Загрузка...
Книга: Творец Бога
Назад: Глава 44
Дальше: Глава 47

Глава 46

Трое спутников Киры вместе с ней закрыли глаза. Тикали последние секунды.

Комнату потряс взрыв.

Его мощность была невероятна. Яркая, как сверхновая звезда, вспышка ослепила всех даже сквозь закрытые веки.

Дэш понял, что ничего не слышит, и в ту же секунду осознал: это взрыв не импланта в голове Киры, а шоковой гранаты.

Он развернулся, стараясь укрыться, но было уже поздно. Его грубо схватили двое мужчин, один из них прижал к его лицу пистолет. Второй завел его руки за спину и стянул запястья хорошо знакомыми пластиковыми наручниками. Дэш предпочел не сопротивляться. Оглушен, ослеплен, да еще с пистолетом у щеки – это не сойдет за идеальную тактическую позицию. Его грубо толкнули к стене, быстро обыскали и забрали оружие.

Зрение и слух Дэша постепенно восстанавливались. Комната снова приобретала свои очертания.

Кира Миллер стоит рядом с ним. Живая. А уже больше десяти часов.

Дэвида и Киру заставили встать рядом; по бокам стояли двое коммандос, которые во время рейда носили защитные очки и электронные заглушки. Гриффина и Мецгера отогнали ярдов на десять в сторону, рядом с ними тоже стояла пара вооруженных солдат. Окровавленное, пробитое пулями тело Патнэма лежало между двумя группами.

Должно быть, подумал Дэш, коммандос зашли в дом через туннель, а потом, бросив несколько шоковых гранат, легко справились с людьми в гостиной.

В гостиную бодро вошел симпатичный подтянутый мужчина среднего роста. Он был одет в свободные брюки и спортивный пиджак. Мужчина двигался высокомерно, взгляд голубых глаз был пугающе спокоен, но в нем ощущалась проницательность и угроза, как у ядовитой змеи перед броском.

Кира Миллер задохнулась. На мгновение у нее закружилась голова, и женщина оперлась о стену.

– Алан? – в смятении прохрипела она, едва выговорив имя.

– Привет, Кира! – весело сказал он. – Ну что, рада видеть старшего братика?

Потрясенная, она не могла вымолвить ни слова. Просто смотрела на мужчину, разинув рот.

– Или радуешься, что устройство Патнэма оказалось блефом?

Разум Киры медленно оживал. Она ничего не понимала. Ничего. Брат жив! И бомба Патнэма – блеф! Ее настолько переполняли эмоции, что женщина боялась взорваться.

– Тщательно обыщите их карманы, – приказал солдатам Алан Миллер. – Если при них есть какие-нибудь таблетки, их очень важно найти.

Мужчины обыскали пленников и вскоре нашли у Дэша и Мецгера капсулы. Солдаты протянули свою находку довольному Алану. Он спрятал капсулы в карман и повернулся к сестре:

– Спасибо, Кира. Мне пригодятся все, которые удастся отыскать.

– Алан, что происходит? – взмолилась женщина, постепенно приходя в себя.

Ее брат ухмыльнулся.

– Вот это да. Гениальный ум, и ни одной гребаной догадки… – Он вздохнул. – Похоже, придется все тебе разжевать. Но не здесь. Давай отложим до более уютного места, по крайней мере, на мой вкус, – сказал он, явно довольный собой.

Едва Алан закончил фразу, из окна донесся гул вертолета.

– Точно по графику, – заметил он и указал на входную дверь. – После вас.

Двое коммандос подняли автоматическое оружие и указали им на дверь.

– А с ними что? – спросила Кира, указывая на Гриффина и Мецгера.

Алан нахмурился.

– Они с нами не поедут, – крикнул он сквозь шум подлетающих вертолетов. – Потом посмотрим. Если я смогу ими воспользоваться, чтобы управлять тобой, возможно, они переживут сегодняшний день.

Миллер вышел из дома, ведя за собой сестру и Дэша, когда на участке Патнэма приземлились три вертолета, два военных и один гражданский. Последний, который сел посредине, был белым с красными полосами, размером примерно с «Блэк Хок». На фюзеляже виднелась стильная надпись: «Сикорский». Эта модель предназначалась для избранных, обычно ею пользовались директора корпораций и главы государств. Вертолет вмещал до десяти пассажиров, которых окружала декадентская роскошь.

Алан кивнул своим людям.

– Пристегните их, – приказал он.

Солдаты открыли дверь вертолета и втолкнули двух пленников внутрь. Салон по-настоящему впечатлял: он был отделан богаче любого лимузина. Достаточно просторный, чтобы прогуливаться; полный бар, деревянная лакированная мебель, зеркала и встроенные видеоэкраны. Все сиденья были креслами, обитыми тонкой кожей, с фурнитурой из орехового капа. Кресла разделяли широкие подлокотники с углублениями для бокалов и телефонов.

Дэш рванулся. Он боднул головой одного охранника, свалив его на пол салона, и врезался плечом в другого, отшвырнув его к двери. Мужчина у двери мгновенно восстановил равновесие и подсек своей винтовкой ногу Дэвида. Тот упал на колени. Первый солдат уже вскочил и врезал ему кулаком в лицо. Потом схватил за волосы и швырнул в кресло в самом конце салона.

– Больше так не делай, придурок, – проворчал коммандос. – В следующий раз врежу крепче.

Солдаты как следует привязали двоих пленников к креслам. В качестве дополнительной меры предосторожности один из них натянул поперек прохода острую проволочную ленту. Лента проходила чуть ниже подбородков пленников. Если они дернутся вперед, то сами перережут себе шеи.

Когда солдаты доложили, что все готово, Алан Миллер забрался в вертолет и мотнул головой, приказывая охранникам вылезать. Затем открыл дверцу кабины.

– Убедись, что за нами никто не следует, – распорядился он, обращаясь к пилоту. – Сразу сообщай, если заметишь что-нибудь подозрительное.

Алан закрыл дверцу, подошел к бару, кинул в коктейльный бокал несколько кубиков льда, а потом неторопливо долил равные части виски и содовой, будто ничто в мире его не заботило. Наконец он уселся напротив своей сестры и Дэша, отпил из бокала и прикрыл глаза, смакуя вкус.

– Вот так намного лучше, – произнес Миллер. – Незачем отказываться от цивилизации.

Он протянул руку и дважды стукнул в дверцу кабины. Секунду спустя вертолет взлетел.

– Наконец-то мы можем поговорить по душам, – сказал Алан. – Пилот не услышит ни слова.

Закрытый салон был спроектирован так, чтобы изолировать пассажиров от шума вертолета, и Кира осознала, что они могут говорить, не повышая голоса. Высокопоставленные лица требовали в полете тишины и могли заплатить за нее.

Кира была ранена до глубины души. В ее глазах стояла боль.

– Значит, это с самого начала был ты, – оцепенело сказала она брату.

Тот кивнул.

– Для гениального разума ты не слишком быстро схватываешь, – отметил он.

– Мои учителя… – еле слышно выговорила она. – Мама и папа… Дядя Кевин… Это был ты?

Алан усмехнулся.

– А кто же еще? – гордо ответил он. – Но не переживай так. Для тебя я был образцовым старшим братом. Безупречным ангелом. В противном случае ты бы наверняка задумалась о настолько явном ответе, что он практически кусал тебя за задницу.

Кира вздрогнула, и ее едва не стошнило.

– Кто-нибудь подозревал тебя? – прохрипела она.

– Конечно, – сказал он. – А как же иначе? Но я был умен. Я убивал далеко от дома. И знал достаточно, чтобы в твоем присутствии культивировать облик святого. Потенциально ты могла стать моей ахиллесовой пятой. Я не мог тебя убить – после прочих смертей это вызвало бы слишком много подозрений. Однако я не сомневался: стоит тебе уловить хоть проблеск моей истинной сущности, и ты сложишь два и два и сдашь меня.

Алан помолчал.

– Посмотри на Унабомбера. Сдан собственным братом… – Он покачал головой в притворном сожалении. – Куда делась братская и сестринская верность?

По щеке Киры Миллер скатилась слеза. Ей казалось, ничто уже не может ранить ее сильнее. Но она ошиблась. Она обожала своего старшего брата. А он все это время был психопатом-убийцей… Он одурачил ее и предал. И как только она могла быть такой слепой?

– Кира, что случилось? – насмешливо спросил Алан. – Думала, ты лучше разбираешься в людях?

Он презрительно поджал губы.

– Тебя было очень легко обмануть. Ты так нуждалась в любви и внимании…

– Ты чудовище, – прошептала она.

Ей было омерзительно существо, сидящее перед ней, но еще сильнее – она сама, которая была так глубоко к нему привязана.

Алан рассмеялся.

– Кто-то же должен компенсировать твое тошнотворное фарисейство, – ответил он. – Но ты же сама знаешь, как это бывает. Мы, психопаты, не видим ничего дурного в своих поступках. И, если тебе от этого станет легче, страховка мамы и папы здорово помогла нуждающемуся студенту колледжа.

Кира с ненавистью смотрела на него.

– Ты убил маму и папу, а потом сделал вид, что пришел ко мне на помощь. Чтобы я еще сильнее обожала тебя.

Алан невозмутимо улыбнулся.

– А потом подставил меня, заставил всех думать, что это я психопатка и ответственна за все убийства… Убийства, которые совершил ты.

– Красивый ход, правда?

– И хуже всего, – с отвращением сказала она, – что ты заставил меня заботиться о тебе. Я любила тебя! – Кира отвернулась. – И заставил меня думать, что это я виновна в твоей смерти, – в ярости выпалила она.

– Ну, теперь-то ты разобралась, – спокойно ответил Алан. – Так что выше нос.

Назад: Глава 44
Дальше: Глава 47

Загрузка...