Загрузка...
Книга: Откройте форточку! Как впустить новые возможности в свою жизнь: Книга-тренинг
Назад: 1. Жизненный опыт и дефицитарное мышление
Дальше: Как стереотипы управляют нами, или Круговорот дерьма в природе

Правота и как с ней «быть или не быть»

Каждый человек по-своему прав.
А по-моему — нет!

Михаил Жванецкий

Ни одно животное не додумается отстаивать свою правоту и ввязываться в дебаты за идею. Умирать за лозунги — чисто человеческая прерогатива. Если уж в нашей природе заложен механизм того, чтобы настаивать на своем, выигрывая и теряя, то давайте разберемся, где в нас сидит этот таинственный «моторчик» и какая кнопка его включает.

Где спрятан капкан правоты?

О чем мы спорим? На чем основано наше восприятие справедливости, толкающее на борьбу за нее? Как так получается, что каждый ищет доказательства своей правоты, как будто, если он окажется неправ, его тут же повесят?

Мы живем в рамках соглашений — в первую очередь касающихся того, что правильно, а что — нет. Как у Маяковского: «Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха: «Что такое “хорошо”? И что такое “плохо”?»

Идеалы, или интроекции, — это мысли, выводы и идеи авторитетов, «проглоченные» в детстве и в более поздние годы. Термин «интроекция», взятый из гештальт-терапии, придуман Фридрихом Перлзом в середине прошлого века и используется для описания ситуации, когда чьи-то мнения и оценки принимаются без разбора, когда взрослый человек безропотно впитывает знания от окружающих подобно тому, как маленький ребенок сосет и проглатывает молоко матери. Преимущество такого поведения — отсутствие необходимости брать на себя ответственность за то, во что верит человек. Подобное поведение не требует усилий, поскольку позволяет сослаться на других: «я слышал, что…», «мама мне говорила…», «в газете написано…», «я лично видел передачу по телевизору, в которой ведущий цитировал…».

Сталкиваясь с событиями и людьми, мы неосознанно пользуемся интроекциями для выживания. Понятно, что двухлетнему малышу нельзя выходить из комнаты через окно, это опасно для жизни. Однако пожарный должен будет в процессе обучения своей рискованной профессии пересмотреть усвоенные ранее стереотипы и сделать новые выводы. В экстремальных ситуациях выход через окно даже с двадцать пятого этажа с целью спасения жизни будет необходим и оправдан (при условии использования спецсредств, разумеется).

Как правило, к семи годам каждый из нас напичкан интроекциями и верованиями по уши. Далее эта база остается практически неизменной, и весь дальнейший опыт лишь наслаивается на нее. Встречаясь на жизненном пути с другими людьми, мы примеряем на них усвоенные стандарты и неосознанно требуем подчинения им. Поведение, выходящее за рамки заложенных шаблонов, вызывает гнев. Этот гнев включает «кнопку» нетерпимости и требовательности под названием «Я — прав!».

Старые убеждения часто приходится проверять на свежесть и съедобность. Если убеждение нам полезно, мы оставляем его, а неэффективное убеждение можно «сплюнуть», освободившись от лишнего груза.

Неосознанные интроекции используются в качестве строительного материала для создания идеалов и стандартов. А вот убеждения осознанные, проверенные на пригодность, превращаются в наши ценности.

Отстаивание того, что для нас по-настоящему ценно, того, что мы доказали своим опытом, побуждает нас быть настойчивыми и дает почувствовать, что мы на верном пути. Такая позиция качественно отличается от требовательности к другим, основанной на стандартах, стереотипах и идеалах, полученных по наследству. Но и она будет заведомо неприменимой к другим, так как у них иной опыт и жизненный сценарий. Так что единственно верного решения нет.

Идеалы и стандарты

Нам, людям, свойственно подгонять реальность под идеалы. Вряд ли кто-то наблюдал, как собаки, принюхавшись, вдруг отворачивались со словами: «Тьфу, ты не соответствуешь моим идеалам». А вот мы, люди, постоянно сравниваем со своими иллюзиями партнеров, родных и близких, сотрудников и вообще всех, кто на свою беду попадается нам на глаза. Причем сравниваем не в их пользу.

Муж сравнивает свою жену с идеалом, не имеющим никакого отношения к ней. Иногда с любовницей, «временно исполняющей обязанности» идеала. Учитывая, что с любовницей он встречается в гостиницах, где у женщины нет необходимости готовить 3–5 раз на день еду, стирать и убирать, мельтеша в застиранном исподнем, старом халате и стоптанных домашних тапочках, сравнение, мягко выражаясь, некорректно. Вот наглядный пример.

* * *

Несколько лет назад я (М. Х.) выступал в качестве эксперта по конфликтам в супружеских отношениях на телевидении. Обычно на мою передачу приходили пары, которые затруднялись самостоятельно решить психологические проблемы. Я их выслушивал и «не отходя от кассы» провоцировал на эксперименты экспрессивно-терапевтического характера. Люди приходили разные. Иногда их проблемы явно были придуманы — они просто мечтали засветиться на экранах телевизоров.

Однажды пришли двое. Он — 40-летний кадровый военный с «пивным» животом. Она — 28-летняя невзрачная домохозяйка. Детей у них не было. Он был женат на другой и «воспитывал» ребенка-подростка. Время от времени он возвращался к своей законной жене, а через месяц-два — снова переезжал к теперешней. Банальная и, к сожалению, типичная история российских провинциалов.

По их собственным словам, их проблема состояла в том, что она никак не могла ему простить эти перебежки, которые к тому времени уже два года как прекратились. Она «пилила» его, а он обижался — как же так, он ведь в конце-то концов остановил свой выбор на ней!

Я попросил его придумать метафору нынешней гражданской жене, с которой он сидел рядом в телестудии. Он, наверное, впервые в жизни повел себя спонтанно и, оставив обычную замедленную манеру речи, выпалил: «Первая жена — красивые туфли, которые мне приходилось поневоле делить с другими хозяевами. А эта жена — уютные, теплые, стертые и старые домашние тапочки, которые принадлежат только мне».

Когда я поинтересовался у «нынешней жены», каково ей слышать такое сравнение, она с широкой довольной улыбкой ответила: «В домашних тапках ходят чаще, они нужнее, к ним возвращаются».

* * *

Идеалы порождают длиннющий список конкретных стандартов, сформулированных в основном с частицей «не»: не курить, не пить, не бить, не плеваться, не домогаться секса чаще раза в месяц… Позитивная интонация слышится редко: приносить зарплату домой, дарить цветы на 8 Марта и по праздникам, говорить «здрассссссь» двоюродной тете. Все это база для тотальной правоты — во всех сферах и на все случаи жизни. А теперь пойди попробуй сразиться в неравном бою с километровыми перечнями требований и претензий! Фиаско гарантировано, как и победа того, кто эти требования выдвинул.

Другой вопрос — ценности, которым мы привержены. Вроде бы одно и то же, но при проверке обнаруживается иная глубина, например: здоровье, самореализация, финансовый статус, любовь, семья, друзья, общение, личностный рост…

Болезненная симптоматика

Если отставить в сторону желание выглядеть красиво, можно легко обнаружить стремление быть правым на протяжении всего того времени, что вы себя помните. Стоит обратить внимание на парадоксальную закономерность: когда дела идут не по плану, ощущение собственной правоты резко усиливается. За свою правоту люди платят самым изощренным способом. Вот несколько примеров.

* * *

Топ-менеджер крупной компании часто отпрашивался с работы. У него родился ребенок-инвалид, и этот факт он считал необходимым любой ценой скрывать. Из-за многочисленных и сложных операций ребенка он пропускал важные деловые встречи и переговоры, однако причину пропусков не объяснял. Он тратил громадное количество энергии на то, чтобы «не выносить сор из избы» и тщательно скрывать свою личную драму. Вскоре его уволили за некорректное сомнительное поведение. Но он был настолько «прав», что даже после увольнения, оставшись безработным и в конечном счете без средств к существованию, не открыл истинную причину своих поступков.

* * *

Одна женщина в детстве мечтала выйти замуж за умного, красивого и богатого парня, чтобы заботиться о нем и детях и украшать собой его жизнь. Эта картина мира была чистой, невинной и радостной, пока она не рассказала о ней своей маме.

Маму эти планы отнюдь не порадовали. Она, пылая праведным гневом, крикнула: «Ты что, захотела “содержанкой” стать? Мужчины содержанок ни во что не ставят, относятся к ним как к половым тряпкам, вытирают о них ноги. Все содержанки находятся в рабстве у мужчин, выполняют все их прихоти и своего не имеют. Жить на всем готовеньком может каждый, а ты попробуй добиться чего-то в жизни своим трудом. Я думала, что ты хочешь стать человеком с большой буквы, а ты мечтаешь быть пустышкой. Мечтай лучше о высшем образовании и думай, как стать независимой. И плевать на мужиков!»

Так мамино отношение к мечтам дочери способствовало выводам, которые воплотились в ее жизненном сценарии. «Мужчины в моем внутреннем мире из желанного объекта превратились во врагов, от которых нужно бежать. Я целенаправленно выбрала в мужья бедняка, чтобы совместно с ним нажить имущество и чтобы у него даже шанса не было попрекнуть меня в чем-то», — рассказывает она.

* * *

Наиболее фанатичными в доказывании правоты люди становятся, когда речь заходит о самой сильной их боли. Принятие того факта, что все мы уязвимы, делает нас равными и дает возможность проявить к окружающим сострадание, любовь и принятие. Тогда открывается возможность выбора — продолжать традицию причинения боли окружающим или сложить оружие и перейти к диалогу равных.

Вот некоторые убеждения-категоризмы: «Я должен», «Я обязан», «Мне нельзя», «Я не имею права». Рассуждайте о своей жизни, начиная предложения подобным образом, и упадок энергии, чувство вины и тяжесть на душе вам обеспечены. Если хотите гарантированно поссориться — начинайте фразы так: «Ты должен», «Тебе строго запрещено», «Ты не имеешь права», «Ты всегда», «Ты никогда». Если вы часто употребляете подобные обороты, то знайте, что инфицированы правотой.

Избавляемся от лишнего

Закончите фразы из списка «проглоченных убеждений». Перед каждой следующей интроекцией сделайте короткую передышку в буквальном смысле слова — 2–3 медленных осознанных вдоха и выдоха. Обратите внимание на ваши сенсорно-эмоциональные реакции, помечая их в рабочей тетради.

Умный мальчик (девочка) должен (должна) __________________

Человек моего положения должен ____________________

Когда я злюсь, я обязан ____________________

Хороший родитель должен ____________________

Когда я влюбляюсь, мне нельзя ____________________
и я должен (должна) ____________________

Относительно своих желаний мы не имеем права ____________________

Молодые по отношению к старшим обязаны ____________________

Старшие по отношению к молодым должны ____________________

Выбирая профессию, необходимо ____________________

Вам, возможно, удастся осознать факт интроекции по тому, как вы реагируете на него. Всякий раз, перенося на себя подобные чужие ожидания, можно почувствовать напряжение в теле или даже боль.

Обнаружив интроекцию, вам будет легче принять приемлемое и отвергнуть лишнее, взяв на себя ответственность за идею-интроекцию путем замены «должен» выражением «я выбираю» или «я хочу».

Возможно, вы знаете человека, который постоянно говорит, что не прав. Может, это ваша мама, бабушка или родная тетя? Вечно соглашающиеся: «Ты права, а я опять не прав» — это обычно люди с заниженной самооценкой. «Я прав» — форма выживания, а «Я не прав, а ты прав» — еще более изощренная правота.

Мы автоматичны в своих реакциях, но способны осознавать их: «Ага, это включился мой автомат, я опять доказываю, что я прав. Я уже давным-давно понимаю, что не прав, но буду доказывать, что я прав, особенно если передо мной женщина. Мужчины всегда правы в споре с ними». Так работает автомат у мужчин, считающих женщин слабым полом. У женщин автомат работает точно так же. «Конечно же, он, идиот, думает, что прав. Какие же все мужики упрямые и недалекие! После его смерти я напишу на его памятнике: “Он, слава Богу, умер правым!”» Как вы можете догадаться по этому поэтическому примеру, эта женщина тоже права.

Назад: 1. Жизненный опыт и дефицитарное мышление
Дальше: Как стереотипы управляют нами, или Круговорот дерьма в природе

Загрузка...