Загрузка...
Книга: Супермены в белых халатах, или Лучшие медицинские байки
Назад: Сдерживающий фактор
Дальше: Ышшо

Огоньку?

Он сжег офис «Лукойл» вместе с бензоколонкой —
Без причин, просто так, из уваженья к огню…

Борис Гребенщиков
Твоя вишневая «девятка»
Меня совсем с ума свела…

«Комбинация»
Есть, есть в пламени что-то необъяснимо притягательное. Будем ли мы пытаться объяснить это, поправляя пенсне, юнговскими архетипами, или же ударимся чем-нибудь в эзотерику и вспомним первый из пяти основных элементов (из семи, на самом деле, но не суть), или же будем резонерствовать относительно генетической памяти, с ее мамонтами на вертелах и окорочками птицы дронт а-ля шеф-повар Петя Кантропов – неважно. Человек упорно пытается зажечь не по-детски: то Герострат решит прославиться в веках, то аутодафе станет жутко модным по идейным и имущественным соображениям, то какие-то дебилы решат выразить свой протест не самому плохому из государств в форме массового сожжения авто (что характерно – не своих собственных, но это тоже очень по-человечески).
Вот и некоторых наших пациентов огонь тоже не оставляет равнодушными. Геннадий (пусть его будут звать так) знаком с психиатрами уже больше четверти века. За это время было много всего – и госпитализации, и попытки родного брата сплавить Геннадия после смерти матери в дом-интернат, и выход на инвалидность, поскольку ни на одной работе не желали держать сотрудника, который через месяц после трудоустройства шел к начальству и излагал собственный план интенсификации производства и улучшения условий труда. Причем план неизменно начинался с предложения выгнать ко всем чертям директора, его блядскую бухгалтерию и гадских бригадиров. Обострения с галлюцинациями не в счет, Гена вполне сносно работал и с голосами в голове – правда, отчаянно с ними ругался, отчего работать ближе чем в пяти метрах от него народ отказывался: а то вдруг перейдет от дискуссии к воспитательным мероприятиям.
Выйдя на инвалидность, Геннадий не утратил жажды деятельности, в отличие многих других, для кого диван, холодильник с пивом и телевизор становятся Бермудским треугольником. Он то где-то подрабатывал – пусть недолго, но вполне результативно, то копался на даче, то затевал очередной капитальный ремонт в пределах отдельно взятой квартиры. Вот тут-то его, как правило, и госпитализировали, поскольку ремонт он брался делать очень радикально: отрезал на фиг трубы с водой и газом, демонтировал канализацию, вынуждая соседей держать наготове дежурный ночной горшок и телефон спецбригады. Его ни разу не сбывшейся мечтой было сделать в квартире настоящий ремонт, на зависть всем шабашникам, и поехать в Югославию. Зачем? Все очень просто: там он сливается с их местным пролетариатом, косит под своего, после чего возвращается в Россию, но уже в составе строительной бригады – а это контракты, это заработки! И никто не вспомнит ни про инвалидность, ни про дурдом. А голоса – да бог с ними, с голосами! Опять же, будет возможность послушать родную речь на чужбине. Вот только навыки строительства на своей квартире отработать – и привет югославам!
Все в очередной раз двигалось по намеченному плану, и вдруг Геннадий почувствовал, что кто-то его страшно невзлюбил. Невзлюбил – и едреный бы с ним корень, он не топ-модель по-русски, чтобы размазывать косметику из-за каких-то там рейтингов и оценок жюри. Однако нелюбовь стала выражаться вполне ощутимо: то нога опухнет, то рука, то уши. Хирург, к которому Гена пришел с этими жалобами, сказал, что опухоли он никакой не видит и что это он сам опух, только виртуально. Еще добавил, что от нелюбви опухает совсем другое – но это, скорее, следствие вынужденного воздержания. Словом, не проникся важностью момента.
Пришлось искать источник недомогания самостоятельно, поскольку состояние день ото дня становилось все нестерпимее, даже сон пропал. Хорошо, голоса не стали кочевряжиться и подсказали – мол, к номерам автомобилей присмотрись повнимательнее – и все поймешь. Гена посмотрел – и не поверил своим глазам. Во дворе, у дома напротив, стояла вишневая «девятка», что само по себе было плохим знаком. А номер… Ну точно! Ай да голоса, ай да чилдрен оф зе бич! 3 и 57 – как месяц и год рождения, а буквы – ОСС. ОПУХНИ, СДОХНИ, СВОЛОЧЬ! Или, как вариант, ОКОЧУРЬСЯ, СУКА, САМ. Все один к одному, все яснее некуда. У владельца этой машины паранормальные способности, вот он-то и изгаляется. И ведь так хитро, что не подкопаешься. Ну да ладно, покажем этому мучителю, почем фунт перца в конкретно взятой заднице!
Ведро солярки одолжил водитель какого-то «КамАЗа» и даже денег не взял – мол, ради благого дела не жаль даже углеводородов, а кстати, Гена точно уверен, что никто из начальников транспортной компании в деле не замешан? А то вот и адресок нужный… Остальное было делом техники: высадил стекло «девятки», полил салон, слил из бензобака пару стаканов на растопку, прикурил, кинул спичку в машину. Горело весело, всем было интересно, и только мучитель-экстрасенс матерился очень громко. Правда, не слишком разнообразно, а вот прибывший пожарный расчет устроил ему лингвистический мастер-класс, но это уже детали.
Вычислили Геннадия довольно быстро – двор старый, глаз и ушей много. Следователь, узнав истинную причину поджога, как-то поскучнел и пошел писать запрос в психдиспансер. А заодно и вызывать спецбригаду – мало ли что… На судебно-психиатрической экспертизе Гена охотно рассказал и про сволочного соседа с его склонностью к экстрасенсорике и личной к нему неприязнью, и про сам процесс истязания, и про месть с задором и огоньком. Жалеть? А чего его, гада, жалеть? Пусть радуется, что легко отделался, поскольку попал на человека широкой души и незлобивого от природы. В тюрьму за такое сажают? Вот пусть сначала посадят этого коня педального, да еще и спросят по всей строгости – за пытки, за недозволенные методы воздействия! Принудлечение? Вы серьезно? А альтернативы? Эх-х, откладывается Югославия… Ну да ладно, братья-славяне подождут, никуда не денутся!
Назад: Сдерживающий фактор
Дальше: Ышшо

Загрузка...