Загрузка...
Книга: Богатый ребенок, умный ребенок
Назад: Глава 2 Талантлив ли ваш ребенок?
Дальше: Глава 4 Если хочешь стать богатым, нужно делать домашние задания

Глава 3
Дайте вашим детям силу, прежде чем давать деньги

Однажды мой одноклассник Ричи пригласил меня провести уик-энд с его семьей на вилле у океана. Я страшно обрадовался. Ричи был одним из самых крутых ребят в школе, и каждый хотел стать его другом. И вот меня пригласили в святая святых, в его виллу на побережье, расположенную в частном поместье примерно в 30 милях от моего дома.
Мама помогла мне упаковать сумку и поблагодарила маму и папу Ричи, когда те приехали за мной. Я сказочно провел время. У Ричи была собственная лодка и много других классных игрушек. Мы играли с утра до вечера. К тому времени как его родители доставили меня домой, я загорел, едва волочил ноги, но был счастлив.
В течение нескольких следующих дней дома и в школе я говорил только об этом уик-энде. Я говорил о развлечениях, об игрушках, о прекрасной еде и о красоте дома на побережье. К среде моя семья устала слушать эти рассказы. В четверг вечером я спросил маму и папу, не могли бы мы купить домик у океана рядом с домом Ричи. Услышав это, мой папа взорвался. С него было достаточно.
— Уже четыре дня мы только и слышим, что рассказы о твоем уик-энде в доме Ричи. Я уже сыт по горло этими рассказами. Теперь ты хочешь, чтобы мы купили домик у океана. Это последняя капля. Ты думаешь, что я сделан из денег? Мы не покупаем изысканный домик у океана потому, что не Можем себе этого позволить. Мне едва хватает денег на оплату счетов. Я гну спину на работе весь день, прихожу домой и вижу счета, которые не могу оплатить, а теперь ты хочешь, чтобы я купил дом на побережье, купил тебе лодку. Ну, знаешь, я не могу себе этого позволить. Я не так богат, как родители Ричи. Хватит того, что мне кое-как удается прокормить и одеть вас. Если ты хочешь жить, как Ричи, почему бы тебе не переехать к нему?
Позже этим же вечером мама пришла в мою комнату и тихо прикрыла за собой дверь. В руке она держала пачку конвертов. Присев на край моей кровати, она сказала:
— У твоего папы большие финансовые затруднения. Я лежал в темной комнате и в полном смятении смотрел на маму. Мне было всего девять лет, я был расстроен, потрясен, рассержен и разочарован. Я не хотел огорчать папу. Я знал, что мы переживали экономически тяжелые времена. Я только хотел поделиться с семьей своим маленьким счастьем, показать картину хорошей жизни — жизни, которую можно купить за деньги, жизни, к которой, может быть, мы могли бы приобщиться.
Мама начала показывать мне счета, многие с цифрами, выделенными красным цветом.
— Мы уже превысили кредит в банке, а все эти счета еще не оплачены. Некоторые из них просрочены на целых два месяца.
— Я знаю, мама. Знаю, — сказал я. — Я не хотел его расстраивать. Я только хотел принести нам немного радости и счастья. Хотел только рассказать всем, какой может быть жизнь с деньгами.
Мама потрепала мою челку и откинула волосы назад.
— Я знаю, что ты хотел как лучше. Знаю, что в нашей семье в последнее время дела идут не очень хорошо. Но в данный момент у нас есть проблемы. Мы люди небогатые и, возможно, никогда такими не будем.
— Почему? — спросил я, почти умоляя об объяснении.
— У нас просто слишком много счетов, а твой папа не может заработать столько денег. Ко всему, его мама, твоя бабушка, только что написала, не можем ли мы прислать денег, чтобы помочь им выпутаться. Твой папа только сегодня получил это письмо и очень обеспокоен тем, что они тоже попали в трудное положение. Мы просто не можем позволить себе вещи, которые могут позволить родители Ричи.
— Но почему? — настаивал я.
— Я не знаю почему, — сказала мама. — Я знаю только, что мы не можем позволить себе того, что могут позволить они. Мы не так богаты, как они. А теперь закрывай глаза и поспи немного. Утром в школу, а, чтобы добиться успеха в жизни, тебе необходимо хорошее образование. Если ты получишь хорошее образование, тогда, возможно, ты сможешь стать таким же богатым, как родители Ричи.
— Но у папы хорошее образование. И у тебя хорошее образование, — тихо сказал я, подумав. — Так почему мы не богаты? Все, что у нас есть, — это счета. Я не понимаю. Не понимаю.
— Не бери в голову, сынок. Не беспокойся о деньгах. Мы с твоим папой решим наши денежные проблемы. Утром тебе в школу, так что надо хорошо выспаться.
В конце 1950-х годов моему папе пришлось уйти из аспирантуры в Гавайском университете, потому что ему нужно было оплатить слишком много счетов. Он планировал остаться в университете и получить докторскую степень. Но у него была жена и четверо детей, а счета росли как снежный ком. Затем заболела мама, заболел я, заболели обе мои сестры, а мой брат упал со стены, и пришлось положить его в больницу. Единственный, кто не болел и не нуждался в медицинской помощи, — это папа. Он оставил аспирантуру, переехал с семьей на другой остров и поступил на работу помощником директора Департамента образования острова Гавайи. Со временем он получил повышение и вернулся в Гонолулу на должность директора Департамента образования всего штата Гавайи.
Вот по этой причине у нашей семьи было столько счетов. Чтобы их оплатить, понадобились годы, но вскоре после того, как удалось разделаться с одним пакетом счетов, мы оказались должны деньги за что-то еще, и семья снова оказалась в финансовой яме.
К тому времени, как мне исполнилось девять, и я подружился с ребятами вроде Ричи, я уже знал, что существует большая разница между моей семьей и семьями многих из моих одноклассников. В “Богатом папе, бедном папе” я рассказал о том, как, благодаря счастливому стечению обстоятельств, связанных с территориальным делением городских районов, вместо того чтобы учиться с детьми бедняков и представителей среднего класса, я попал в начальную школу с детьми из богатых семей. Наличие богатых друзей у мальчишки в нежном девятилетнем возрасте, чья семья была по уши в долгах, стало поворотным пунктом во всей моей жизни.
Разве для того, чтобы делать деньги, не нужны деньги?
Очень часто мне задают один и тот же вопрос: “Разве для того, чтобы делать деньги, не нужны деньги?” Мой ответ: “Нет, не нужны”. А затем я говорю: “Деньги возникают из ваших идей, потому что сами по себе они всего лишь идея”.
Другой вопрос, который мне задают: “Как я могу делать инвестиции, если у меня нет денег, которые можно инвестировать? Как я могу делать инвестиции, если я не могу себе позволить даже оплатить счета?”. Мой ответ: “Первое, что я могу вам посоветовать, — это перестаньте говорить: "Я не могу себе этого позволить"”.
Я знаю, что многих людей мои ответы не удовлетворяют, потому что очень часто они ищут немедленный ответ на вопрос, как быстро получить несколько долларов, чтобы можно было их во что-нибудь инвестировать и продвинуться в жизни. Я хочу, чтобы люди поняли, что у них есть и сила, и возможности получить столько денег, сколько они хотят, — если они этого хотят. И эту силу следует искать не в деньгах. Она находится вне сферы денег. Она кроется в их идеях и не имеет ничего общего с деньгами. Она связана с силой, силой их идей. Хорошая новость в том, что для этого деньги не нужны. Все, что нужно, — это желание изменить несколько идей. Измените несколько идей — и вы сможете получить силу и власть над деньгами, вместо того чтобы позволить деньгам взять верх над вами.
Мой богатый папа часто говорил: “Бедные люди бедны просто потому, что они бедны идеями”. Кроме того, он говорил: “Большинство бедных людей берут свои идеи, касающиеся денег, от своих родителей. Так как в школе не учат науке о деньгах, идеи денег на протяжении многих поколений передаются от родителей детям”.
В книге “Богатый папа, бедный папа” я рассказал о первом правиле богатого папы: “Богатые не работают ради денег”. Мой богатый папа учил меня тому, как заставить деньги работать на себя. В девять лет я еще не понимал, почему семья Ричи была богаче нашей, но спустя годы я это понял. Родители Ричи знали, так заставить деньги работать на себя, и передавали эти знания своим детям. Ричи до сих пор богат и становится все богаче. Сегодня, при каких бы обстоятельствах нам ни довелось бы встретиться, мы по-прежнему остаемся лучшими друзьями, и это та же самая дружба, что и сорок лет назад. Мы можем не видеться пять лет, но все равно каждый раз, когда мы встречаемся, это выглядит, словно мы виделись только вчера. Теперь я понимаю, почему его семья была богаче моей, я вижу, как он передает знания своим детям. Но я вижу, что Ричи учит детей не просто тому как “нужно” поступить. Я вижу, как он передает им силу и власть над деньгами. А именно это и делает людей богатыми, а не одни только деньги. И с помощью этой книги я хочу передать вам эту силу, чтобы вы могли, в свою очередь, передать ее вашим детям.
Рассказанная в “Богатом папе, бедном папе” история о том, как мой богатый папа лишил меня законных десяти центов в час, вызвала бурную реакцию читателей. Он практически заставил меня работать на него задаром. Один из моих друзей, врач по профессии, прочитав мою книгу, позвонил мне и сказал:
— Когда я читал, как твой богатый папа заставил тебя составлять банки с консервами в его магазине задаром, у меня закипела кровь. Я понимаю, в чем мораль твоего рассказа, но не могу согласиться. Это было жестоко. Людям нужно платить. Нельзя ожидать, что кто-то будет работать на тебя даром, особенно когда кто-то другой делает на этом деньги.
Богатым людям деньги не нужны
Когда мой богатый папа лишил меня моих десяти центов в час, он забрал эти деньги для того, чтобы я мог найти в себе силы взять верх над деньгами. Он хотел, чтобы я узнал, как делать деньги, не имея денег. Он хотел, чтобы я нашел в себе силы создавать деньги, а не учился работать за деньги. Богатый папа сказал: “Если тебе не нужны деньги, ты сделаешь много денег. Люди, которые нуждаются в деньгах, никогда не становятся по-настоящему богатыми. Эта нужда крадет у человека его силу. Ты должен усердно трудиться и научиться никогда не нуждаться в деньгах”.
Хотя другим своим детям он давал карманные деньги, своему сыну Майку он не давал ничего, как не платил нам обоим за работу на него. Он говорил: “Давая ребенку карманные деньги, ты учишь его работать за деньги, вместо того чтобы учить его создавать деньги”.
Поймите, я не уговариваю вас заставлять ваших детей работать даром. И не уговариваю не давать вашему ребенку карманных денег. Я не настолько глуп, чтобы учить вас, что говорить вашему ребенку, ведь двух одинаковых детей не бывает, как не бывает двух одинаковых ситуаций. Я только хочу сказать, что деньги возникают из идей и если вы действительно хотите дать вашему ребенку финансовый старт, я с интересом ознакомлюсь с вашими идеями и идеями вашего ребенка. Старая избитая поговорка гласит: “Путь в тысячу миль начинается с одного шага”. Точнее было бы сказать: “Путь в тысячу миль начинается с идеи отправиться в дорогу”. Когда дело касается денег, многие люди начинают свой жизненный путь с неудачных идей или с идей, которые впоследствии становятся, преградами на этом пути.
Когда начинать учить ребенка науке о деньгах?
Меня часто спрашивают: “В каком возрасте мне нужно начинать учить моего ребенка науке о деньгах?” Я отвечаю: “Как только у вашего ребенка возникнет к ним интерес. — Затем я говорю: — У меня есть друг, отец пятилетнего сынишки. Бели бы я взял пятидолларовую и двадцатидолларовую банкноты и спросил мальчика: "Какую ты хочешь?" — за какой бы потянулся ребенок?” Человек, задавший вопрос, обычно без колебаний отвечает: “За двадцатидолларовой”. “Совершенно верно, — замечаю я. — Даже пятилетний ребенок понимает разницу между пяти- и двадцатидолларовой банкнотами”.
Мой богатый папа лишил меня десяти центов в час, потому что я просил его научить меня стать богатым. Он сделал это не просто ради того, чтобы научить меня чему-то, что имеет отношение к деньгам. Я просил научить меня стать богатым. Я не просто хотел узнать как можно больше о деньгах — и в этом разница. Если ребенок не стремится именно к тому, чтобы научиться, как стать богатым, то и уроки, разумеется, должны быть иными. Одна из причин, почему богатый папа давал своим детям карманные деньги, состояла в том, что их не интересовал вопрос, как стать богатым, поэтому с ними он проводил совсем другие уроки на тему денег. Но, хотя уроки и проходили по-другому, их он тоже учил тому, как управлять деньгами, а не как проводить жизнь, нуждаясь в деньгах. Как говорил богатый папа, “чем больше тебе нужны деньги, тем меньше у тебя силы”.
Между девятью и пятнадцатью
Разные специалисты в области психологии обучения говорили мне, что возраст между девятью и пятнадцатью годами является ключевым в развитии ребенка. Эта область науки не отличается точностью, и разные эксперты высказывают различные мнения. Я не специалист в области детского развития, поэтому воспринимайте мои слова как общие установки, а не как мнение профессионала. Один из экспертов, с которым я беседовал, сказал, что примерно в возрасте девяти лет дети начинают абстрагироваться от индивидуальности своих родителей и искать собственную. Я знаю, что это правда, потому что в девять лет я начал работать с моим богатым папой. Мне хотелось отделиться от родительского восприятия мира, поэтому мне нужна была новая индивидуальность.
Другой эксперт сказал, что в этом возрастном промежутке дети разрабатывают то, что они сами называют “формулой победы”. По его определению, формула победы— это представление ребенка о том, как ему лучше всего выжить и победить. К девяти годам я уже знал, что школа не была частью моей формулы победы, особенно после того, как мой друг Энди был признан талантливым, а я — нет. Я думал, что мне лучше постараться стать звездой спорта или разбогатеть, а не искать успехов в науке, как Энди или мой отец. Другими словами, если ребенок думает, что ему легко даются школьные предметы, то его формула победы может заключаться в том, чтобы остаться в школе и закончить ее с отличием. Если ребенок не отличается хорошей успеваемостью или ему не нравится в школе, то он может поискать другую формулу.
Этот же эксперт поделился со мной рядом интересных замечаний относительно формулы победы. Он сказал, что конфликт между родителями и ребенком начинается, если формула победы ребенка отличается от родительской. Кроме того, в случае, если родители начинают навязывать ребенку свою формулу победы, не обращая внимания на его мнение, в семье возникают проблемы. Родители должны уважать формулу победы своего ребенка.
Далее мы еще вернемся к вопросу о значении формулы победы вашего ребенка. Но прежде чем продолжить тему силы и власти ребенка над деньгами, необходимо сделать несколько замечаний относительно взрослых.
Этот эксперт также сказал, что многие взрослые попадают в беду, когда осознают, что формулы победы, разработанные ими в подростковом возрасте, больше не помогают. В таких случаях многие из них ищут перемен в работе или карьере. Другие продолжают использовать формулу даже после того, как понимают, что она больше не срабатывает. Третьи впадают в депрессию, думая, что потерпели окончательный крах в жизни, и не понимая, что просто им перестала помогать их формула победы. Другими словами, люди обычно счастливы, если формула победы их удовлетворяет. Люди начинают чувствовать себя несчастными, когда устают от своей формулы, или когда формула перестает обеспечивать победу, или же когда осознают, что формула привела их совсем не туда, куда они хотели прийти.
Формула Банди
В качестве примера людей, живущих с формулами победы, которые больше не работают, посмотрите телесериал “Женаты… С детьми…”. Сначала я его ненавидел и отказывался смотреть. Но теперь я понимаю, что моя ненависть, возможно, объяснялась тем, что сериал слишком сильно задевал за живое. Тем, кто не видел, рассказываю. Ал Банди, главный герой шоу, бывшая футбольная звезда своей средней школы. Славу ему принесли четыре гола в решающей игре местного чемпионата. Его жена главной частью своей формулы победы в школе сделала секс. Так как он был футбольной звездой, она разрешила ему секс и забеременела. Они поженились и завели детей. Отсюда название — “Женаты… С детьми…”. Через двадцать лет он продает обувь и живет воспоминаниями о своих четырех голах. Он все еще думает, действует и разговаривает о вещах, которые делал, когда был звездой футбола. Его жена сидит дома, смотрит телевизор и все еще одевается, как сексуально озабоченная школьница. Их двое детей следуют по стопам родителей. Я понимаю юмор этого шоу, потому что узнаю в Але Банди себя. Я вижу себя в ореоле моей прошлой футбольной славы времен службы в морской пехоте. Имея силы посмеяться над сериалом и собственной жизнью, я вижу многих людей, которые в реальной жизни ничем не отличаются от Ала и Пег Банди. Эта телевизионная комедия — прекрасный пример формул победы, которые перестали побеждать.
Формулы победы и сила
В том, что касается денег, многие люди разрабатывают формулы победы, которые не имеют никакой силы. Другими словами, люди часто избирают для себя проигрышную формулу, потому что не обладают силой. Как это ни странно, они выбирают формулу, лишающую их денег только потому, что это единственная формула, которая им известна.
Например, недавно я познакомился с человеком, который безнадежно увяз в ненавистной ему работе. Он управляет агентством по продаже автомобилей, принадлежащим его отцу. У него неплохой доход, но он несчастен. Он терпеть не может быть служащим у отца, и ему противно, что все относятся к нему, как к сынку босса. И все же он остается там. Когда я спросил, почему он не уходит, то услышал в ответ: “Вообще-то я не думаю, что смог бы осилить такое же агентство сам. Так что, пожалуй, потерплю, пока старик не уйдет на отдых. К тому же, я делаю слишком много денег”. Он хочет выиграть с помощью денег, но проигрывает, потому что не знает, какие силы мог бы открыть в себе, уйди он с надежного и безопасного места.
Другим примером проигрышной формулы победы можно считать жену одного из моих друзей, которой нравится ее работа, совершенно бесперспективная в финансовом плане. Вместо того чтобы изменить свою формулу, овладев какими-то новыми навыками, она перебивается случайными заказами по выходным, а потом жалуется, что у нее не хватает времени на детей. Очевидно, ее формула звучит так: “Усердно занимайся любимым делом и терпи”.
Поиск силы на создание выигрышной формулы победы
Одна из самых важных вещей, которые могут сделать родители, — это помочь своему ребенку в создании формулы победы, действительно способной обеспечить ему победу. При этом очень важно, чтобы родители знали, как это сделать, не мешая собственным поискам ребенка.
Недавно ко мне пришел известный пастор и попросил выступить в его церкви. Мои появления в церкви можно назвать, в лучшем случае, эпизодическими. Моя семья все время посещала одну методистскую церковь, но в возрасте десяти лет меня начали интересовать другие церкви. Это произошло потому, что я изучал Конституцию США и заинтересовался идеей отделения церкви от государства, а также свободой религиозного выбора. Поэтому в школе я начал спрашивать одноклассников, в какие церкви они ходят, и навязываться к ним в компанию. Это не слишком обрадовало мою маму, но я напомнил ей, что конституция разрешала мне свободный выбор религии. Несколько лет я накапливал опыт посещения различных церквей, в которые ходили мои одноклассники. Я побывал в очень богато оформленных церквях, в церквях со скромной обстановкой, в молельных домах и даже в церкви, где не было ничего, кроме четырех столбов и жестяной крыши без стен. Надо сказать, это было зрелище — сидеть в церкви и мокнуть под косыми струями дождя. Определенно, в этот день я был где-то рядом со святым духом.
Помимо прочего, я поставил себе целью посетить храмы разных конфессий: лютеран, баптистов, буддистов, иудеев, католиков, пятидесятников, мусульман и индуистов. Я бы пошел и в другие, но в городе, где я жил не было других церквей. Мне очень нравилось это занятие, но ко времени, когда мне исполнилось пятнадцать, интерес к посещению церквей пропал, и я стал бывать в них все реже и реже. Итак, когда пастор Том Андерсон попросил меня выступить с речью в его церкви, я был польщен, но одновременно испытывал и чувство стыда за слишком редкие посещения храма. Когда я заметил ему, что есть люди более достойные, чтобы выступать в церкви, он сказал:
— Я не прошу вас читать религиозную проповедь. Я прошу вас прочитать лекцию о деньгах.
Услышав это, я откинулся на спинку кресла и улыбнулся. Не поверив в то, что услышал, я переспросил:
— Вы хотите, чтобы я пришел в вашу церковь и говорил о деньгах?
— Да, — подтвердил он с добродушным смешком. — А что странного вы находите в моей просьбе?.
Я хмыкнул от удовольствия, но не мог не спросить еще раз.
— То есть вы хотите, чтобы я пришел в вашу церковь, встал за кафедру, на ваше обычное место, и рассказал членам вашего прихода о деньгах?
И опять пастор сказал:
— Да. А почему это вас удивляет?
Я сидел, ухмыляясь, и рассматривал этого знаменитого служителя Господа, пастора с двенадцатитысячным приходом только для того, чтобы удостовериться в серьезности его просьбы.
— Потому, что в церкви меня учили: любовь к деньгам — это зло. Меня также учили, что бедные люди скорее попадут на небеса, чем богатые. Еще была какая-то притча о верблюде, богаче и игольном ушке. Я никогда не понимал ее до конца, но ее мораль мне не понравилась, потому что я серьезно решил стать богатым человеком. Вот почему меня удивляет то, что вы хотите, чтобы я пришел в вашу церковь и рассказал прихожанам, как стать богатым. На этот раз усмехнулся уже пастор Том:
— Что ж, я не знаю, какие церкви вы посещали, но в моей я определенно этому не учу.
— Но разве не существует религиозных групп, в которых проповедуется идея того, что деньги — это зло? — спросил я. — Разве не существует людей, которые верят в то, что у бедных людей больше шансов попасть на небеса, чем у богатых?
— Да, это правда, — ответил пастор. — Разные церкви учат разным вещам. Но это не то, чему я учу в моей церкви. Бог, которого знаю я, любит богатых и бедных одинаково.
Пока пастор Том продолжать развивать свои мысли, я вспоминал собственный церковный опыт и чувство вины, которое часто меня посещало, потому что я действительно хотел стать богатым. Может быть, я неправильно истолковал церковную притчу. Может быть, мое чувство вины по поводу любви к деньгам стало причиной такого неправильного толкования. Другими словами, я ощущал вину, и поэтому притча показалась мне обвиняющей. Когда я поделился своими соображениями с Томом, он сказал кое-что такое, что снова удивило меня. Он сказал:
— Иногда, чтобы изменить унцию представлений о чем-либо, требуется тонна образования.
Я запомнил эти мудрые слова. Я долго думал о том, что он сказал. Эти слова отличают исключительная точность и глубина мысли. Три месяца спустя я читал лекцию в его приходе. Привилегия выступать с кафедры стала тем опытом, который помог мне изменить мою собственную унцию представлений.
Унция против тонны
Мой богатый папа любил повторять: “Бедного человека никогда не научишь быть богатым. Быть богатым можно научить только богатого человека”. Мой бедный папа часто говорил: “Я никогда не стану богатым. Деньги меня не интересуют” и “Я не могу себе этого позволить”. Может быть, говорить такие вещи его заставили все эти счета за лечение или борьба за финансовое выживание, которую он вынужден был вести большую часть своей взрослой жизни. Однако я так не считаю. Мне кажется, что причиной большинства его финансовых проблем была его унция неправильных представлений.
Когда мой соавтор Шэрон Лектер спросила, не хочу ли я написать подобную книгу для родителей, я буквально подпрыгнул от радости. Страстное желание создать ее появилось у меня после встречи с пастором Томом Андерсоном, с которым мы говорили о том, что именно родители оказывают наибольшее влияние на представление их ребенка о жизни.
Как я уже упоминал ранее, у нас с моей женой Ким нет детей, поэтому я не осмеливаюсь учить родителей, как лучше воспитывать их потомство. Я пишу о том, как помочь формированию у ребенка представления о деньгах. Самая важная вещь, которую могут сделать родители, когда дело доходит до денег, — это повлиять на развитие у ребенка представления о деньгах. Я хочу, чтобы родители помогли детям понять, что они не должны быть рабами денег, а должны найти в себе силы управлять ими. Как говорил мой богатый папа, “чем больше ты нуждаешься в деньгах, тем меньше твоя сила и власть над ними”.
Сегодня молодые люди получают в свое распоряжение кредитные карточки в самом раннем возрасте. Вы, может быть, помните по книге “Богатый папа, бедный папа”, что мой соавтор и партнер по бизнесу Шэрон Лектер присоединилась ко мне после того, как ее сын во время учебы в Колледже влез в большие долги по кредитным карточкам. Ему не помогло то, что его мать была дипломированным бухгалтером и учила его тому, что она считала умением обращаться с деньгами. Даже пройдя устный курс материнских лекций по обращению с деньгами, ее сын поддался соблазну “побаловаться” с кредитными карточками. Шэрон поняла, что если ее ребенок попал в беду, то в подобной ситуации могут оказаться миллионы других детей и родителей.
Не нужно родиться бедным, чтобы им стать
Многие бедные люди бедны потому, что ситуация в семье учит их быть бедными. Кроме того, они могут развить в себе заниженную самооценку, даже если происходят из богатых или среднего класса семей. Что-то происходит с ними в течение жизни, и у них формируется представление о том, Что они всегда будут бедными. Я считаю, что именно это случилось с моим отцом. И, как говорит пастор Том Андерсон, часто, чтобы изменить это Представление, требуется тонна образования. Мой отец, например, продолжал работать все усерднее и зарабатывать все больше денег. Но даже тонна денег, так же как тонна образования, не всегда может изменить унцию представлений.
Когда я обанкротился и потерял мою первую компанию, тяжелее всего мне было сохранить мое представление о самом себе. Если бы не уроки богатого папы по повышению моей самооценки, не знаю, смог бы я оправиться и стать сильнее в результате полученного опыта или нет.
У меня есть знакомые, которые обанкротились и, несмотря на то, что они сумели поправить свое финансовое положение, этот опыт понизил их самооценку. Вот почему я начинаю мои уроки с родителями с рассказа о необходимости уважать и защищать представление ребенка о самом себе.
Значительная часть этой книги посвящена тому, как обучить ваших детей, повысить их самооценку, чтобы они смогли пройти через все взлеты и падения — в финансовом, академическом, профессиональном и социальном планах — и преодолеть любые другие препятствия, которые встретятся на их жизненном пути. Эта книга поможет вам научить вашего ребенка оправляться от неудач и повышать его финансовую самооценку в результате пережитых взлетов и падений. Защита моей самооценки была одним из главных предметов, который преподавали мне оба моих папы. Один учил меня становиться после неудач сильнее в академическом плане, а другой — в финансовом.
Многие люди, проходя по дороге жизни, снижают свою самооценку. Я словно слышу их голоса, когда они говорят такие вещи, как:
— У меня так много долгов, что я не могу перестать работать.
— Я не могу позволить себе уволиться.
— Если бы я только мот заработать еще немного денег…
— Жизнь была бы намного легче, если бы не дети.
— Я никогда не буду богатым.
— Я не могу позволить себе потерять деньги.
— Я хотел бы начать собственный бизнес, но мне нужна стабильная зарплата.
— Как я могу позволить себе делать инвестиции, если не могу даже оплатить текущие счета?
— Я продам акции, чтобы погасить долг по кредитным карточкам.
— Не каждый может стать богатым.
— Меня не интересуют деньги. Деньги для меня — не главное.
— Если бы Бог хотел, чтобы я был богатым, то дал бы мне денег.
Как говорил мой богатый папа, “чем больше ты нуждаешься в деньгах, тем слабее ты становишься”. Есть много людей, которые хорошо успевали в школе и получили высокооплачиваемую работу. Но так как их не научили, как заставить деньги работать на себя, то они усердно трудились за деньги и оказались по уши в долгах. Чем больше и ^дольше они нуждаются в деньгах, тем ниже падает уровень их самооценки.
Я знаком с несколькими профессиональными студентами. Некоторые из них проучились всю жизнь, но так и не нашли работы. У одного из моих знакомых два диплома магистра и один — доктора наук. У него не тонна, а целых десять тонн образования, но все равно он еле сводит концы с концами. Я подозреваю, что препятствием на его пути продолжает оставаться все та же унция представлений.
Деньги не делают вас богатым
Многие люди собирают деньги в надежде стать богатыми, так же как другие собирают университетские дипломы в надежде стать умными. Лично я боролся за то, чтобы повысить уровень моего представления о финансах и изменить представление о том, что я не такой умный, как другие дети, — представления, которых у меня вообще не было, пока я не стал сравнивать себя с другими ребятами. Другими словами, я не знал, что беден, пока не познакомился с ребятами из богатых семей, и не знал, что не слишком умен, пока не познакомился с ребятами, которые лучше успевали в школе.
Вот почему я назвал эту книгу “Богатый ребенок, умный ребенок”. Я искренне верю в то, что у каждого ребенка при рождении есть потенциальная возможность стать богатым и умным, если только его представление о себе будет усилено и защищено от тонн образования, которые на него взвалят школа, церковь, бизнес, СМИ и весь окружающий мир. Жизнь достаточно тяжела, но может стать еще тяжелее, если вы считаете, что недостаточно умны и никогда не станете богатым. Самое главное, что могут сделать родители, — это сформировать, взрастить и защитить представление их детей о самих себе.
Как научить взрослых забыть то, чему они учились
Опыт работы с взрослыми людьми убедил меня в том, что легче научить богатого человека быть еще богаче и умного быть еще умнее. Очень трудно научить кого-нибудь быть богатым, когда только и слышишь:
- “Но что, если я потеряю деньги?”
- “Но ведь нужно иметь постоянную, надежную работу”
- “Да разве можно работать даром? Вы должны платить людям!”
- “Не влезайте в долги”
- “Усердно работай и копи деньги”
- “Действуй наверняка и не рискуй”
- “Если я разбогатею, то стану злым и высокомерным”
- “Все богачи жадные”
- “Мы не говорим о деньгах за обеденным столом”
- “Деньги меня не интересуют”
- “Я не могу себе этого позволить”
- “Это так дорого”
Подобные вопросы и утверждения происходят от глубоко укоренившейся неуверенности человека в себе. Я обнаружил, что, когда поднимаю плату за обучение до нескольких сотен или даже тысяч долларов, многие из таких комментариев исчезают и мне гораздо легче распространять мои взгляды.
Никогда не говорите: “Я не могу себе этого позволить”
Мой богатый папа был достаточно умен, чтобы понять, что деньги — это всего лишь идея. Он запрещал своему сыну и мне говорить: “Я не могу себе этого позволить”, —стараясь таким образом изменить наше представление о самих себе. Вот почему он заставлял нас вместо этого говорить: “Как я смогу себе это позволить?” Я понимаю, что, постоянно повторяя: “Я не могу себе этого позволить”, — я усиливал представление о себе как о бедняке. Но спрашивая: “Как я смогу себе это позволить?” — я усиливал представление о себе как о богатом человеке. И когда ребенок просит у вас денег, вы можете попробовать сказать ему: “Составь мне список из десяти разных вполне законных и нравственных способов достижения того, что ты хочешь, и при этом не проси у меня денег”.
Если вы проанализируете эти два высказывания, то поймете, что вопрос “Как я смогу себе это позволить?” направляет ваш ум на поиск возможностей накопления богатства. С другой стороны, утверждение “Я не могу себе это позволить” блокирует любую попытку вашего ума придумать способ достижения желаемого.
Как я уже говорил в начале этой книги, английское слово education происходит от латинского educare, что значит “извлекать”. Путем простого контроля за своими словами мы можем определить уровень нашей самооценки. Изменяя слова, которые мы произносим, мы можем, если захотим, начать изменять уровень нашей самооценки. Таким образом, просто заставляя себя говорить: “Как я смогу себе это позволить?” — я делал сильным того бедняка, которым уже успел стать.
Жизнь начинается с представлений
Однажды во время интервью репортер задал мне вопрос:
— Скажите, как вы стали миллионером? Я ответил:
— Я открыл несколько компаний и купил недвижимость. На это репортер заметил:
— Ну, это не каждый может сделать. Я, например, знаю, что не смогу. Скажите, что мог бы сделать я, чтобы стать миллионером?
— Ну, вы могли бы продолжать работать и купить недвижимость”.
Репортер возразил:
— Но на рынке недвижимости слишком высокие цены. Я не могу себе этого позволить, да и не хочу заниматься управлением собственностью. Скажите, что еще я мог бы сделать?
Тогда я сказал:
— Что ж, в последнее время настоящий бум на фондовой бирже. Почему бы вам не вложить деньги в акции?
— Потому, что играть на бирже слишком рискованно. В любой день может произойти обвал. А у меня жена и дети, да еще счета, которые надо оплачивать, так что я не могу позволить себе потерять деньги, как вы.
В конце концов, я понял, что делаю то, что мой богатый папа запрещал мне делать. Я давал советы тому, кому прежде всего нужно было изменить свои представления. Поэтому я перестал отвечать и сам начал задавать вопросы. Я спросил:
— Скажите мне, а как, по-вашему, вы могли бы стать миллионером?
— Ну, я мог бы написать книгу и продать несколько миллионов экземпляров, как вы.
— Хорошо, — сказал я вслух. — Вы хорошо пишете, и я думаю, что это очень хорошая идея.
— Но что, если я не найду агента, чтобы провести рекламу книги? Или он обдерет меня как липку? Знаете, однажды я уже написал книгу, но ее никто не хотел читать, — сказал репортер. Он сменил тему, но его представления остались прежними.
Самое важное, на что родителям следует обратить внимание с самого начала, — это развитие и защита самооценки ребенка. У каждого из нас есть свои представления о других людях, правильные или неправильные. Вы можете считать какого-то человека подонком или дураком, умным или богатым. Помню, когда я учился в средней школе, там была девочка, которую я считал высокомерной и заносчивой. Поэтому, несмотря на то, что она мне очень нравилась, мое представление о ней мешало пригласить ее на свидание. Но однажды я поговорил с ней по душам и понял, что она добрый, сердечный и дружелюбный человек. Переменив свое представление о ней, я предложил ей встречаться. На это она ответила: “Знаешь, зря ты не сделал этого раньше. Я только что начала встречаться с Джерри, и теперь он мой парень”.
Мораль этой истории в том, что, так же как у нас складывается мнение о других людях, мы составляем представление о самих себе и, точно так же как мы можем изменить свое мнение о других, люди могут изменить представление о самих себе.
Богатство и ум — это всего лишь представления
Мой родной папа, школьный учитель, рассказал мне о знаменитых исследованиях, проведенных несколько лет назад в школах Чикаго. Исследователи обратились за помощью к группе школьных учителей. Учителям сказали, что выбор пал на них благодаря их исключительным преподавательским способностям. Кроме того, им сказали, что в их классы наберут только одаренных детей, но ни дети, ни их родители не будут ничего знать об эксперименте, потому что его цель в том, чтобы посмотреть, как будут вести себя одаренные дети, если не будут знать о своих способностях.
Как и ожидалось, в отчетах учителя написали, что дети успевают исключительно хорошо. Кроме того, они написали, что работать с этими детьми — одно удовольствие и что они хотели бы работать с ними постоянно.
В этом проекте было одно секретное приложение. учителя не знали, что их выбирали вовсе не за исключительные способности. Выбор осуществлялся произвольно. Кроме того, и детей выбирали отнюдь не по принципу одаренности. Их тоже выбирали наугад. Но так как ожидания были высоки, то и результаты оказались высокими. Так как учителя считали и себя, и детей исключительными, то они смогли добиться исключительных успехов.
Что же это значит? Это значит, что ваше представление о своих детях может сильно повлиять на их жизнь. Другими словами, если вы сможете разглядеть в вашем ребенке талант, то поможете ему стать умнее. Если вы сможете представить своего ребенка богатым, то поможете ему стать богаче. А если вы разовьете эти представления в ваших детях, то у них появятся все шансы доказать остальному миру справедливость этой оценки и заставить его относиться к себе соответственно.
Я считаю, что именно с этого и начинается обучение ребенка. Поэтому я говорю: “Дайте вашим детям силу, прежде чем давать деньги”. Помогите им развить положительное представление о самих себе — и вы поможете им стать богатыми и умными. Если у них такое представление отсутствует, то ни самое лучшее образование, ни все деньги мира им не помогут. Если же оно у них есть, им легче будет стать умнее и богаче.
Подарки двух моих отцов
Возможно, лучшие подарки, которые я получал в жизни, делали мне два моих папы в моменты, когда я оказывался в наиболее сложных ситуациях. Когда мне грозило исключение из средней школы за неуспеваемость, мой папа-учитель не переставал напоминать мне, насколько я умен. Когда я рисковал потерять последнюю рубашку, мой богатый папа напоминал мне, что по-настоящему богатым людям приходилось терять свой бизнес несколько раз. Кроме того, он говорил, что только бедные люди, потерявшие деньги, живут в постоянном страхе лишиться того немногого, что у них осталось.
Итак, один папа советовал мне учиться на моих академических неудачах и благодаря им становиться сильнее, а второй — на опыте моих финансовых потерь и превращать их в финансовые достижения. Они учили меня разным предметам, но во многих отношениях оба моих отца говорили мне одно и то же.
Когда дети начинают видеть в себе худшее, задача родителей — заставить их видеть только положительные стороны. Вы сможете убедиться, что это срабатывает не только в случаях с маленькими, но и с достаточно взрослыми детьми. Когда в жизни вашего ребенка все идет хуже некуда, у вас, как у родителей, появляется великолепная возможность — стать самым лучшим учителем и другом, какой когда-либо был у вашего ребенка.
Назад: Глава 2 Талантлив ли ваш ребенок?
Дальше: Глава 4 Если хочешь стать богатым, нужно делать домашние задания

Загрузка...