Загрузка...
Книга: Проблемы пищеварения. Какие задачи скрываются за желудочными и кишечными симптомами (дух-душа-тело: поле освобождающих энергий)
Назад: 1. Рак на уровне клетки
Дальше: 3. Свободный уровень

2. Интерпретация

Поведение раковой клетки обозначает основную тему, на почве которой вырастает заболевание. Это проблема роста. Неудержимый хаотичный рост не щадит ни чужих территорий, ни собственной основы. Раковая клетка не подчиняется законам здорового роста, отвергает правила взаимовыгодного сосуществования с другими клетками организма и решительно сметает все границы. Вместо того чтобы подобающим образом выполнять свои естественные функции, клетка принимается бесчинствовать. Она активно делится, распространяя свое потомство (своих клонов) во все стороны, отчего страдают как сопредельные области, так и самые отдаленные уголки организма.

Эгоистические наклонности клетки символически отражаются в значительном увеличении ее «головы» – ядра. Кроме того, внутри этого ядра постоянно царит суета. Раковая клетка в буквальном смысле стремится пробить головой стены. Ее поведение по праву отождествляют с серьезными проблемами в сфере коммуникации, ведь она сводит все общение с соседями к агрессивному «расталкиванию локтями». Раковая клетка делает ставку на право «сильнейшего» и норовит припереть своих более слабых соседей к стене. Это не имеет ни малейшего отношения к первоначальным образцам, согласно которым развиваются клетки сложного организма. Все остальные клетки имеют связь с полем развития, для которого они предназначены, у раковой клетки эта связь отсутствует. На уровне тканей отсутствие связи символично выражается в нарушении дыхания.

Однако описанный выше стереотип поведения проявляется только у небольшой части больных раком. В остальных случаях наблюдается нечто прямо противоположное.

Структуре личности типичного ракового больного соответствует поведение клетки до перерождения, когда она в течение долгого времени терпеливо, не проявляя явных признаков недовольства, терпит раздражение. Клетка как будто замыкается в себе и замирает в надежде выдержать этот натиск («пересидеть», «переждать»). Возможно, ее сдерживает «мысль» о том, что всякая попытка «взроптать» и «выйти из себя» будет безжалостно подавлена защитными силами организма. Все сказанное можно отнести и к самому больному. Это человек, стремящийся приспособиться к любым установленным со стороны нормам. Он живет незаметно, не растет и не развивается, старается избегать раздражений, а если не получается избежать – «игнорирует» раздражающие факторы. Но все же они проникают сквозь защитный панцирь, а проблема перемещается на телесный уровень.

Насколько высока эта цена на существование в состоянии видимого покоя, становится заметно на следующей стадии развития проблемы. Плотина, которую человек возводил годами, внезапно рушится, освобождая поток ранее подавленных импульсов развития. Организм переходит на сторону другого полюса – того, с которым ранее человек вел беспощадную борьбу.

Феномен подавления обнаруживается не только на духовном, но и на телесном уровне. Нередко в истории болезни фиксируется так называемый пустой анамнез. Речь идет о том, что до начала болезни у пациента не было никаких симптомов на протяжении лет и даже десятилетий. То есть ему удавалось подавлять не только душевные, но и телесные отклонения от нормы. Врач-психотерапевт Вольф Бюнтиг ввел в обиход термин «нормопатия», указывающий на то, что сверх меры строгая приверженность нормам сама по себе является чем-то болезненным. Неосознанное сдерживание жизненных импульсов может казаться окружающим «приятной сдержанностью», но сам «приятный в общении» человек при этом постоянно пребывает в подавленном настроении. Правда, скрытая депрессивная направленность обычно не осознается человеком. Окружающие ничего не замечают, потому что такой человек не испытывает осознанного желания делиться своими переживаниями и вообще делить свою жизнь с другими людьми. Когда же плотина прорвана и подавленная жизнь вырывается на свободу, стремление делиться проявляется очень активно – правда, на бессознательном телесном уровне.

Уже в этой подготовительной фазе, когда болезнь только назревает, человека можно с полным правом назвать пациентом, настолько велика его готовность терпеть что бы то ни было. Он в большой степени зависим от окружения, от добрососедских отношений, старается быть дружелюбным со всеми без исключения – то есть постоянно живет с оглядкой на окружающий мир. Кроме того, такой человек предсказуем и надежен, поскольку все изменения отвергаются им на корню. Реализуя свое стремление не быть никому обузой, больной с трудом находит настоящих друзей, ведь он, в сущности, не проявляет своей индивидуальности. У такого человека нет определенного отношения к самому себе, поэтому и другим непросто выстраивать отношения с ним. С другой стороны, нормопата обычно окружают люди, которые ему чем-либо обязаны, поскольку он постоянно старается кому-то угодить, ради чего даже жертвует собственным развитием.

Однако за образцовым поведением в социуме скрываются все те прямо противоположные качества, которые и проявляются в развитии рака, пусть это и происходит на уровне замещения, то есть в теле. То, что никогда не допускалось до сознания, было загнано в тень, находит возможность показать себя на подмостках тела.

Итак, раздраженная клетка, ранее никак не реагировавшая на раздражение, начинает безудержно расти. Образуется клеточное сообщество «нового типа». Злокачественные клетки становятся полностью независимыми от организма и безоглядно распространяются во все стороны, ничуть не считаясь с интересами соседей и родственников. Так годами отвергавшиеся изменения проявляются в теле в виде мутации. Что человек делает и чего он не делает, не имеет больше никакого значения, важен только этот эгоистический процесс. «Идеальная» социальная приспособленность «вдруг» превращается в паразитическое существование. Об уважении традиций и соблюдении общественных норм уже и речи не идет.

Раньше человек не позволял себе иметь хотя бы собственное мнение по основным жизненным вопросам. Но теперь долго подавляемое требование души обустроить мир по-своему обнаруживает себя на телесном уровне. В результате организм оказывается заселен смертоносными «филиалами». Зерно, рост которого долго сдерживался, всходит в рекордные сроки, показывая этим, насколько сильно в человеке желание во что бы то ни стало отстоять свои права и интересы.

И в самом деле, этот ранее подавляемый эгоизм с началом болезни отчасти проявляется и в изменении поведения пациента. Но чем глубже вытесненные темы были погружены в тень, тем слабее будут эти проявления. Поэтому многие раковые больные по-прежнему готовы терпеть, а эгоистичная модель поведения реализуется у них только на телесном уровне. Если же теневые аспекты все же поднимаются на поверхность сознания, больной неожиданно становится «совсем другим человеком» – начинает требовать, чтобы все и вся вращалось вокруг него. Под давлением обстоятельств и под прикрытием симптомов он решается перевернуть все и заставить других плясать под его дудку. При этом границы, установленные ранее, без раздумий ломаются. Сдержанный ранее человек вдруг «отбивается от рук» и уничтожает все преграды. Каким бы неприятным это превращение ни казалось окружающим, для самого больного это шанс на выживание. Когда теневые принципы реализуются на духовно-душевном уровне, телу становится легче.

Последнюю стадию развития рака – кахексию – характеризует особая модель поведения. Тело полностью отдает себя в руки болезни. Оно в прямом смысле слова позволяет себя сожрать. На телесном уровне человек открыт судьбе. В конечном итоге, тема подчинения судьбе переживается каждым раковым больным – либо осознанно, если удается поднять ее на духовный уровень, либо неосознанно, то есть на уровне гибели тела.

Основной «лейтмотив» рака – регресс – также входит в число теневых проблем, на что и указывает болезнь. Регрессивные тенденции связаны с неосознанным стремлением вернуться к истокам, к самому началу. Сознание больного утратило связь с основой – у человека «почва ушла из-под ног», и он больше не чувствует, на чем стоит этот мир, – и поведение раковых клеток показывает, какую опасность эта неопределенность представляет для жизни. Каждому человеку необходима живая связь со своими корнями, со своими истоками, или религия (religio).

Слово rе-ligio подразумевает не шаг назад, а установление связи с прошлым, только благодаря которой и возможен прогресс. Это кажущееся противоречие проявляется и в симптомах рака. С одной стороны, поведение клетки указывает на явный возврат к примитивным формам поведения, свойственным начальным фазам развития организма. С другой – демонстрирует поразительное всесилие и даже тенденцию к бессмертию.

Теология и эзотерика всегда старались осмыслить это кажущееся противоречие. Чтобы разобраться в нем, обратимся к первоначальному значению понятия religio. Религия действительно подразумевает под ним живую связь с истоком. Этот исток – Единство (= рай). Но именно возвращение в рай есть главная цель христианского пути развития. Согласно Писанию, люди вышли из рая и должны в него вернуться. По сути, человек должен пройти путь от неосознанного единства к осознанному. О том, насколько универсален такой архетипический образ пути, нацеленного на возвращение в исходную точку, говорит тот факт, что в индуизме он описан почти так же: «Отсюда – Сюда».

Таким образом, religio подразумевает и связь с истоками, и прогресс. В религиозных трактатах путь к просветлению и бессмертию всегда описан как продвижение вперед к исходному пункту пути. Таким образом, подразумевается движение по кругу или по спирали.

Вопросы, нацеленные на осмысление истоков и цели: «Откуда я взялся?» и «Куда я иду?» – у раковых больных вытеснены из сознания в тень, что находит отражение в теле. Преувеличенная осторожность и привычка действовать с оглядкой, ограничивающие жизненные горизонты узкими рамками ближайшего окружения и ближайшего будущего, показывают, насколько краткосрочным в прямом смысле слова становится сам человек. Он придает настолько большое значение мнению других людей и общественной морали, он с такой настороженностью встречает каждое новое утро и каждое новое, незнакомое явление, что за всем этим совершенно забывает о глобальных вопросах, касающихся жизни всего человечества. Раковый процесс с его регрессивным позывом к «вечной жизни на земле» и бесперспективным «прогрессом» является честным отражением этой ситуации. Осознанное возвращение к истокам, поиск смысла жизни и истинного бессмертия – вот в чем действительно нуждается человек. Только вытеснение проблемы в область бессознательного приводит к возникновению «болезни как пути». Но несмотря на все ужасы болезни, этот путь ведет к возрождению. Это своего рода «последнее предупреждение» – толчок, заставляющий человека дорасти до своих потребностей.

Психотерапевты подметили, что раковые больные, как правило, являются людьми глубоко нерелигиозными. Если же в структуре личности присутствуют религиозность и идея покорности судьбе, то это, как правило, та «церковная вера», которая не имеет ничего общего с religio в истинном смысле слова. Это форма, не наполненная содержанием, – «установленный вышестоящими органами» регламент жизни. Такой безжизненной форме на уровне тела символически соответствует некроз (участок мертвой ткани), находящийся в середине опухоли. При таком формальном понимании религии «покорность судьбе» вовсе не отражает молитвенного содержания «Да будет воля Твоя на Земле, как и на Небе». Она скорее сродни попытке, стиснув зубы, покориться могущественной силе, но не принять ее в полном смысле слова. В глубине души человек не испытывает доверия к Богу; его чувства совсем иной природы – это отчаяние и бессилие. Вместо того чтобы предаться жизни, потенциальный раковый больной предается смертельному страху, который подчас вырастает из множества мелких сиюминутных опасений.

Истории о раковых больных, которые «во цвете лет, на пике карьеры были неожиданно вырваны из жизни вероломной болезнью», казалось бы, противоречат всему вышесказанному. Если же изучить эти истории более пристально, окажется, что всех покойных объединяла удивительная невосприимчивость по отношению к теневым темам. Таким образом, описанное скорбное событие может считаться неожиданным только с точки зрения линейного прогресса. Ведь именно полное отсутствие телесной реакции (симптомов) и является признаком нормопатии.

На человеке лежала большая ответственность, но он всю жизнь занимался всего лишь механическим выполнением обязанностей. Ответственность же подразумевает способность отвечать требованиям жизни. Как раз этой способности не хватает потенциальному раковому пациенту. Он не умеет отграничиваться, говорить «нет» и легко берет на себя обязательства, чтобы придать своей жизни хотя бы внешний смысл, если внутренний отсутствует.

Достижения и успехи часто лишь маскируют скрывающиеся за ними бесчувственность и глубокую депрессию. В психиатрии есть термин «скрытая депрессия», который подразумевает депрессию, выраженную телесными симптомами. Таким болезненным симптомом может быть и рак. Внешняя маска настолько ценится обществом, что человеку совсем не просто даже думать о болезни. Как уже говорилось выше, в обществе типичный потенциальный раковый больной считается образцовой личностью. Он бодр, не агрессивен, спокоен и выдержан, готов на жертвы и весьма симпатичен, так как ему чужд эгоизм; он всегда может помочь другим, пунктуален, порядочен и т. д.

Стоит заметить, что рак может по праву считаться «образчиком успешности» среди болезней. Вряд ли найдется другая болезнь, которая так же быстро овладевает человеком и подчиняет его себе, столь же упряма и способна так же противостоять всем защитным силам организма.

Неудивительно, что общество испытывает такой ужас перед раком, отражающим его состояние, как зеркало. Рак демонстрирует превращение идеала самопожертвования в его прямую противоположность – эгоизм, а тем самым – и в идеал власти этого общества. Телесная карикатура на этот идеал, как и любая другая карикатура, вызывает отвращение. Происходит это не потому, что карикатура неправильно отражает действительность, а совсем наоборот, – потому что она попадает в цель и к тому же изображает все в утрированном виде.

Рак, карикатура на наши идеалы, показывает, что мы вместе с нашей планетой вступили в опасную фазу развития болезни. Многое указывает на то, что рост нашей экономики настолько же безумен, как и рост опухоли. Прогресс идет вперед бешеными темпами, не имея никакой цели. Цель нашего прогресса – последующий прогресс, поэтому она в принципе недостижима. У рака также нет цели, или же цель скрыта в тени и заключается в гибели организма. Если бы мы были честны, то признались бы себе в том, что цель нашего прогресса – в гибели организма по имени Земля. Если бы благие намерения политиков и общественных деятелей исполнились и развивающиеся страны ликвидировали свое технологическое отставание, это нанесло бы экологии планеты смертельный удар. Сейчас можно исходить из того, что эти желания и устремления не вполне серьезны; требования же дальнейшего линейного прогресса содержат реальную угрозу. Не осознавая своей исконной связи с Матерью-Природой, с Матерью-Землей, не имея перед собой глобальной духовной цели, мы сами уподобляемся ничем не сдерживаемым раковым клеткам, поедающим планету. Уже сейчас мы следуем принципам рака. Когда же эта болезнь показывает нам свое лицо, мы ужасаемся, так как узнаем в ней самих себя. Но такую правду мы видеть не хотим. В этом и человечество, и каждый отдельный пациент едины.

Итак, характерные особенности рака – это безудержный рост и регрессивные устремления. Важную роль в развитии болезни играет отсутствие у организма надежной защиты. Проблемная ситуация может существовать на протяжении десятилетий и не приводить при этом к образованию опухоли. Это состояние «на грани болезни» называют преканцерозом. Преканцероз подразумевает наличие духовных предпосылок (возможно, с самого с рождения) и физических факторов (например, воздействия канцерогенов). Но для развития рака нужен какой-то толчок, какое-то «критическое» раздражение. До этого момента рак остается как бы запертым в организме – жестко подавляется доминирующей иммунной системой. И только сбой в работе защитных сил дает шанс раковым клеткам, которые образуют первичную опухоль. Это новообразование может в короткие сроки достичь значительной величины. Некоторые пациенты даже ощущают этот момент сбоя защитных сил и затем вспоминают о нем как о времени особенного напряжения и страхов.

Вопрос о том, почему отказывают защитные силы, надо рассматривать широко, он не ограничивается раковым процессом. Любая простуда демонстрирует следующий феномен: как только человек пресыщен чем-то и закрывается от чего-либо, симптомы сразу дают о себе знать. Это происходит потому, что организм открывается определенным возбудителям, то есть из-за слабости своей защиты становится уязвимым. Там, где сознание закрывается перед определенными темами, тело по принципу замещения открывается соответствующим возбудителям. То есть иммунная защита становится тем слабее, чем сильнее защита в сознании. В этом случае под защитой подразумевается не естественная способность защищаться от нападений, а боязливое закрытие перед миром.

В целом человек, обладающий здоровыми защитными силами, вооружен на обоих уровнях. Очевидно, что необходимо защищать границы своего тела от чужого, полного опасностей мира с помощью витальной иммунной системы. Точно так же необходима и определенная душевная защита, чтобы человек не оказался раздавленным множеством впечатлений. Целью на обоих уровнях является золотая середина между полной открытостью и абсолютной закрытостью. Если обнаруживается заметный перевес в пользу одного уровня, второй вынужден восстанавливать равновесие. Если на уровне сознания человек слишком закрыт, то есть избегает любых конфликтов, открытость опускается в тень, делая тело уязвимым для всевозможных возбудителей. Конечно, и на душевном уровне можно оказаться «слишком открытым», что приведет к расстройству психики, сопровождающемуся психотическим потоком образов. Но все же ситуация, характеризующаяся чрезмерной замкнутостью сознания и, соответственно, слишком большой открытостью на уровне тела, куда более типична для нашего мира. Стремление любыми путями избегать конфликтов и неумение сказать «нет» приводят к тому, что тело становится не способным ограничить и защитить себя.

Это подтверждается обыденным опытом. Открытый, живой человек менее подвержен различным инфекциям, ведь он обладает здоровой телесной защитой. В свою очередь, человек, одержимый страхом, ведущий замкнутый образ жизни, открыт для возбудителей болезней и постоянно подхватывает то кашель, то насморк. А тот, кто воодушевлен и увлечен своим делом, может вообще не страдать от простуды. Многим знакома ситуация, когда начинающийся насморк проходит на два часа во время просмотра увлекательного фильма. И только после сеанса, когда вдруг вспоминаешь, что был простужен, насморк возвращается.

Что может настолько подорвать защитные силы организма, чтобы они позволили опухоли расти? Для этого человек должен быть глубинно закрыт для внешнего мира и жизни как таковой. Такое может произойти, если вдруг перекрывается канал, через который он прежде осуществлял связь с жизнью. Классический пример – потеря (смерть или уход) единственного близкого существа. Человек депрессивного склада не способен принять это событие, так как без своего «доброго гения» больше не может принимать участия в потоке жизни. И его сознание намертво закрывается от осознания этой потери. Душевная защита, которая в этом случае подобна блокаде, возрастает, и в той же степени ослабевает защита телесная. Таким образом, состояние иммунной системы является отражением душевной открытости и жизненных сил в целом.

Раковые больные часто страдают от явных депрессий или же маскируют депрессию внешней «успешностью». Все, что в большей или меньшей степени усугубляет подавленное состояние, может привести и к ослаблению иммунной системы. Например, увольнение с работы, бывшей для человека смыслом жизни. Если многолетний брак кончается разочарованием, это может привести к более честному и осознанному взгляду на свое положение. Но реакция может оказаться и другой: человек напуган, сбит с толку и, соответственно, в сознании закрыт для этой ситуации. В таком случае его организм будет открыт для возбудителей болезни.

Модель поведения типичного ракового больного такова, что он регулярно попадает именно в такие ситуации. Конечно, время от времени он пытается избавиться от давления и вернуться к нормальной жизни. Но каждая неудачная попытка может вызвать чувство глубокого разочарования, укрепить его веру в бессмысленность каких-либо действий и способствовать еще большей замкнутости. Его внешний «антагонист», но, по сути, собрат по несчастью, – «человек успешный» также находит множество поводов закрыться от жизненной энергии (чтобы вызвать у него подобную реакцию, достаточно всего лишь каким-то образом поставить под сомнение его «успешность»).

Назад: 1. Рак на уровне клетки
Дальше: 3. Свободный уровень

Загрузка...