Загрузка...
Книга: Супермены в белых халатах, или Лучшие медицинские байки
Назад: Боевой некромант без лицензии
Дальше: Разбудили внутреннего зверя – оказался кролик

Школьный спектакль

Карателей белых позорный отряд
Реально к деревне крадется.
Но юный разведчик не знает преград,
В нем что-то там с чем-то там бьется.
На хитрую пулю патрон есть с винтом,
Обломятся белые гады!
Стал Киря заслоном, нехилым притом,
Восьмой партизанской бригады!

Михаил Успенский
На всякий случай оговорюсь: это реальная история. Когда в далеком детстве мне приходилось участвовать в школьных утренниках и смотрах художественной самодеятельности, посвященных чему бы то ни было и сделанных во что бы то ни стало, я перманентно терзался тремя вопросами. Первый: какой восторженный дебил это все писал? Второй: все эти приглашенные гости – они что, и вправду получают удовольствие от нашего коллективного безумия с подвыванием? Если да, то они извращенцы. И третий, главный: почему мне на этот раз не удалось отвертеться?
Поведал мне эту историю Денис Анатольевич. В тот день он пришел забирать сына из школы и застал класс за оживленным обсуждением сценария одной самопальной пьесы. Прения уже перешли в ожесточенные дебаты и грозили закончиться рукоприкладством, линейкочпоканьем и портфелеметанием. Пришлось вмешаться и строго вопросить – какого и доколе? Ничтоже сумняшеся, ученики сунули папаше под нос сценарий – а вы, мол, сами почитайте. Денис Анатольевич раскрыл папку, ожидая увидеть очередные патетические сопли с сахаром, да так и застыл. Предупреждать заранее было бесполезно, все равно бы случился культурный шок.
Как выяснилось в ходе последовавшего детального сбора анамнеза, сценарий был писан психологом школы. Дамой энергичной. Но с недостатком экзогенного тестостерона per se, а также его перманентного источника для удовлетворения нужд бытовой прикладной психологии с элементами развратных действий в отношении чужого мозга. Вся нерастраченная нежность пошла в творчество, вызвав к жизни тот самый опус, который держал Денис Анатольевич, тихо похрюкивая от восторга.
Пьеса была посвящена вреду алкоголя. Дама подошла к проблеме с эпическим размахом, одни действующие лица чего стоили. В списке отрицательных героев были: Стопка Водки, Литр Пива, Бокал Вина, Цирроз и Белая Горячка. Силы добра представляла художественная расчлененка: Мозг, Рот, Пищевод, Желудок, Печень – и далее по списку. В целом сюжет и его развитие, вплоть до самой развязки (да-да, Смерть с сельхозинвентарем тоже предполагалась), предугадать было несложно, но задумка в рамках отдельно взятой школы своей инновационностью могла повергнуть кого угодно в сопор средней тяжести. И, поскольку отбояриться от этого дела было невозможно (сложно сказать, чем пытали директора школы, прежде чем он подписал сценарий к исполнению), класс приступил к кастингу, на коем намертво застрял.
Как и предполагалось, роли отрицательных героев быстренько расхватали шустрые троечники и отпетые хулиганы. Отвоевать у них репертуар алкогольного ассортимента и грозных болячек просто не было шансов, и под хихиканье счастливчиков остальные ученики приступили к дележу органов. На ура ушли Рот, Желудок, Сердце и Печень. Чуть позже был освоен Пищевод. Далее староста класса попыталась распределить оставшиеся роли в приказном порядке, но сразу же столкнулась с яростным сопротивлением.
– Я не буду Мочевым Пузырем! – вопил несчастный пацаненок.
– А я – Кишечником! – пытался перекричать его другой.
– А мы вообще, на фиг, не придем на этот спектакль! – пригрозили однояйцевые близнецы, опасаясь вполне закономерного назначения на роль.
– Да чем тебе кишечник не угодил? – недоумевала староста.
– Тем, что слово вообще позорное, и заканчивается он прямой кишкой.
– Ну хорошо, давайте тогда разделим его на троих ребят – чтобы был Тонкий, Толстый и Прямая Кишка, – отчаянно пыталась спасти ситуацию староста.
– Хорошо, тогда ты и будешь Прямой Кишкой, – резюмировали хором претенденты на кишечные роли.
– А почему я? Я могу быть Ухом и слышать галлюцинации, – пыталась извернуться староста.
– Не выйдет, – веско припечатал Денис Анатольевич. – Галлюцинации слышит мозг, а эта роль уже занята. Впрочем, не отчаивайтесь. Где у вас кабинет психолога? Думаю, мне удастся ее переубедить.
Провожать доктора вызвался весь класс. Сын Дениса Анатольевича с достоинством шагал впереди и всячески гордился. Встав в отдалении, класс с замиранием сердца следил, как закрылась за доктором дверь. Все ждали, что вот-вот донесутся звуки битвы, треск ломающейся мебели. Ну хотя бы предсмертный стон злодейки. Но тишина была почти мертвой. Почти – потому что ровный голос доктора все же из-за двери доносился, на самом пороге слышимости. Потом дверь открылась, и Денис Анатольевич (без единой царапины и даже без следов крови на руках) подошел к ребятам.
– Спектакля не будет, – только и сказал он.
– Йессссс! – выдохнул класс.
– Но как?! – допытывался сын по дороге домой.
– Понимаешь, сын, сложнее всего донести до человека с признаками конституциональной глупости то, чего он в принципе не хочет слышать. Но мне же не зря каждый день приходится уговаривать буйных пациентов на добровольную госпитализацию. Или на недобровольную – как повезет.
– Мастерство не пропьешь! – важно резюмировал отпрыск.
Назад: Боевой некромант без лицензии
Дальше: Разбудили внутреннего зверя – оказался кролик

Загрузка...