Загрузка...
Книга: Проблемы пищеварения. Какие задачи скрываются за желудочными и кишечными симптомами (дух-душа-тело: поле освобождающих энергий)
Назад: 1. Двенадцатиперстная кишка
Дальше: Сходство и различие в характеристике типичных представителей желудочного и дуоденального типов

Язва двенадцатиперстной кишки (дуоденальная язва)

Теперь нетрудно понять, почему при язве двенадцатиперстной кишки мы говорим о совершенно иной ключевой ситуации по сравнению с язвой желудка, хотя обычно эти заболевания рассматривают практически под одним углом. Язва двенадцатиперстной кишки возникает из-за того, что в кишечник в избыточном количестве попадает разъедающий кислый желудочный сок. (Язва желудка может развиться и при нормальной или даже пониженной кислотности, если при этом вырабатывается недостаточное количество слизи.)

Таким образом, возникновение дуоденальной язвы связано с тем, что агрессивная мужская энергия (= кислота) разрушающим образом воздействует на место, где происходит анализ (= на стенку двенадцатиперстной кишки). На духовном уровне этому соответствует ситуация, при которой человека разъедает изнутри его собственное непомерное честолюбие. Если пациент неуемно и агрессивно критикует других и при этом разлагает все мысли на мельчайшие детали, то в этой борьбе теряется за деталями целостность взгляда на вещи. Особенно опасна в этом смысле едкая самокритика. Люди, которые все подвергают критике и всем недовольны, создают вокруг себя разъедающую атмосферу.

Необходимо найти наиболее разумный выход из ситуации, который вернет проблему на исходный уровень. Мы видим его в следующем: необходимо направить агрессивные честолюбивые импульсы против мужского принципа «чистого разума», заставляющего человека бесконечно критиковать и анализировать. Агрессия и интеллект, вступая в союз, порождают злоязычие и критиканство. Такой выплеск эмоций и мыслей, конечно, может принести временное облегчение, но не разрушит ядра проблемы, не затронет глубин теневой области. От больного требуется намного большее – выйти за свои границы, а еще лучше – их разрушить.

При язве двенадцатиперстной кишки часто происходят кровотечения. Это доказывает, что пациент действительно должен пожертвовать частью своей жизненной силы, чтобы совершить прорыв. Опасность истечь кровью показывает, что этот аспект нельзя недооценивать.

Если рассмотреть симптомы пациента с язвой желудка и больного с язвой двенадцатиперстной кишки, то обнаружатся различные, а в некоторых моментах даже противоположные черты этих болезней. Соответственно, различаются и задачи, которые они ставят перед людьми. При язве двенадцатиперстной кишки прием пищи утоляет боль. Голод же, напротив, вызывает болезненные ощущения (так называемые «голодные» боли). Симптом побуждает пациента баловать себя едой, искусственно создавая ситуацию защищенности (от голода и нужды).

Больному необходимо осознанно поддаться регрессии – окунуться в детскую стихию потребления. Следует осознанно отказаться от критики и интеллектуальных «игр». Многие больные так тщательно анализируют собственные детские устремления, что в конце концов от них ничего не остается. Надо дать право на жизнь не только агрессивному зрелому разуму, но и простым детским чувствам, постепенно изжить язвительного «внутреннего аналитика» и позволить себе осуществить детские мечты и желания.

Исследования классической психосоматики выявили, что у некоторых детей наблюдается повышенная секреция. Образно говоря, у них «постоянно текут слюнки», а точнее – выделяется избыточное количество желудочного сока. Вследствие этого они буквально ненасытны – не чувствуют удовлетворения даже после обильной еды. Как правило, это проблемные дети, которым уделяется больше внимания, чем всем остальным; и эта потребность во внимании и обеспечении всем необходимым неутолима. Даже в совсем юном возрасте они пытаются восполнить этот субъективный дефицит внимания, подавая сигнал окружающим через агрессивный, истошный крик. Единственное средство ненадолго успокоить такого ребенка – немедленно окружить его заботой и хорошо накормить.

Таким образом, гиперсекреция в действительности обращена к миру, ведь если аппетит, о котором было так громко заявлено, не будет удовлетворен, в «текущих слюнках» нет никакого смысла. Люди с повышенной секрецией особенно остро нуждаются в том, чтобы их баловали и обеспечивали. Пока это желание ими не осознается, оно не может быть реализовано. Поэтому задача заключается в том, чтобы прояснить ситуацию на духовном уровне и избавить желудок и двенадцатиперстную кишку от кислотных атак.

Отношение к аппетиту имеет решающее значение, каким бы ни было место локализации язвы. Человек с язвой желудка почти лишен аппетита, его мучает ощущение переполненности. Больной язвой двенадцатиперстной кишки, напротив, страдает от голодных болей, которые возникают уже через три часа после приема пищи. Эта боль (как и любая другая) выдает неосознанную агрессию. Поскольку ее можно немедленно утолить едой или приемом щелочного препарата, эту боль можно охарактеризовать как дикий крик, выражающий острую потребность в пище, то есть в интеграции женского начала.

Желудочные боли в большей степени захватывают левую – женскую – половину тела. Очаг боли при язве двенадцатиперстной кишки чаще располагается в правой – мужской – части живота. Нередко дуоденальная язва сопровождается судорожными запорами, которые показывают, что пациент чрезвычайно нуждается в пище и поэтому не может ничего отдавать, выделять. Он полностью настроен на принятие, о чем свидетельствует его хороший аппетит.

В символическом смысле картина болезни при дуоденальной язве соответствует принципу Луны. Наблюдается явная периодичность приступов: обострение длится четыре недели, после чего происходит спонтанное исцеление. Периоды обострения чаще приходятся на раннюю весну и осень. В этом просматривается стремление лунной стихии напомнить о ритмичности жизни, а также о необходимости наконец решить поставленную задачу в течение очередного «отчетного периода».

Тошнота и рвота, которые иногда случаются при дуоденальной язве даже несмотря на постоянный голод, указывают на глубокое внутреннее разочарование, связанное с подавленным ощущением собственного ничтожества. Часто это отражается и на чертах лица больного.

Как у людей, страдающих язвой желудка, так и у больных дуоденальной язвой нередко случаются кровотечения, но и они имеют различную природу. Кровоточивость более свойственна язве двенадцатиперстной кишки. Кровотечения в ней более обильны.

В языке есть выражение «заплатить кровью». Оно восходит к древним ритуалам жертвоприношения. Как и в этих ритуалах, кровь при внутреннем кровотечении «сжигается» (то есть переваривается пищеварительными соками) и в виде угольно-черной массы выходит вместе с фекалиями. Больной язвой двенадцатиперстной кишки в буквальном смысле видит, как его красная жизненная энергия превращается в черную смерть. Он не сумел осознанно создать здорового равновесия между агрессивной (кислотной) мужской средой и защитными (слизистыми) женскими силами. Эту задачу пришлось взять на себя организму, а человеку приходится жертвовать своей жизненной энергией.

На поздней стадии болезни необходимо жертвовать энергией борьбы ради обретения спокойствия. Больной вынужден позволить себе полную пассивность на духовном уровне – все равно на телесном уровне уже нет другого выхода. Каждое кровотечение отнимает часть жизненной энергии, и пациент становится все слабее, пока не впадает в забытье. Достичь внутреннего покоя (отдаться во власть Луны) – в этом и заключается основная задача человека с язвой двенадцатиперстной кишки.

Больной язвой желудка теряет кровь с рвотой. Это выглядит более впечатляюще, чем кровотечение при язве двенадцатиперстной кишки, но представляет меньшую опасность. Очевиден агрессивный характер происходящего. Как правило, кровь имеет светло-красный оттенок, а это изначальный цвет агрессии и жизненной энергии. Это еще раз указывает на основную задачу желудочного больного: научиться выражать свою агрессию и бороться за зрелую жизненную силу. При кровотечении в двенадцатиперстной кишке результат виден лишь самому больному. Тело как бы доказывает свою преданность и готовность смиренно жертвовать собой. Желудочный больной выделяет кровь непереваренной. Его тело готово агрессивно постоять за себя, воспользовавшись своей жизненной энергией.

Таким образом, между картиной болезни при язве желудка и язве двенадцатиперстной кишки есть нечто общее, но по сути ситуации полностью отличаются одна от другой. От желудочного пациента симптомы требуют решительных агрессивных действий, направленных на преодоление регрессивной ситуации и взросление. Больной с язвой двенадцатиперстной кишки, напротив, должен стремиться к успокоению, добиваться ощущения защищенности, преодолевать в себе рассудочность и тягу к критике, воплощать потаенные детские желания.

О важности проблем, связанных с темой защищенности, говорит тот факт, что каждый десятый человек в мире к шестидесяти годам имеет либо язву желудка, либо язву двенадцатиперстной кишки. Язва двенадцатиперстной кишки встречается в два-три раза чаще, чем язва желудка. Риск заболеть язвой двенадцатиперстной кишки возрастает после тридцати одного года, а язвой желудка – примерно с сорока одного года. Таким образом, язва двенадцатиперстной кишки оказывает более мощное давление, она возникает раньше и является более опасной из-за кровотечений, которые сложно остановить.

Назад: 1. Двенадцатиперстная кишка
Дальше: Сходство и различие в характеристике типичных представителей желудочного и дуоденального типов

Загрузка...