Загрузка...
Книга: Творец Бога
Назад: Глава 30
Дальше: Часть пятая. В плену

Глава 31

Прибавив газу, Дэш въехал на шоссе 95 и встроился в поток машин.

– Я даже не знаю, что сказать, – беспомощно промолвила Кира.

– Не надо ничего говорить. Кажется, мы оба получили свою долю неудач и боевых отметин. При высоких ставках и потери бывают немалыми, – сказал он.

Несколько минут они ехали в тишине, пока Кира не решила перейти к другой теме.

– Послушай, Дэвид, – нерешительно начала она, – хотя я рискую показаться наркодилером, я бы хотела, чтобы ты взял одну из моих капсул.

Дэш заинтересованно взглянул на женщину.

– Зачем? – прямо спросил он.

– Я рада, что ты согласился стать моим союзником, но мы оба знаем, ты все еще не доверяешь мне на сто процентов. Да и как ты можешь? Столько событий, столько сложностей и недомолвок… Только круглый дурак поверит во все и сразу. А ты не дурак. В глубине души ты не можешь не задумываться – а вдруг я просто великая актриса, а все происходящее – мой дьявольский план?

– Ты права, – ответил он. – Не стану отрицать. Но сейчас сомнения ужались со ста примерно до пяти процентов, если тебе от этого станет лучше.

– Станет. Однако капсула устранит все оставшиеся сомнения. Конечно, разумом ты можешь поверить, что мне удалось добиться радикальной трансформации человеческого мозга, но чтобы поверить всем сердцем, ты должен испытать ее на себе. Я могу долго рассказывать о своих переживаниях, но пока они не станут твоими, от описаний толку будет немного. Как только ты разгонишь собственный мозг, ты сразу узнаешь – я говорила тебе только правду. Вплоть до мельчайших подробностей.

Дэш поджал губы.

– Не знаю, Кира, – неохотно сказал он. – Не уверен, что мне нравится идея менять устройство собственного мозга.

– После всех моих рассказов тебя трудно в этом винить. Но я обещаю, эффект продлится не дольше часа. А потом ты вновь станешь тем же Дэвидом Дэшем.

– Да? Почему ты так уверена?

Она открыла рот, но осеклась.

– Наверно, ты прав. Абсолютной уверенности у меня нет. Но я уверена: ты не почувствуешь никаких отличий. И люди, с которыми я общалась после трансформаций, не замечали во мне никаких изменений. По крайней мере, насколько я знаю.

– А как же социопатия?

– Как я и говорила, этот эффект нарастает. Когда ты разгоняешься впервые, то чувствуешь себя, как Алиса в Стране Чудес. Ты слишком потрясен, в твоем сознании нет места для безжалостности и социопатических мыслей. Каждый последующий прием замораживает эмоции и усиливает ощущение всемогущества.

– А дальше? Сначала Алиса, потом Фродо, а под конец – Дарт Вейдер? – криво усмехнулся Дэш.

– У меня слишком много глупых литературных метафор, да? – нахмурилась Кира.

Дэвид не мог не улыбнуться.

– Вовсе нет, – успокаивающе сказал он. – И Мориарти придумал тоже я. Видно, мы стоим друг друга.

Миллер поймала его взгляд и глубоко вздохнула.

– Дэвид, для меня это действительно много значит. Ты должен сам испытать это состояние, чтобы по-настоящему понять его.

Дэш заглянул ей в глаза и вновь стал смотреть на дорогу, обдумывая ответ.

– Ладно, – наконец сказал он все еще с заметной неохотой. – Я согласен.

– Спасибо, Дэвид, – с облегчением ответила она. – Это сотрет все сомнения. Обещаю. И превзойдет самые безумные ожидания.

Кира потянулась к шее и нащупала серебряную цепочку, спрятанную под одеждой. Она вытягивала цепочку, пока из-под джемпера не показался серебряный медальон. Медальон был в форме сердечка, диаметром с четвертак. Кира поправила цепочку, укладывая ее вместе с медальоном снаружи.

– У меня есть при себе одна доза. Так получилось, – объявила она.

– Ты носишь капсулу в медальоне? – недоверчиво уточнил Дэш.

– Именно.

– Ну, Кира, я даже не знаю, – протянул Дэш. – Носить на шее Кольцо Всевластия в форме пилюли… Может, ты слишком увлеклась этой темой насчет Фродо?

Миллер усмехнулась.

– Ладно, – сказала она. – Согласна, немного эксцентрично… – Она вновь стала серьезной. – На самом деле это символический жест, который укрепляет мою решимость больше никогда не разгоняться самой. Я хочу остановить Мориарти, а не стать им. Доза на шее напоминает мне об опасности поддаться соблазну власти.

– Переиграла в детстве в «Подземелья и Драконов»? – иронично заметил Дэш.

Кира задорно улыбнулась.

– Хорошо, – сказала она. – Звучит банально, не отрицаю. Но на самом деле помогает. И, для протокола, я ни разу в жизни не играла в «Подземелья и Драконов».

Она ткнула пальцем в медальон.

– Ты готов?

– Что, прямо сейчас? – нахмурился Дэш.

– А почему нет?

– Я приму капсулу, но давай попозже. Я предпочту не находиться при этом в машине, а еще мне не помешает здоровый сон. Как насчет завтрашнего утра?

Кира кивнула.

– Как тебе удобнее. Наверно, мне просто хотелось поскорее добиться твоего полного доверия. И потом, – добавила она, – мне еще не доводилось сравнить с кем-то впечатления.

Они ехали, поддерживая оживленный разговор. Теперь, когда они стали союзниками, Дэш обнаружил, что легко находит с этой женщиной общий язык.

Примерно через час пятнадцать Кира попросила остановиться, обозначив причину как «перерыв на физиологию». Дэш свернул с шоссе и подъехал к маленькой – всего две колонки, и нет даже вездесущего магазинчика – заправке. Он встал у колонки рядом с небольшим кирпичным домиком, где находился туалет. Дэвид вышел из пикапа и начал заправлять машину, пока Кира получала у служителя ключ от домика.

Она уже вернула ключ и шла к машине, а Дэш вешал на место шланг, когда сердце чуть не выскочило у него из груди.

Шелест лопастей. Снова.

Не успел Дэвид двинуться или крикнуть, как Кира рухнула на землю. Из ее шеи торчал маленький дротик.

Дэш уже прикинул расстановку сил и понял, что не сможет ни сбежать, ни укрыться. «Вертушка» приближалась, и у него осталось всего мгновение.

Он бросился на землю рядом с Кирой, выигрывая пару секунд, пока мозг бешено прокручивал варианты. В отчаянии Дэш понял, что у него остался только один вариант. Потянувшись, он схватил цепочку, висящую на шее у Киры, и со всей силы дернул. Цепочка порвалась, медальон упал на асфальт. Дэвид отшвырнул цепочку подальше, схватил медальон и торопливо засунул его в рот. Он протолкнул серебряное украшение поглубже, языком запихнул его между зубами и щекой, как табачную жвачку, и понадеялся, что снаружи будет заметна только небольшая выпуклость.

Его язык все еще прижимал медальон, когда Дэш почувствовал резкий укол в шею и провалился в глухой сон.

Назад: Глава 30
Дальше: Часть пятая. В плену

Загрузка...