Загрузка...
Книга: Знаменитые загадки истории (знаменитые)
Назад: Страшная сила ассасинов
Дальше: В поисках могилы Чингисхана

Черная легенда о короле Макбете

Имя шотландского короля Макбета широкая публика узнала после того, как этот правитель стал главным персонажем в одноименной трагедии Уильяма Шекспира. Английский классик изобразил Макбета жестоким узурпатором, на совести которого убийство доброго короля Дункана и незаконный захват королевской власти.

 

Говоря абстрактно, история, рассказанная великим драматургом, вполне типична для той далекой эпохи (XI век). В те времена, как, впрочем, и позже, путь к трону нередко лежал через преступления, измены, а то и убийства. Но что касается короля Макбета, то его подлинная историческая судьба во многих моментах не совпадает с образом, который представил Шекспир, точнее, с интерпретацией некоторых его деяний. И тому есть документальные подтверждения.

Для начала вспомним сюжет шекспировской драмы. Действие происходит в начале XI века в Шотландии и Англии, которые ведут между собой войну за сферы влияния на Британских островах. Среди полководцев шотландского короля Дункана особой храбростью отличается его двоюродный брат Макбет, одерживающий победы над ирландцами и норвежцами. Все, в том числе и король Дункан, восхищены его мужеством и отвагой и воздают ему почести. И вот ведьмы, неожиданно появившиеся перед полководцем, предрекают ему не только воинскую славу, но и королевский трон. С этой минуты Макбет как бы преображается, ослепленный возможностью обладать всей полнотой власти в королевстве. Его самолюбие разжигает жена, леди Макбет, призывающая мужа укрепить волю и ускорить путь к трону, даже если придется пойти на убийство соперника. Воспользовавшись пребыванием короля Дункана в поместье Макбета, злодейская супружеская пара убивает высокого гостя, вложив окровавленные ножи в руки слуг короля.

Так Макбет совершил первое преступление. Затем был убит и полководец Банко, подозревавший его в злодействе. Это страшное деяние было приписано сыновьям Дункана, которые после этого, убоявшись собственной гибели, сбежали в Англию.

Но в конце концов кара настигает и самого Макбета, лишившегося головы, и его жену, сошедшую с ума. В конце шекспировской трагедии королем становится сын Дункана Малькольм.

Такова общая канва шекспировского повествования. Каким же на самом деле был исторический Макбет? В энциклопедии Брокгауза и Эфрона говорится буквально следующее: «Макбет – король шотландский (1040—57), как и соперник его, Дункан I, был внуком короля Малькольма II. Он разбил и убил Дункана в 1040 году при Дунсинане (в Пертшире) и правил энергично, возмущая вельмож своею строгостью; из них Макдуф, тан Файфский, бежал в Англию и возбудил к мести Дунканова сына Малькольма. При поддержке могущественного Сиварда, графа Нортумбрии, союзники в 1054 году взяли замок Макбета Дунсинан. Война продолжалась, пока замок не пал в 1057 году при Лумфаноне. Макбет известен по трагедии Шекспира, следовавшего в ней сказочным преданиям».

Эти скупые строки энциклопедии, по сути, полностью отметают версию Шекспира. Макбет имел права на корону (был внуком Малькольма II, так же как и Дункан). Он правил 17 лет, а судя по шекспировской трагедии, хотя об этом и не говорится прямо, можно сделать вывод, что на троне узурпатор продержался недолго. Наконец, Макбет разбил войско Дункана и убил короля во время битвы, значит, о тайном убийстве не может быть и речи. Если же углубиться в хитросплетения шотландской истории, то несоответствия прямо-таки начинают громоздиться одно на другое, опровергая и интригу пьесы, и характеры ее героев. Даже при том, что биографии первых шотландских монархов зачастую состоят из комбинаций слова «неизвестно» (неизвестная мать, неизвестная жена, неизвестные даты, места и обстоятельства рождения и гибели), имеющиеся сведения позволяют создать относительно целостную и логичную картину жизни и смерти человека, подвигнувшего Шекспира на создание одного из самых сильных своих произведений.

Если исходить из этих сведений, то получается, что великий драматург проявил, мягко говоря, некоторую вольность в трактовке как самого образа Макбета, так и в изложении событий. Скажем, сам факт убийства коронованной особы почерпнут Шекспиром из «Хроник Англии, Шотландии и Ирландии» Рафаила Холиншеда. Но там речь идет о предательском умерщвлении другого короля, а именно короля Дуффа лордом Дональдом. Меняются лишь имена, после чего делается вывод: Макбет – убийца, Дункан – жертва. Что уж тут говорить о появлении на поле боя еще не созданных в ту эпоху пушек или же объединении в один эпизод трех, разделенных значительными промежутками времени (восстание Макдональда, вторжение норвежского короля Свена и нападение на шотландцев войска Канута). Кстати, Макдональд покончил с собой сам, исторический Макбет его не убивал, да и Банко убили после пира у Макбета, а не на пути к нему, причем доказательств виновности короля в этом преступлении нет. Зато совершенно точно известно, что честный Банко был полноправным соучастником (если не вдохновителем) восстания против Дункана.

Конечно, трудно спустя тысячу лет гадать, пошел бы реальный Макбет ради короны на тайное убийство, но ему этого и не понадобилось – Дункан погиб в сражении. Было открытое восстание, а не совершенное под покровом ночи злодейство.

Что же на самом деле представлял собой убиенный Дункан I? У Шекспира это благородный и достойный монарх, умудренный и убеленный сединами, успешно (хоть и опираясь на полководческие таланты Макбета и Банко) одерживающий победы над врагом и справедливо управляющий державой. На деле же Дункан был молод (самое большее, на 4 года старше своего кузена), правил же он достаточно бездарно.

Вернемся к Макбету. Как видим, в его воцарении не было ничего, что могло бы шокировать нежные души его современников. Мятеж против короля-неудачника, закончившийся успехом, был не первым и не последним. Вряд ли такого человека в такое время и по такому поводу могли бы терзать муки совести, тем более что страна досталась ему отнюдь не в лучшем состоянии. Шекспир как-то «забывает», что за свое семнадцатилетнее правление Макбету удалось сделать немало полезного. Под твердой рукой нового короля объединились, наконец, Северная и Южная Шотландия, была организована система военных патрулей, которые охраняли всю страну, насаждая закон и порядок. Из раздираемой междоусобицей страны Шотландия медленно, но верно превращалась в единую державу, что не устраивало ни местную знать, ни, что особенно характерно, английского соседа. Итог был не то чтобы предрешен, но вполне логичен. Сын Дункана Малькольм Кэнмор, что в переводе с кельтского означает «большая голова», при помощи англичан (или англичане под прикрытием сына Дункана) собрал армию и вторгся в Шотландию.

Закономерным штрихом, венчающим историю подлинного Макбета, было то, что сначала его похоронили со всяческими почестями, но потом, в угоду новой династии, началось настоящее очернительство убитого короля. Характерно, что на сторону победителя перешла и церковь, объявившая Макбета «сыном дьявола», хотя в свое время он щедро жертвовал деньги на монастыри и даже совершил паломничество в Рим.

Такова историческая реальность, подтвержденная хроникой Рафаила Холиншеда, той самой, которой пользовался и Шекспир. В ней, между прочим, Макбет выглядит мудрым и справедливым правителем, заботящимся о народе и державе и доброжелательным (возможно, даже излишне) по отношению к баронам, а его свержение произошло в результате английской агрессии. И хотя в шекспировской интерпретации Макбет вызывает определенное сочувствие, ему ведомы муки совести и сомнения, все же возникает вопрос: зачем автору понадобилось тревожить память давным-давно убитого монарха? Не проще ли было создать некоего абстрактного, обуреваемого муками совести тирана, не пытаясь привязать сюжет к реально существовавшему и заведомо невиновному человеку?

На этот счет существует немало версий, по одной из которых можно предположить, почему пьеса написана именно так. В 1603 году умерла Елизавета I Тюдор, и на престол вступил сын казненной шотландской королевы Марии Стюарт Иаков I (он же, если считать по-шотландски, Иаков VI). Шекспиру, который попал под покровительство Иакова, предстояло учесть тонкую политическую ситуацию. Во-первых, надо было показать, что шотландцы отнюдь не объект для насмешек, а нация гордая и героическая. Затем требовалось польстить королю, возвысить династию Стюартов и подчеркнуть давние исторические корни унии между Англией и Шотландией, объединенных под скипетром Иакова. Нелишне было и проиллюстрировать научные и идеологические изыскания нового короля, выступавшего с трактатами о ведьмах и колдовстве и почитавшего себя авторитетом в данной области. Все задачи были решены с подлинным блеском. Ведьмы показали свою омерзительную сущность, проведя сеанс черной магии с полным ее разоблачением, а заодно… предсказали, что потомки Банко, почитающегося предком Стюартов, будут замечательными королями, а один из них объединит под своей десницей Англию и Шотландию.

Итак, согласно Шекспиру, Макбет – злодей, хотя поначалу и предстает воплощением героического благородства. Но душу его точит червь честолюбия – чем больше он получает, тем большего хочет. Ему уже мало титулов тана Морийского, тана Росского и тана Кавдорского, неоспоримо ставящих его на второе место в королевстве, – Макбета непреодолимо влечет напророченный ведьмами трон. Но к престолу не подступиться тем прямым и честным путем, каким он шел до сих пор, – противоречие, неминуемо ведущее к преступлению. Оно оказывается лишь первым звеном неизбежно потянувшейся цепи. С Дунканом погибают и охранявшие его слуги, а потом начинается вакханалия все более подлых и жестоких убийств: жертвами Макбета становятся и ближайший друг Банко, тан Лохаберский; и семья Макдуфа, тана Файфского. Макбет виновен вдвойне – и в том, что несет гибель другим, и в том, что погубил себя самого. К финалу из всех достоинств у него остается лишь мужество, с которым он принимает в единоборстве смерть от руки Макдуфа.

Леди Макбет во многом подобна супругу. Ее чувства также целиком подчинены честолюбию – даже в муже она любит лишь его превосходство над окружающими. Ей дорог не он, но его способность возвыситься – и тем самым возвысить ее. Это честолюбие – страсть, слепая, нетерпеливая и неукротимая. Человеческой душе не вынести такого бремени, отчего леди Макбет сходит с ума и умирает. Она – самое концентрированное воплощение зла во всем шекспировском творчестве. Леди Макбет отравляет душу мужа – и в миг, когда могла бы спасти его, подталкивает к бездне, куда летит вместе с ним.

Макбету и его жене, поправшим человечность, противостоят не одиночки, но вся страна. Причем враги Макбета сознают, что борются не только за династические интересы принца Малькольма, но и за человечность как таковую. И у Малькольма, и у Макдуфа есть личные причины ненавидеть короля-узурпатора: у первого он убил отца и отнял трон, у второго убил жену, сына и отобрал владения. Однако оба они движимы жаждой не столько мести, сколько справедливости. Именно такой нужна была Шекспиру чета Макбет, чтобы на их черном фоне чистым золотом засверкал Банко – рыцарь без страха и упрека, каким только и мог быть предок ныне царствующего Иакова I. И ради ублажения королевского самолюбия стоило поступиться исторической правдой.

Кстати, единственное, в чем Шекспир не погрешил против истины, так это образ злополучной леди Макбет. Она была действительно очень жестокой женщиной, к тому же в конце жизни страдавшей сумасшествием. Пожалуй, это единственный момент, где история совпала с легендой.

Разумеется, все сказанное отнюдь не умаляет величия шекспировской драмы, ставшей мировой классикой. Но если говорить об историках, то они в своих исследованиях опираются не на художественные тексты, а на документальный материал. И при этом уже не имеет значения, что в сознании массового читателя закрепился именно тот образ, который создал силой своего таланта великий английский драматург.

Назад: Страшная сила ассасинов
Дальше: В поисках могилы Чингисхана

Загрузка...