Загрузка...
Книга: Супермены в белых халатах, или Лучшие медицинские байки
Назад: Мария Семеновна, или Мемуары фотомодели
Дальше: Диета по-нашему

Света

Светлане (дадим ей такое имя) за полтинник. Шизофрения, стаж около тридцати лет, вторая бессрочная группа. На прием ходит как часы: точно, четко, не хватает кукушки и матерного боя. Впрочем, самого появления Светы вполне достаточно, поскольку за месяц, проведенный в отсутствие любимого доктора, у нее таки накапливается что сказать. И она это скажет, даже не пытайтесь увернуться или перебить. Ее решимостью можно разворачивать восвояси Кантемировскую дивизию на марше – танкисты плачут и зовут маму…
– Света, уж коли ты пришла на прием к любимому доктору, то могла бы и помыться!
– Максим Иванович, я пошла две… нет, три недели назад в ванную, да так возбудилась, что мыла себя там и мыла, а соседи за мной через слив из ванны подглядывали всем подъездом, а потом обсуждали, а потом все во дворе меня хотели – я же чувствую, когда иду мимо. А еще я слышала, как они за стенкой разговаривали: вот, мол, пойдет она в следующий раз купаться, а мы спецбригаду вызовем, они ее из ванны вытащат, а мы полюбуемся. Они ведь такие все озабоченные, мои соседи, а в спецбригаде только и ждут этого звонка, там все доктора и фельдшера – маньяки, они не просто по больным ездят, это организованная группа насильников-профессионалов в комплекте с онанистами-любителями!
– Света, ты опять за свое!
– Вы не перебивайте, я еще в прошлом месяце вам не все дорассказала! Так вот, а на днях мэр по телевизору выступал, а когда я пошла за чаем на кухню, он сказал, что Света – звезда минета. Думал, что я не услышу, гад! Он давно меня хочет, только посвататься не может по-человечески, я ведь девочка нецелованная, а у него крайняя степень целкофобии. Я правильно это называю? Я ж сокровище то еще, только не знаю, кому достанусь. Может, вы?
– Спасибо, дорогая, за доверие, но я недостоин.
– А мэру из принципа не дам! И директору «АвтоВАЗа» не дам, и спецбригада обойдется.
– Бог ты мой, Света, я отчетливо слышу всеобщий зубовный скрежет и биение лбами в стену сотен отверженных тобою претендентов…
– Да? Правда? Вы тоже ЭТО слышите? А почему из нас двоих галоперидол пью только я?
– Я доктор, Света, мне можно.
– А на днях генеральный прокурор…
– Света, скажи, ЗАЧЕМ ты мне все это рассказываешь?
Света делает совершенно серьезное и осмысленное лицо и словно непутевому, но родному дитю терпеливо объясняет:
– Так ведь скучно мне, Максим Иванович. А вы хоть послушаете…
– Послушаю, Света, куда ж я денусь.
Высказавшись и получив лекарства, Света еще долго сидит в коридоре, поджидая неосторожных докторов, не успевших вовремя внести поправки в свой маршрут, чтобы и их осчастливить своим рассказом – а то вдруг не все еще в курсе?
Назад: Мария Семеновна, или Мемуары фотомодели
Дальше: Диета по-нашему

Загрузка...