Загрузка...
Книга: Лаврентий Берия. О чем молчало Совинформбюро (гроссмейстеры тайной войны)
Назад: Глава 7 Белорусские националисты: хотим как у остальных
Дальше: Приложение 3

Беларусь послевоенная

Жизнь в первые мирные годы (после освобождения территории от немецко-фашистских захватчиков) в западных областях Белоруссии сложно назвать спокойной. Один из дальновосточных чекистов, вспоминая свою работу в органах госбезопасности, скромно и лаконично написал:

«В 1944 году меня направили в Западную Белоруссию для участия в мероприятиях по ликвидации националистических банд. В течение двух лет на территории Западной Белоруссии принимал активное участие в боевых операциях, неоднократно с боем брал схроны, выбивал бандитов из деревень и хуторов.

Трудное это было время…»

Так же немногословен его белорусский коллега Петр Барышев, который стал чекистом летом 1944 года:

«Те, послевоенные годы спокойными никак не назовешь. По лесам прятались банды «лесных братьев», дезертиров, недобитых полицаев и „аковцев“. Особенно много их было в Западной Белоруссии, на границе с Польшей и Литвой. Бандиты не давали организовывать колхозы и совхозы, убивали активистов и их семьи, устраивали настоящую охоту за советскими работниками. Враг был жестокий, опытный, коварный…»

Время действительно было суровое. По официальным данным КГБ Республики Беларусь:

«В 1944–1953 годах в результате проведения чекистко-войсковых и оперативных мероприятий было ликвидировано 2138 банд, которые насчитывали свыше 30 тысяч человек.

Самоотверженно и геройски действовали сотрудники органов государственной безопасности при ликвидации бандитизма в Белоруссии. Многие из них пали смертью храбрых. В Музее КГБ Республики Беларусь есть стенд с фамилиями чекистов, имена которых навечно вписаны в летопись борьбы с бандитизмом».

С кем же сражались чекисты? Не только с «лесными братьями» и коллаборационистами, но и с теми, кто не желал служить в Красной армии. Например, по утверждению белорусского журналиста Василия Матоха, на территории республики 170 тысяч человек скрывалось от призыва в Красную армию. Цифра явно завышена, но вступивших в конфликт с законом жителей республики было действительно много. Причем многие из них совершили не одно, а множество преступлений.

По данным Отдела по борьбе с бандитизмом НКВД СССР, «выявленных дезертиров и тех, кто уклонился от службы в Красной армии» в Беларуси: «в 1943 году: дезертиров – 755 человек, кто уклонился – 333 человека; за первую половину 1944 года соответственно 2396 и 902; всего – 4406 человек».

Большинство банд дезертиров действовали автономно и в течение нескольких месяцев были ликвидированы правоохранительными органами. Оставшиеся на свободе пополнили ряды оперировавших в республике банд «аковцев» и «лесных братьев».

По подсчетам польских исследователей, летом 1944 года численность бойцов Армии Крайовой (АК) составляла около 380 тыс. человек; на территории Белоруссии в вооруженные отряды Полесского, Новогрудского и Виленского округов АК входило около 20 тыс. человек, еще около 40 тыс. действовало в конспиративной сети. Противник сильный и очень коварный. В качестве примера процитируем фрагмент «Справки о проведенных войсковых операциях в период ликвидации бандитских групп с участием 97-го пограничного отряда, 136-го полка внутренних войск, оперативными группами НКГБ с участием местного партийно-советского актива…», которая датирована 15 января 1945 года.

«…В ходе проведения оперативно-войсковых операций с целью ликвидации бандитских групп с 17 по 29 декабря 1944 г. …убито 16 и арестовано раненными 6 бандитов.

В ходе операций у бандитов изъято из тайников, подобрано на поле боя, изъято при арестах оружия и боеприпасов:

пулеметов – 5; автоматов –7; карабинов – 40; пистолетов – 4; ручных гранат – 19; различных боеприпасов – 3047; ракетниц – 1; ракетных патронов – 30; взрывчатых веществ – 16 кг; детонаторов – 100 штук; бикфордова шнура – 50 метров; магазинов для ручных пулеметов и автоматов – 14 штук; радиоприемников – 3 штуки; радиопередатчиков – 1.

7 декабря 1945 года была проведена еще одна войсковая операция по ликвидации бандитских групп в Рудницкой пуще.

В ходе ликвидации было убито 106 бандитов. Бандиты применяли коварные формы борьбы с войсковыми подразделениями Красной армии – переодевались в форму солдат и командиров Красной армии. В ходе ликвидации бандитской группы в Рудницкой пуще 7.01.1945 г. было установлено, что среди 106 трупов бандитов один бандит был одет в форму майора Красной армии, другой – в форму лейтенанта и 20 – в форму солдат Красной армии. Конфискована также оружие и амуниция:

пулеметов – 1, автоматов – 2, карабинов – 29, пистолетов – 1, патронов – 3 тыс.; взрывчатых веществ – 8 кг; радиостанций – 1…»

Так же активны были в этом регионе украинские националисты, вошедшие в историю под именем «бандеровцев». Очень серьезный и коварный противник советской власти. К лету 1944 года численность вооруженных формирований ОУН-УПА на территории Белоруссии достигла отметки 12–14 тыс. человек. «Некоторые районы Брестской, Пинской и Полесской областей были подконтрольны оуновцам, активность борьбы которых в некоторой степени определялась нежеланием части местных жителей установления здесь советской власти». В период с 1944 по 1946 год ОУН-УПА совершили на территории Белоруссии 2384 диверсии и террористических акта, в результате которых погибло 1012 человек, в т. ч. 50 сотрудников НКВД, 8 офицеров, 28 солдат и сержантов Советской армии, 171 партийный и советский работник, 298 гражданских лиц. Ответные меры также были жестокими. Только в результате проведения в Брестской и Пинской областях с 15 февраля по 20 апреля 1945 года чекистко-войсковой операции по ликвидации банд УПА было разгромлено 33 вооруженных группы и отряда, убито 98 и арестовано 3808 человек, 55 человек сдалось в плен.

А в северо-западных районах Белоруссии действовали отряды литовских «лесных братьев».

Вот такое «белорусское» национально-освободительное движение.

Причем каждая из указанных выше сил действовало самостоятельно. Политические и национальные конфликты мешали их объединению. С украинцами поляки конфликтовали из-за пограничных земель Волыни и Полесья, с литовцами – из-за Вильно и Виленского края. Со своей стороны, Вильнюсом интересовались и белорусы.

Власти не собирались мириться с подобным положением дел и регулярно проводили крупномасштабные антипартизанские операции. Вот фрагмент одного из отчетов, направленного Лаврентием Берией руководству страны 17 сентября 1945 года:

«Всего за время проведения операций с июля 1944 года по 1 сентября 1945 года НКВД Белоруской ССР арестовано и задержано 97 094 человека, в т. ч. бандитов – 6514, бандпособников – 1036, членов антисоветских организаций – 651, немецких пособников и другого антисоветского элемента – 6141, дезертиров и уклонившихся от службы в Красной армии – 82 752. Убито 3232 бандитов, дезертиров и других антисоветских элементов.

Кроме того, явились с повинной 698 бандитов, 48 188 дезертиров и уклонившихся от мобилизации.

При проведении операций конфисковано: минометов – 62, ПТР (противотанковых ружей. – Прим. авт.) – 30, пулеметов – 657, автоматов – 1359, винтовок – 10 485, револьверов – 771, гранат – 1435, мин – 1164, патронов – 94 845, взрывчатых веществ – 893 килограмма, раций – 12, радиоприемников – 51».

В отчете о работе ЦК КП(б)Б с июля 1944 года по июнь 1946 года отмечалось:

«Бандитские формирования в первый год после изгнания немцев представляли собой крупные, хорошо вооруженные и экипированные воинские единицы, находившиеся под командой опытных конспираторов и офицеров, объединившиеся и координировавшиеся эмиссарами заграничных центров».

В результате разгрома этих бандформирований:

«…убито 3035 и арестовано 17 872 бандитов и участников подпольных антисоветских организаций. Разоблачено и арестовано активных пособников банд, подпольных организаций и ставленников немцев 27 950 человек. Разоблачено и арестовано 5620 агентов иностранных разведывательных и контрразведывательных органов. Всего было ликвидировано 814 подпольных террористических организаций и вооруженных банд, из них: 667 польских, 97 белорусских, 23 украинских и 27 других фашистско-националистических организаций и банд…»

Внимательный читатель обратит внимание на то, что белорусских банд было значительно больше, чем украинских. Это объясняется просто. В их число попали отряды, состоящие из обычных белорусских коллаборационистов, далеких от национальных идей и вынужденных просто скрываться от справедливого возмездия за свои уголовные деяния.

«В ходе ликвидации подпольных банд и организаций» за два года правоохранительные органы изъяли 211 минометов, 193 противотанковых ружья, 3587 пулеметов, 68 377 автоматов и винтовок, 2979 пистолетов, 36 078 гранат и мин, 5 тонн тола, около 4 млн патронов, 40 множительных аппаратов, 47 раций, поддерживающих двустороннюю связь с заграничными руководящими центрами. И резюме документа: «Общее число убитых с нашей стороны – 924 человека». Высокую цену заплатила советская власть за разоружение местного населения.

Когда в январе 1947 года действующие на территории Западной Белоруссии бандиты сорвали проведение выборов в Верховный Совет БССР, в Минске прошло секретное заседание ЦК КП(б)Б, которое поручило министрам МГБ и МВД Цанаве и Бельченко «решительным образом усилить мероприятия» по борьбе с антисоветским подпольем и партизанским движением.

Уже в декабре 1947 года нарком госбезопасности БССР Лаврентий Цанава докладывал в ЦК о результатах:

«Выявлены и ликвидированы 15 белорусских, польских, украинских националистических организаций в Барановичской, Молодечненской, Брестской, Гродненской и других областях, созданных зарубежными националистическими центрами по указанию иностранных разведывательных органов. Полностью ликвидированы 36 активно действующих банд, созданных и руководимых этим подпольем, а также нанесен серьезный разгром остальным 41 банде».

Фактически начался спад бандитизма на территории Западной Белоруссии. Местное население не поддерживало чужаков, а почти все местные банды уже были уничтожены.

Назад: Глава 7 Белорусские националисты: хотим как у остальных
Дальше: Приложение 3

Загрузка...