

Анна Осипова, бизнес-консультант, психолог

Назад: Корни и крылья
Дальше: Глава 7 Немного о трастах, рисках и судебной системе в России

Загрузка...