Загрузка...
Книга: Лаврентий Берия. О чем молчало Совинформбюро (гроссмейстеры тайной войны)
Назад: За что Иосиф Сталин депортировал чеченцев и ингушей?
Дальше: Часть третья Сражаясь с националистами

Приложение 2

Выписка из решения № 156 заседания бюро Чеченско-Ингушского областного комитета ВКП(б).

9 ноября 1941 г.

Слушали: 4. О кулацко-бандитском восстании населения некоторых сельсоветов Шатойского, Галанчожского и Итум-Калинского районов.

Постановили: Наркомат внутренних дел (нарком т. Албогачиев) не выполнил постановления бюро Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) от 25 июля 1941 года, борьба с бандитизмом до последнего времени строилась на пассивных методах, в результате бандитизм не только не ликвидирован, а наоборот, активизировал свои действия. Агентурно-осведомительные кадры НКВД ЧИ АССР засорены предателями и провокаторами.

Бюро Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) постановляет:

<…>

3. Потребовать от наркома НКВД т. Албогачиева:

а) выполнить постановление обкома от 25/VII-1941 г., ликвидировать бандитизм в республике, разгромить контрреволюционное подполье, очистить осведомительно-агентурные кадры от предателей и провокаторов и репрессировать активных участников вооруженного восстания;

б) привлечь к строжайшей ответственности тех работников НКВД, которые проявили себя как трусы и предатели.

Секретарь Чечено-Ингушского обкома ВКП(б)

В. Иванов.

Источник: ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.12. Д. 127. Л.80.

Из сообщения НКВД Чечено-Ингушской АССР № 769 в НКВД СССР о ликвидации банды, связанной с немецкими агентами-парашютистами

11 декабря 1942 г.

 

В течение декабря ликвидирована банда Саламова Мецы. Руководитель был связан с немецкими парашютистами. В процессе ликвидации бандитов убито – 3, в числе их зам. главаря Дзихоев Абдул Керим; арестовано – 5, в том числе главарь банды Саламов Меца; легализовано – 11; изъято и сдано оружия: пулеметов ДП – 1, винтовок – 13, револьверов – 4.

Также арестован… Исаев Баудин – участник этой банды, по агентурным данным, являвшийся переводчиком у немецких парашютистов…

Нарком внутренних дел Чечено-Ингушской АССР

Албогачиев.

Источник: Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Сб. док-тов. Том третий. Книга 2. От обороны к наступлению. 1 июля – 31 декабря 1942 года. – М., 2003. С. 527.

Из доклада начальника Политического сектора НКЗ ЧИАССР Поветьева капитану госбезопасности НКВД СССР С. Г. Свирину

Капитану товарищу Свирину.

10 мая 1942 г.

 

В дополнение к ранее поданному вам материалу по Назранскому району дополнительно сообщаю:

По материалам начальника политотдела Плиевской МТС тов. Газдиева следующее:

«В декабре 1941 года в селении Барсуки был убит председатель колхоза им. Сталина Хаматханов Махшерип. Хаматханов был убит за его решительную борьбу с лодырями и с кулацко-мулльскими элементами, этот безусловно террористический акт был совершен на лучшего председателя колхоза района.

Казалось бы, что органы милиции и НКВД должны были принять решительные меры, но до сих пор ничего не сделано.

Брат и отец погибшего Хаматханова Махшерипа указывают на убийцу Местоева Айдамира и требуют немедленного привлечения его к ответственности и осуждению, но НКВД и милиция этого не делают.

Начальник райотделения НКВД т. Стешин и начальник по борьбе с бандитизмом т. Черемисин один раз арестовали Местоева Айдамира и освободили из-под стражи, а потом вновь встречались с ним на квартире председателя колхоза им. Буденного селения Плиево Бокова Хизира, через которого тт. Черемисин и Стешин получили взятку в сумме 14 тысяч рублей, как заявляет брат убитого председателя колхоза.

В феврале 1942 г. бюро Назрановского Райкома ВКП(б) потребовало от Стешина и Черемисина, почему они освободили убийцу Местоева, но они ответили, что „Местоева Айдамира мы отпустили со специальной целью и что он через три дня будет изъят“. Прошло три месяца, а Местоев еще гуляет на свободе.

<…> В Назрани надо глубоко проверить всю работу всех организаций. Рыба начинает вонять с головы, мне кажется, что корни саботажа сева зарыты не в массах колхозников, а где-то повыше».

А вот что сообщает начальник политотдела Ингушской МТС т. Абраменко 3/V-1942 г.:

«18/IV-42 г. мною лично, как начальником политотдела, и старшим агрономом МТС т. Воробьевым был обнаружен на дальнем участке самозахват колхозной земли, в количестве 3 га в колхозе им. Ленина, селение Экажево. Самозахватчик колхозной земли Альдиев Увейс, член колхоза. Альдиев прибыл в марте месяце 1942 г. с отбытия тюремного заключения.

В этот же день весь материал мною был направлен в прокуратуру Назранского района, а также и в райком ВКП(б) тов. Цицкиеву, но по сегодняшний день мер никаких не принято по отношению к захватчику колхозной земли Альдиеву.

Председатель колхоза им. Ворошилова, селение Али-Юрт, Гаги Гагиев допустил простой тракторной колонны на пахоте и севе в течение двух дней. Весь материал о простое мною направлен в прокуратуру и в райком ВКП(б) о принятии необходимых мер. Как со стороны прокуратуры, а также и райкома ВКП(б) к Гагиеву, как к члену партии, меры не были приняты.

20/IV-42 г. председатель с/совета Насыр-Корт т. Бузуртанов и председатель колхоза им. Ленина, селение Насыр-Корт, т. Джандигов обнаружили самочинный захват колхозной земли колхозниками этого же колхоза Вышегуровым Каурбеком, Вышегуровым Генардко, Цичоевым Баксултаном, единоличником Арчаковым Ахмедом. Когда председатель с/совета предложил им убраться с колхозной земли, захватчики стали сопротивляться. Председатель с/совета и председатель колхоза обратились за помощью к секретарю райкома т. Цицкиеву. Он дал указание начальнику милиции т. Умаеву о принятии мер к захватчикам колхозной земли, но начальник райотделения милиции т. Умаев выполнил указание т. Цицкиева только на четвертый день, после нескольких напоминаний и предупреждений».

Начальник Политического сектора НКЗ ЧИАССР

Поветьев.

Источник: ГАРФ. Ф. Р.– 9478. Отдел НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

Из заключения капитана госбезопасности НКВД СССР С. Г. Свирина о пребывание в Назранском районе

1942 г., май.

Совершенно секретно.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПО НАЗРАНСКОМУ РАЙОНУ

1942 г., мая мес., 25 дня. Я, капитан государственной безопасности НКВД СССР – Свирин С. Г., согласно указанию заместителя Народного комиссара внутренних дел Союза ССР тов. Кобулова произвел проверку фактов по Назранскому району, изложенных в политдонесении нач. политсектора НКЗ ЧИАССР тов. Поветьева от 29 марта 1942 г. и в письмах его же от 2–10 мая с. г.

НАШЕЛ:

В своих сообщениях в отношении бездеятельности РО НКВД и милиции, тов. Поветьев пользовался сообщениями нач. политотделов Плиевской и Назранской МТС.

Нач. политотделов Абраменко и Газдиев сообщали, что прокурор Бекмурзиев и начальник милиции Умаев не ведут борьбы с антисоветскими элементами, занимаются взяточничеством.

Колхозник Холухаев из колхоза им. Орджоникидзе, не желая работать на своей лошади по колхозным делам, нанес ей умышленное ранение – ножом в ногу, об этом факте было сообщено прокурору и РО НКВД, но Холухаев до сего времени не арестован.

На машину Поветьева, где находился представитель Наркомзема и секретарь комсомольской организации, 17 апреля в Назрановском районе напал неизвестный с топором, о чем своевременно было заявлено в РО НКВД и топор сдан в милицию. Нападавший до сего времени не арестован.

Завхоз колхоза им. 12 лет РККА Наурбиев разоблачен как враг народа, расхищал колхозное достояние, и, несмотря на два решения райкома партии о его аресте, РО НКВД до сего времени его не арестовал;

Колхозник Асканов Заурбек колхоза им. 12 лет РККА имеет 4-х работоспособных членов семьи, не работал в колхозе в 1940–1941 гг., лошадей в колхоз не сдал, занимается спекуляцией и торгует спиртными напитками. Райком партии предложил Умаеву его арестовать, но он мер не принял.

8 апреля 1942 г. в тракторной бригаде № 3 Кочергина Плиевской МТС ночью у трактора был сломан карбюратор и увезен керосин, об этом было сообщено Умаеву, но он не принял мер и даже не допросил сторожа, охранявшего стан.

До сего времени не разыскан и не задержан убийца председателя колхоза Хаматханова, в то же время многим известно, что убийца встречался с начальником РО Стешиным и работником ББ НКВД ЧИАССР – Черемисиным. Среди населения ходят слухи, что Черемисин и Стешин с убийцы получили взятку в 14 000 рублей.

Начальник милиции Умаев и оперуполномоченный Тищенко отобранную у воров колхозную собственность – 8 центнером кукурузы и 11 мешков пшеницы – якобы за взятку вернули опять ворам.

В колхозе им. Калинина во время проведения собрания имело место контрреволюционное выступление. Нач. политотдела Газдиев сообщал об этом в РО НКВД, результатов до сего времени не видно.

9 апреля из КПЗ РО НКВД бежал бывший председатель колхоза Горчханов, разоблаченный в декабре 1941 г. как кулак, расхищавший колхоз. Мер к его задержанию до сего времени не принято.

Из беседы с секретарем Назрановского райкома ВКП(б) тов. Цицкиевым и начальниками политотделов Абраменко и Газдиевым выявлены дополнительные сведения на бездеятельность Назрановской милиции. Так, нарсудом на разные сроки были осуждены за прогулы трактористы Бархинхоев, Звягинцев, Цехнов и Кулаков, все эти лица до сего времени находятся на свободе и милиция их не арестовывает.

Работники милиции Угурчиев и Озиев, по заявлению граждан, занимаются взяточничеством, материал об этом передан райкомом партии нач. РО НКВД тов. Стешину.

Источник: ГАРФ. Ф. Р.-9478. Отдел НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

Из показаний Сайдуладова Ахмада, работавшего оперуполномоченным Шатойского РО НКВД

В апреле мес. 1942 года, узнав от Килоева Мусы, что в селении Гулах у Хучбарова Абубакара продается ружье, я его купил и в начале мая примкнул к банде моего дяди Мурадова Османа.

В последующем банда значительно пополнилась.

Кроме секретарей, существует созданное в 1942 году Оргбюро, в которое входит около 30 чеченцев и 11 членов из других национальностей Кавказа.

Припоминаю как члена оргбюро одного грузина, Канадзе или Капанадзе, который находится в Грузии и якобы является старшим по отношению к Хасану.

Выше я показывал о том, что Исраилов Хасан мне сообщил о предстоящем съезде партии. Интересуясь этим вопросом, я позже от Борщигова Вахи узнал, что в мае 1943 г. в горах «Доку» Мастинского с/совета действительно состоялся съезд Особой партии кавказских братьев, организованный Канадзе и Исраиловым Хасаном, на котором присутствовали представители разных республик Кавказа. От Чечено-Ингушетии делегатами съезда являлись Исраилов Хасан и Магомедов Идрис.

Канадзе или Капанадзе, в прошлом полковник царской армии, во время гражданской войны эмигрировал за границу, длительное время проживал во Франции, потом в Германии и около полутора лет нелегально живет на Кавказе, где ведет контрреволюционную работу.

<…>

В 1942 году совершено нападение банды Алхастова Иби на оперативную группу у хутора Докахчу, сопровождавшееся убийством 14 красноармейцев, и нападение на оперативную группу в селении Мелхасты.

В этом же году под руководством Шарипова совершены вооруженные налеты на районные центры Итум-Кали, Шаро-Аргун и Шарой, где были разгромлены районные учреждения и совершены убийства ответственных работников.

<…>

Хучбаров Ахмад, уроженец с. Гулой Галашкинского района, по национальности ингуш, в прошлом скотокрад, на нелегальном положении с 1937 года, помощник начальника штаба.

<…>

Бандитское движение сознательно поддерживается в Чечне помещичьими и кулацкими элементами. Так, однажды я был на лаузере (вечеринке) у одного нашего крупного кулака Галанчожского района Гази Магомадова Туша. На этой вечеринке присутствовал работник республиканского управления НКВД Худаев Осман.

Здесь же, в тесном кругу, зашел разговор о бандитском движении, причем Худаев Осман высказал соображения о том, что ликвидация бандитов в Чечне дело явно невыгодное, так как тогда НКВД делать будет нечего.

Гази Магомедов Туша также высказал соображения о том, что бандитское движение следует поддерживать, так как оно искусственно отвлекает на себя внимание органов советской власти, а полулегализированные кулацкие элементы могут в результате этого существовать. (Исраилов.)

Исраилов Хусейн утверждает, что в ряде случаев бандитизм активно поддерживается в Чечне, так он рассказывает:

– Отдельные работники области и районов заинтересованы в поддержке бандитов, так как они получают долю с их грабежей.

В Чечено-Ингушском НКВД отдельные работники, в частности Алиев, Худаев Осман, совершенно не заинтересованы в том, чтобы, например, такие бандиты, как Хасан Исраилов, Магомадов Идрис, добровольно сдались. Они дают задание только их убить во что бы то ни стало. Этим они думают скрыть свои связи с бандитскими элементами и через них с немецко-фашистскими элементами, как бывшими в Чечне, так и в настоящее время там еще находящимися. Я глубоко уверен, что и Алиев, и Худаев, и кто-то другой очень были обеспокоены моим арестом, и я считаю, что мне совершенно не случайно были предоставлены все возможности для побега. Так, например, за то время, что я находился в Грозном на допросе в Управлении по борьбе с бандитизмом, я имел полнейшую возможность бежать, так как в камере я совершенно не находился, меня не обыскивали и никаких вещей не забрали, а в комнате, в которой я спал, все время были открыты окна. <…>

Источник: ГАРФ.Ф.Р.-9478. Отдел НКВД по борьбе с бандитизмом.

Доклад начальника ОББ НКВД СССР A. M. Леонтьева на имя заместителя наркома внутренних дел СССР С. Н. Круглова о результатах борьбы с бандитизмом, дезертирством и уклонением от службы в Красной армии за три года Отечественной войны (с 01.07.41 по 01.07.44). 30 августа 1944 г. (фрагменты)

К началу Отечественной войны наиболее пораженными бандитизмом являлись Западная Украины, Западная Белоруссия и Северный Кавказ…

На Северном Кавказе – в бывшей Чечено-Ингушской АССР, являвшейся на протяжении ряда лет наиболее пораженной бандитизмом республикой, продолжали действовать бандитские группы из бывших кулаков и участников вооруженных антисоветских выступлений, имевших место в 1925-м, 1930-м, 1932 гг. и в январе 1941 г.

Несмотря на значительное количество ликвидированных в прошлые годы бандитских групп, к началу Отечественной войны на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР действовало 7 кадровых и 14 вновь образовавшихся банд общей численностью 96 человек. Активность этих банд не прекращалась. В январе – феврале 1941 г. действовавшая с 1938 г. террористическая банда Магомадова Идриса совместно с бывшими кулаками тремя братьями Ескиевыми, спровоцировав население Хильдихаройского сельсовета, Итум-Калинского района, организовала вооруженное выступление против советской власти.

Деятельность остальных банд в Чечено-Ингушетии носила также подрывной характер. Лишь в течение мая и июня 1941 г. ими было совершено четыре террористических акта, одно убийство и девять крупных ограблений колхозов и государственных предприятий…

Еще до начала военных действий в ряде горных районов бывшей Чечено-Ингушской АССР органами НКВД устанавливалось обактивление кулацко-мулльских, бандитских и буржуазно-националистических элементов, направленное на подготовку вооруженного выступления против советской власти. Активную работу в этом направлении проводили такие к-р националистические авторитеты, как Исраилов Хасан – бывший адвокат, Муртазалиев Джаватхан – крупный религиозный авторитет, Шерипов Майрбек и другие.

Вражеская деятельность этих элементов значительно усилилась после начала военных действий и при приближении линии фронта к Северному Кавказу. Исраилов Хасан, Шерипов Майрбек и их активные соучастники вели агитационную работу по срыву мобилизации в Красную армию и других оборонных мероприятий советской власти. С помощью религиозных авторитетов среди населения распространяли пораженческие и провокационные слухи.

Вследствие этих причин, а также отсутствия массово-разъяснительной работы среди населения со стороны партийно-советских органов и допущенных искривлений со стороны райвоенкоматов, проведенная с 29 августа по 2 сентября 1941 г. мобилизация населения бывшей Чечено-Ингушской АССР в военно-строительные батальоны Юго-Западного фронта была сорвана. От указанной мобилизации уклонилось и дезертировало из сформированных уже батальонов свыше 1000 человек. Дезертиры и уклонившиеся вооружались и переходили на нелегальное положение.

Скрывавшихся в горах нелегалов группировали и привлекали на свою сторону главари кадровых банд, большинство которых к этому времени было связано между собой и к-р националистическими идеологами Чечни – Исраиловым, Шериповым и другими.

Так создавались повстанческие кадры, которые сосредоточивались в труднодоступных местах высокогорных районов Чечни и имели большое влияние на отсталую часть населения. Это влияние привело к тому, что в октябре 1941 г. в ряде селений Галанчожского, Шатойского и Итум-Калинского районов наблюдалось растаскивание колхозного имущества, массовая неуплата налогов, отказ от получения повесток о явке в райвоенкоматы и рост дезертирства призванных контингентов.

Население, совершавшее указанные антигосударственные и антиколхозные проявления, впоследствии было спровоцировано на вооруженные выступления против советской власти, которые произошли разновременно с 28 октября по 3 ноября 1941 г. в Шатойском, Галанчожском и Итум-Калинском районах. В выступлениях принимало участие до 800 человек. Организаторами и руководителями этих выступлений явились: в селении Борзой, Шатоевского района – Шерипов Майрбек, в Никороевском и Нашхоенском сельсоветах, Галанчожского района – Исраилов Хасан, в селении Бавлой, Итум-Калинского района – два брата Мусостовы.

Благодаря своевременно принятым мерам НКВД бывш. Чечено-Ингушской АССР и Грозненским комитетом обороны вооруженные выступления были быстро ликвидированы. В результате операций, проведенных чекистско-войсковыми группами, которым были приданы три звена авиации, убито 19, ранено 4 и арестовано 5 активных повстанцев. Остальные участники выступления, скрывшиеся вначале в горах, возвращены в селения.

При вооруженных столкновениях с повстанцами с нашей стороны было убито 19, ранено 21 и пропало без вести 3 чел.

У бандитов изъято 70 единиц огнестрельного оружия, в том числе 43 единицы (винтовок – 34, револьверов – 5 и гранат – 4), захваченные ими у убитых бойцов чекистско-войсковых групп.

Организаторам вооруженных выступлений Исраилову Хасану, Шерипову Майрбеку, Муртазалиеву Джаватхану и наиболее активным участникам – братьям Мусостовым, Ватаевым, Анзоровым, Борщигову и другим удалось скрыться.

В целях розыска и ликвидации скрывшихся повстанцев, агентурной разработки и изъятия активных участников выступлений, вернувшихся в селения, в указанных трех районах были созданы оперативные группы во главе с руководящими работниками НКВД.

Однако к началу 1942 г. организаторы и вдохновители вооруженных выступлений остались неразысканными, и, несмотря на то, что во второй половине 1941 г. было ликвидировано 12 банд со 100 участниками, основные очаги бандитизма не были ликвидированы…

На территории бывшей Чечено-Ингушской АССР оставшиеся неликвидированными в 1941 г. остатки повстанческих формирований во главе с Исраиловым Хасаном, Муртазалиевым Джаватханом и Шериповым Майрбеком в 1942 г. продолжали проводить подрывную работу. Они устанавливали связь и объединяли скрывавшиеся банды. Действуя на отсталые слои населения через местные авторитеты, они вербовали новые повстанческие кадры среди дезертиров, уклонившихся от службы в Красной армии, и других антисоветски настроенных лиц.

В первом квартале 1942 г. в республике началась мобилизация в Красную армию. Вследствие вражеской деятельности антисоветских элементов мобилизация, по существу, была сорвана. По нарядам Наркомата обороны к 25.III-1942 г. в Красную армию должно было быть направлено 14 тысяч человек, но к 28 марта было отправлено лишь 4395 военнообязанных. Причем из сформированной национальной кавалерийской дивизии и других воинских частей дезертировало 2365 человек. Остальной призывной контингент от службы в Красной армии уклонился. Из большинства селений горных районов все мужское население ушло в горы.

Поступавшие из районов агентурно-следственные материалы свидетельствовали о том, что главари бандповстанческих формирований ожидали наступления немцев и при приближении линии фронта к Чечено-Ингушетии намеревались поднять в тылу Красной армии вооруженное восстание.

В связи с временной отменой призыва в армию чеченцев и ингушей обстановка в республике была разряжена. Значительное количество дезертиров и уклонившихся вернулось в селения. Органами НКВД было легализовано большинство переменного состава кадровых банд. Население приступило к работе в колхозах и участвовало в осуществлении хозяйственно-политических мероприятий.

Однако в связи с начавшимся в июне 1942 г. наступлением немцев на Южном фронте и с оккупацией ряда районов Северного Кавказа оперативная обстановка в Чечено-Ингушетии резко изменилась. Скрывавшиеся националисты Шерипов, Исраилов и Муртазалиев, называя себя агентами Гитлера и руководителями комитета якобы созданной ими Чечено-Горской национал-социалистической партии, значительно активизировали свою вражескую деятельность.

Росту и активизации бандитизма способствовала деятельность заброшенных в Чечено-Ингушетию нескольких групп немецких парашютистов, которые ставили своей задачей организацию вооруженного выступления против советской власти, используя для этой цели действующие банды.

Исраилов Хасан, Шерипов и другие главари бандитско-повстанческих групп, связавшись с руководителями немецких парашютистов, офицерами германской армии Ланге, Реккертом, Губе Османом и другими и заручившись их помощью, повели работу по подготовке вооруженного выступления.

16–17 августа 1942 г. объединенные кадровые банды Бадаева Амчи, Магомадова Идриса, Хамзаева Кудуза, Исмаилова-Сангиреева, Махмудова, Девзелигова и других, а также спровоцированная часть местного населения, возглавляемая Шериповым и Исраиловым, совершили нападение на райцентр Шаройского района – Химой и селения Дзумсой и Тазбичи, Итум-Калинского района. Бандиты в этих селениях разгромили партийные и советские учреждения, распустили колхозы, растащили колхозные стада и разогнали советско-партийный актив. 18 августа повстанцы в количестве около 1500 чел. окружили райцентр Итум-Кале, но подоспевшими на помощь Итум-Калинскому гарнизону войсками НКВД были разогнаны.

Вражеская деятельность бандитских элементов усилилась и в других районах республики. Бандиты, перейдя к открытым действиям, осуществляли налеты на колхозы, угоняли скот, громили помещения сельсоветов, совершали террористические акты над советско-партийным активом и нападения на оперативно-войсковые группы НКВД.

На сторону восставших перешел ряд работников советско-партийных органов и райотделений НКВД – начальник Старо-Юртовского РО НКВД – Эльмурзаев, помощник оперативного уполномоченного – Дахадаев, участковый уполномоченный Шатойского РО НКВД – Хачукаев, милиционеры Тугузов, Исаев и другие.

Учитывая серьезность создавшегося положения, НКВД СССР были приняты следующие меры:

во всех горных районах бывшей Чечено-Ингушской АССР созданы гарнизоны внутренних войск НКВД;

в пораженных бандповстанческой деятельностью районах организованы шесть оперативно-войсковых групп, во главе с руководящими работниками НКВД СССР.

По договоренности с Обкомом ВКП(б) на места направлены ответственные советско-партийные работники для проведения соответствующей разъяснительной работы.

В результате мероприятий, проведенных органами НКВД за период сентябрь – декабрь 1942 г.:

убито бандитов – 257;

арестовано – 489;

легализовано – 399.

Всего: 1145.

Кроме того, изъято 216 семей активных бандитов, уничтожено 100 хуторов и домовладений, арестовано 278 дезертиров из Красной армии.

В числе убитых: идеолог бандповстанческого движения в Чечено-Ингушетии, организатор вооруженных выступлений в 1941 и 1942 гг. – Шерипов Майрбек, руководитель группы немецких парашютистов – Реккерт, главари банд – Баммат-Гиреев, Дашаев, Исмаилов Абдурашид и др…

Мероприятия, проведенные органами НКВД в 1942 г. в бывшей Чечено-Ингушской АССР, не обеспечили изъятие ряда руководителей и активных участников вооруженных антисоветских выступлений. На 1 января 1943 г. продолжали действовать 34 бандгруппы с 220 участниками. Среди них: руководители повстанческой организации, именовавшейся Национал-социалистической партией кавказских братьев, – Исраилов Хасан и Муртазалиев Джаватхан, главари кадровых банд Магомадов Идрис, Алхастов Иби, Хамзаев Кудуз, Сахабов Расул, Бадаев Амчи и Сангиреев. Кроме того, на территории Чечено-Ингушетии скрывалось 47 немецких парашютистов, сброшенных в разное время в составе групп Реккерта, Ланге и Губе Османа.

Указанные бандглавари объединяли мелкие бандитские группы и совершали налеты, грабежи и убийства. Руководители повстанческой организации Исраилов, Муртазалиев и другие, выполняя указания немецких парашютистов, продолжали активную работу по формированию повстанческих кадров и подготовке нового вооруженного выступления против советской власти.

По показаниям арестованного в июне 1943 г. Исраилова Хусейна (брата Исраилова Хасана), в мае 1943 г. на горе Доку у селения Маисты Итум-Калинского района состоялось сборище представителей одиннадцати секций «Национал-социалистической партии кавказских братьев», на котором было решено подготовить и поднять вооруженное восстание против советской власти в момент ожидавшегося повстанцами летнего наступления немцев на Кавказ.

В первой половине 1943 г. работа НКВД бывшей Чечено-Ингушской АССР по ликвидации бандитизма была малоэффективной. Проводимые оперативно-войсковые мероприятия в достаточной мере не подготовлялись и не всегда сочетались с агентурными мероприятиями. Вследствие этого ликвидация кадровых банд не обеспечивалась.

За первые шесть месяцев 1943 г. было ликвидировано 19 банд с 518 участниками в них, при этом убито 196, арестовано 267 и легализовано 55 бандитов. Несмотря на это, количество действующих банд увеличилось почти вдвое. Если на 1 января 1943 г. было учтено 34 банды с 220 участниками, то на 1 сентября того же г. состояло на учете 60 банд с 406 участниками.

В целях пресечения дальнейшего роста бандитизма в Чечено-Ингушетии и обеспечения ликвидации действующих банд НКВД СССР были приняты следующие меры:

Увеличены штаты Отдела по борьбе с бандитизмом с 30 до 67 человек.

Усилены опытными работниками и доведены до 10 человек оперативного состава штаты райотделений НКВД горных районов.

Для обеспечения ликвидации переходящих в Грузию банд увеличены и доведены до 5 оперативных работников штаты райотделений НКВД Грузинской ССР, граничащих с Чечней.

В Чечено-Ингушетию командирована оперативная группа Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.

В сентябре 1943 г. сменено руководство Наркомата внутренних дел и Отдела ББ Чечено-Ингушетии.

На месте, в семи наиболее пораженных бандитизмом районах были созданы оперативные группы НКВД. Опергруппам приданы подразделения 141-го полка внутренних войск НКВД. На территории Грузии в районах, граничащих с Чечней, организованы оперативно-войсковые заслоны из 25 работников НКВД Грузинской ССР, трех рот 40-го полка и двух рот 263-го полка внутренних войск НКВД.

Агентурно-оперативные мероприятия осуществлялись по двум направлениям: ликвидация бандитских групп путем проведения чекистско-войсковых операций и разложение банд через агентуру и авторитетов с последующей легализацией участников их. Проводимые мероприятия НКВД сочетались с усилением разъяснительной работы по линии партийных и советских органов. По договоренности с Обкомом ВКП(б) бывшей Чечено-Ингушской АССР в пораженные бандитизмом районы были высланы бригады партийных работников.

В результате этих мероприятий за вторую половину 1943 г. на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР ликвидировано 95 банд с 725 участниками, при этом убито 47, арестовано 173 и легализовано 505 бандитов.

В ходе операции были физически ликвидированы главари банд и активные участники вооруженных антисоветских выступлений Махмудов Сарали, Сахабов Расул, Шуаипов Янгулби и другие. Склонены к явке с повинной, легализованы и впоследствии арестованы: организатор и руководитель ряда вооруженных выступлений в Чечне, крупный мусульманский авторитет, скрывавшийся с 1925 г., Муртазалиев Джаватхан, главари кадровых банд и повстанческих отрядов Сангиреев Керим, Бадаев Амчи, Байсагуров, Алхастов и другие; убито и арестовано 15 немецких парашютистов, среди них Губе Осман, бывший белоэмигрант, полковник разведслужбы немецкой армии, переброшенный на Кавказ для организации вооруженного восстания против советской власти.

Всего за 1943 год на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР ликвидировано 114 банд с 1453 участниками, при этом убито 243, арестовано 650 и легализовано 560 бандитов…

На Северном Кавказе в феврале с. г. (1944 года. – Прим. авт.) органами НКВД проведены специальные мероприятия по чеченцам и ингушам… В результате операции из бывш. Чечено-Ингушской АССР выселено 104 279 семей чеченцев и ингушей с количеством 520 055 человек…

В ходе операции (за первые 6 месяцев 1944 года. – Прим. авт.) в Чечено-Ингушетии убито 9 и арестовано 1227 бандитов…»

Источник: НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939–1956). – М., 2008. С. 450–505.

Назад: За что Иосиф Сталин депортировал чеченцев и ингушей?
Дальше: Часть третья Сражаясь с националистами

Загрузка...