Загрузка...
Книга: Творец Бога
Назад: Глава 17
Дальше: Глава 20

Глава 19

Дэш ошеломленно молчал, мысленно повторяя услышанную фразу и пытаясь убедить себя, что не ослышался. Какое-то насекомое врезалось в лобовое стекло машины и мгновенно превратилось в размазанное пятно.

– Бессмертие, – наконец повторил он, с сомнением покачивая головой. – Но это невозможно.

– Ага, все равно что улучшить собственный ай-кью, – отозвался Смит. – И – нет, она еще не достигла бессмертия. Пока. Но это только вопрос времени. Правда, она уже сумела удвоить продолжительность человеческой жизни. Еще не бессмертие, но достаточно для первого приза на университетском конкурсе талантов, – криво усмехнулся он.

– Вы в этом уверены?

Смит кивнул.

– Однозначно положительного ответа не будет, пока первый человек не доживет до ста шестидесяти. Но, насколько я понимаю, существуют весомые доказательства, полученные на животных и, предварительно, на людях.

– Как ей это удалось?

– Один черт знает. Процесс включает инъекцию, которую нужно делать раз в год. В чем ее смысл, понятия не имею. Знаю только, что эта инъекция замедляет старение, заставляет его еле ползти, и человек в семьдесят лет будет обладать всеми способностями и физическими характеристиками тридцатипятилетнего.

– Поразительно, – заинтересованно произнес Дэш.

– Мы полагаем, что Миллер рассматривает достижение бессмертия как процесс из трех этапов. Она уже завершила первый этап. Второй этап должен заключаться в создании микроскопических нанороботов, которых нужно вводить в кровеносную систему. Они патрулируют, чинят тело, а при необходимости воспроизводят самих себя. Необъятная армия крошечных докторов. Теоретически это может продлить человеческую жизнь до пяти сотен лет, а то и больше.

Он сделал паузу.

– Третий этап – ее главная цель – создание искусственной матрицы, в которую можно перенести собственный разум. Такой перенос можно повторять столько раз, сколько требуется. И это ближе всего к истинному бессмертию.

– А что вы понимаете под искусственной матрицей для переноса разума? Вы хотите сказать, что она планирует перенести свое сознание в искусственное тело? Превратиться в какой-то вид киборга?

– Я не знаю. Возможно. Или она будет каждые пятьдесят лет клонировать себя и переносить свое сознание в более юную версию. Допускаю, что все это физически невозможно. Даже для нее. Но речь не о том. Сейчас мы обсуждаем совсем другое: ей уже удалось совершить невозможное и удвоить человеческую жизнь.

Невероятно, подумал Дэш, когда в полной мере осознал потрясающие последствия этого открытия. Не просто невероятно – нереально. Но чем дольше он думал, тем безупречней становилась логика происходящего. Если, как он допускал, Кира Миллер действительно смогла оптимизировать свой мозг и стать подобной ученым аутистам в любой области, вряд ли она станет сосредотачивать свои невообразимые способности на решении заурядных проблем. Нет, она нацелится на главный приз – победу над смертью. Наисвятейший Грааль любого биологического вида. А ведь ее считали гением в области генотерапии еще до любых усовершенствований интеллекта…

Теперь подборка журналов, которые выписывала Кира, приобретала новый смысл. «Картография человеческого мозга». «Журнал когнитивной неврологии». Оба очень полезны для попыток переподключить собственный мозг. Но, кроме них, она читала журнал, посвященный геронтологии, области медицины, занимающейся процессами старения. В тот момент Дэш счел это странным, но быстро выбросил из головы. Зато теперь все кусочки головоломки отлично подошли друг к другу.

Дэвид выдернул себя из задумчивости.

– Но если она способна на такое, – произнес он, – то почему не объявит об этом? Ее признают величайшим ученым в человеческой истории. Вдобавок она мгновенно станет миллиардером.

– Неужели вы до сих пор ее не раскусили? – разочарованно спросил Смит. – Продлить жизнь человечества, нести радость миру… ее прет совсем от другого. Думайте об Адольфе Гитлере, а не о Флоренс Найтингейл.

Он помолчал.

– Кира Миллер открыла самый главный рычаг. Она в состоянии скопить власть и богатство, превосходящие всякое воображение. Каждый человек на планете мечтает сдержать свое старение. И она – единственная возможность. Если она вынесет свое открытие на публику, продлить свою жизнь сможет каждый, кто заплатит. Но если она оставит секрет при себе и станет делиться им только с избранными, она сможет обрести власть, выходящую далеко за рамки простого богатства.

Дэш мрачно кивнул. На протяжении всей истории люди не останавливались ни перед чем в погоне за обычными деньгами, что уж говорить об источнике молодости.

– Расплачиваясь своим лечением, она, как мы полагаем, уже купила ряд влиятельных людей, – сказал Смит. – В том числе и «крота» в КСО СВ.

Он досадливо покачал головой.

– Причем те, кого она лечит, вовсе себя не объявляют. Она регулирует подачу, так что стоит пойти против нее, и шланг перерезан. Пока-пока, источник молодости.

– Но кто-то же вышел?

– Только один. И не по своей воле. Промышленник-миллиардер, который помогал финансировать ее на ранней стадии.

Дэш в задумчивости поджал губы.

– А как насчет повышения интеллекта? Она и его использует в качестве рычага?

– Ей это не требуется. Продление жизни дает ей всю власть, которая нужна. Сейчас она – курица, несущая золотые яйца. Единственная существующая курица. Она пользуется плодами своего гения, но к чему раздавать способность нести яйца?

– Разумно, – признал Дэвид.

– К тому же, – добавил Смит, – для такой терапии она найдет очень немногих желающих. Обычно люди нервно относятся к лечению, которое подкручивает им мозги. Невозможно серьезно изменить мозг без риска необратимых изменений личности. – Он брезгливо покачал головой. – Не все готовы так легко, как она, расстаться со своей человечностью.

Дэш знал: если Кире можно верить, о легком отношении к дальнейшим трансформациям говорить не приходится. Она говорила, что напугана изменениями, которые принесло в качестве побочных эффектов ее лечение, и решила больше никогда его не повторять. А вот правда это или нет, еще предстоит увидеть.

Они ехали молча еще несколько минут, пока Дэвид пытался уложить в голове все эти необъятные новости. Наконец он нарушил тишину:

– Теперь я понимаю, почему полковник запрещал приближаться к ней, когда я ее найду. И почему ваши люди собирались стрелять дротиками с транквилизатором. Вы не рискуете причинить вред единственному существу во вселенной, которое знает, где находится источник молодости.

– Все верно.

– И вы беспокоились, что, если я схвачу ее, она загипнотизирует меня своим обаянием или подкупит. На это вы и намекали, когда спрашивали, не предлагала ли она мне что-нибудь. Вы хотели знать, не пыталась ли она подкупить меня обещаниями продлить жизнь.

– Да. Она могла убедить вас, что ее подход работает, предложить поговорить с кем-то из ее прочих… клиентов, в таком ключе, но меня интересовало, пыталась ли она хотя бы поднять эту тему.

– Ни словом не обмолвилась, – отозвался Дэш.

– Я вам верю. Возможно, мы ей помешали… – Смит помолчал и тяжело вздохнул. – Видите теперь, с чем мы сражаемся? Как мне доверять людям, если она может предложить любому ключи к источнику молодости?

– Поэтому вы и не поделились всей правдой с полковником Коннелли, – понимающе заметил Дэш. – И поэтому держали меня под наблюдением.

– Именно. Если в деле замешана Кира Миллер, я не доверяю никому. Если бы вы проигнорировали указания Коннелли и захватили ее, она могла бы предложить вам беспрецедентную цену за свою свободу. И с этого момента уже невозможно гарантировать, что вы станете продолжать операцию и вызовете нас. Мы не хотели ставить всё на ваше благоразумие.

Вполне возможно, таков и был ее план, подумал Дэш. Кира сказала, что ее цель – завербовать его. Их разговор вполне мог предварять выход на сцену решающего инструмента вербовки.

– Меня не купить, – твердо сказал он. – Даже обещаниями долгой жизни.

Смит кивнул.

– И опять я вам верю. Ваше армейское личное дело свидетельствует, что вы, мистер Дэш, человек безупречной честности. И все же любой человек, который заявит, будто не испытывает ни малейшего соблазна отпить из источника, будет лжецом.

– Включая вас?

– Включая меня, – признался агент.

Дэш задумчиво поджал губы. Смит ссылался на его личное дело и утверждал, что оно свидетельствует о честности. Но Кира заявила, что тщательно изучала его личность, включая армейское дело. Если это было правдой, она должна была знать, насколько высоко он ценит свою честность. Более того, женщина утверждала, что именно благодаря этой особенности характера она и хотела завербовать Дэша. Но в таком случае Миллер наверняка понимала: любая попытка подкупа, независимо от приманки, обречена на провал. И если так, ее план, вероятно, заключался в чем-то другом.

Смит ответил на несколько вопросов, но неотвеченных осталось намного больше.

– А как насчет связи с террористами и угрозы Эбола? – спросил Дэш. – Это фальшивка? Ваше изобретение, чтобы простимулировать охоту?

– Как бы мне этого хотелось, – серьезно ответил агент и резко дернул руль влево, объезжая жуткую кучу шкур и крови, которую внезапно высветили фары. – Но боюсь, они вполне реальны, – секунду спустя, когда машина вновь выровнялась, оставив позади сбитое кем-то животное, продолжил он. – А при ее способностях можно не сомневаться, что атака будет успешной.

Дэш выглядел растерянным.

– Но зачем ей работать с террористами? – спросил он. – Это бессмысленно. Что ей даст использование биологического оружия? У нее и так предостаточно денег и власти.

– Может, так, – согласился Смит. – А может, и нет. Мы не знаем, как она видит тему лихорадки Эбола. Но не сомневайтесь, в чем бы ни заключался план, его исполнение стоит на повестке дня. Она несравненно лучший шахматист, чем мы. И если мы не понимаем какой-то ее ход, это не значит, что ход случаен.

Он пожал плечами.

– Может, она собирается шантажировать правительство и в последнюю минуту отменить атаку. Может, хочет договориться с людьми по обе стороны террористических войн ради каких-то собственных целей. Мы не знаем. Нам известно только одно: угроза реальна, и за ней стоит Кира Миллер. И, независимо от прочих причин, по которым мы охотимся за женщиной, главная цель отдела спецопераций неизменна – остановить эту атаку.

Дэш раздраженно покачал головой.

– Чушь собачья, и вы это прекрасно знаете! – отрезал он. – Главная ваша цель – получить секрет продления жизни.

Прежде чем Смит успел ответить, Дэвид добавил:

– Предположим, она у меня на прицеле, и я точно знаю, что ее убийство положит конец биологической угрозе. Вы дадите мне нажать на спуск?

– Все не так просто, – ответил Смит. – Нам нужно выяснить, что ей известно об Эбола. Возможно, единственный способ предотвратить эту угрозу – оставить Миллер в живых.

– Вы уходите от вопроса. Я спрашивал гипотетически. Вы поддержите ее убийство, если будете точно знать, что оно предотвратит угрозу? Более того, если это единственный способ предотвратить угрозу? – требовательно спросил он, пристально глядя на жилистого водителя. – Ну?

Смит колебался.

– Все по-прежнему не так просто. Ее смерть может предотвратить гибель нескольких миллионов человек, но вместе с ней исчезнет ключ к долгой жизни всего человечества, сейчас и в будущих поколениях. И где вы проведете черту? Спасете два миллиона человек, не дав им умереть на тридцать лет раньше, но лишите шесть миллиардов – только в этом поколении – возможности прожить в два раза дольше? Скажем, в среднем на семьдесят лет дольше?

– Ясно, – с отвращением произнес Дэш. – Простой компромисс. Подкрепленный арифметикой.

– Не обязательно. Но есть важные соображения, которые необходимо учитывать. Кто скажет, получит ли человечество еще один шанс?

– И если ради высшего блага придется принести в жертву два миллиона человек, пусть так и будет?

– Слушайте, суть в том, что мы сейчас рассматриваем гипотетическую ситуацию. Убийство Миллер вряд ли предотвратит биотеррористическую угрозу. Скорее наоборот – если убить ее до допроса, это почти наверняка уничтожит наши шансы на предотвращение угрозы. Так что о компромиссах речь не идет. Захватить ее живой – критично важно, чтобы остановить Эбола и получить тайну долгой жизни.

– Допустим, – неопределенно заметил Дэш. – Но я сомневаюсь. Только она способна усовершенствовать вирус, который они планируют использовать. Если вирус еще не готов, все, что мне известно, подсказывает: ее убийство предотвратит угрозу. Но независимо от того, верите вы в это или нет, окажите любезность, не прикидывайтесь, будто главная проблема – биотерроризм.

Смит нахмурился.

– Даже если я призна́ю вашу точку зрения, что это изменит? Кира Миллер по-прежнему на свободе, и мы должны ее найти.

Он помолчал, потом многозначительно добавил:

– И вы могли бы стать ключом. Захватив вас, она пошла на огромный риск. И главный вопрос… зачем?

– Ни малейшего понятия.

– Еще один ход, который кажется бессмысленным, – раздраженно сказал Смит. – Если ей были нужны мускулы, она могла набрать кого угодно, в любой момент. Вы не богаты, не занимаете высокий пост. Вы прекрасный специалист, но при ее гениальности, ресурсах и неизвестных нам благодетелях у вас мало шансов ее найти. Учитывая все, что нам известно, вы не тянете даже на пешку в ее партии, не говоря уже о более ценных фигурах. Но она пошла на исключительный риск, а значит, мы что-то упускаем.

– Я в таком же недоумении, как и вы.

– Вряд ли мы когда-нибудь это поймем, – признал Смит. – Ее усиленный разум может оперировать такими понятиями, к которым мы не в состоянии даже приблизиться. Вопрос в том, по-прежнему ли вы ценны для нее?

– Интересно, почему я внезапно почувствовал себя червяком, которого насаживают на крючок?

– Послушайте, мистер Дэш, вы представляете собой уникальную возможность заполучить эту женщину. Мы должны использовать этот шанс. Вы поможете нам?

Дэвид обдумывал ситуацию. В Смите крылось нечто, чему Дэш не вполне доверял. Он чуял нутром, что бо́льшая часть истории осталась за кадром. Но какими бы ни были истинные мотивы Смита, Киру Миллер необходимо остановить. К тому же Дэш знал – в одиночку ему не справиться. И даже если он откажется помогать, ничто не помешает Кире Миллер вернуться за ним еще раз, когда ей захочется.

Дэш сильно нахмурился, но потом кивнул:

– Ладно… Смит. Я помогу вам.

Он подождал, пока агент не отвернется от дороги, и встретил его взгляд с интенсивностью лазера.

– Но на этот раз мы будем действовать по-моему.

Назад: Глава 17
Дальше: Глава 20

Загрузка...