Загрузка...
Книга: В поисках Земли Санникова
Назад: «Заря» уходит в Тикси
Дальше: След в науке

На поиски партии Толля: поход под руководством А. В. Колчака

 13 февраля – выезд Колчака в Мезень для вербовки поморов

• 22 февраля – выступление спасательной партии из Санкт-Петербурга

• 21 марта – спасатели прибывают в Якутск

• 5 июня – экспедиция достигает южной оконечности острова Котельный

• 23 июля – первая попытка выйти на вельботе в море

• 31 июля – выход вельбота к Благовещенскому проливу

• 10 августа – экспедиция достигает мыса Благовещенского

• 17 августа – вельбот подходит к острову Беннета

• 20 августа – поисковая партия выходит с острова Беннета

• 24 августа – вельбот приходит на стан Бирули на острове Новая Сибирь

• 29 августа – спасатели достигают острова Фаддеевского с южной стороны Благовещенского мыса

• 9 сентября – вельбот прибывает к Михайлову стану острова Котельный

• 29 ноября – поисковая партия по льду возвращается на материк

• 14 декабря – путешественники прибывают в Казачье

• 26 января – Колчак приезжает в Якутск

 

Так как от Толля и его спутников никаких известий не поступало, то Академия наук решила организовать экспедицию по их поиску. Первоначально к острову Беннета планировали послать ледокол «Ермак», но от этой идеи отказались из-за дороговизны ее реализации, а также из-за того, что основной задачей ледокола было обеспечение навигации на Балтике, а опыта подобного долговременного плавания ледокола в тот период просто не было. Кроме того, не было ясно, каким образом возможно обеспечить питание его довольно многочисленного экипажа, если бы «Ермак» зазимовал в Арктике.

Рассматривали вопрос о посылке яхты «Заря», но против этого варианта категорически выступил ее командир – Ф. А. Матисен. Он небезосновательно, опираясь на опыт предыдущего плавания, заявил о том, что успех плавания 1901 г., когда «Заре» удалось подойти к острову Беннета на 12 миль, можно считать редким везением. По его мнению, подобный вариант спасательной экспедиции мог поставить самих спасателей в положение не менее опасное, чем то, в котором оказалась партия барона Толля. Кроме того, Матисен отмечал, что к моменту прибытия яхты к острову барон Толль и его спутники могут его покинуть – как это и случилось в действительности.

 

Схематическая карта движения спасательной экспедиции лейтенанта А. В. Колчака на о. Беннетта (май – август 1903 г.)

 

В итоге было решено сформировать санно-шлюпочную экспедицию, которую возглавил лейтенант Колчак. Помимо нее организовали вспомогательную партию, которой руководил политический ссыльный М. И. Бруснев, участвовавший и в экспедиции под началом Толля. Весной, летом и осенью он обследовал северные берега островов Котельного и Фаддеевского, а также берега Новой Сибири, но безрезультатно.

Поисковая партия под руководством Колчака выехала из Санкт-Петербурга 22 февраля 1903 г. Но перед этим сам Колчак, получив первые суммы, ассигнованные на организацию спасательной партии, 13 февраля отправился в Мезень, где нанял шесть местных жителей – поморов, ранее участвовавших в экспедиции на Шпицберген. Из них приняли участие в экспедиции четверо – А. М. Дорофеев, И. Я. Иньков, А. М. Олупкин и М. М. Рогачев. Отправились с Колчаком и его соплаватели по «Заре» – боцман Н. А. Бегичев и рулевой В. Железняков. 21 марта спасатели прибыли в Якутск, откуда направились через Верхоянск в село Казачье. Тем временем в районе устьев Яны и Индигирки закупили 161 ездовую собаку, на которых на Новосибирские острова отправили один из китобойных вельботов «Зари», а также снаряжение и продовольствие для спасательной партии.

5 июня экспедиция достигла поварни Михайлов стан, расположенной у южной оконечности острова Котельный, где остановилась, ожидая, когда море вскроется ото льда. За это время на вельботы были установлены полозья, а участники экспедиции активно занимались охотой и рыбалкой, пополняя запасы. Из-за невозможности прокормить в течение лета всех имеющихся собак, 80 лучших из них были в двух партиях отправлены на северо-западный и юго-восточный берега острова, а остальных пришлось отравить стрихнином.

 

Вид на северную часть острова Беннета. Фотография 1913 г.

 

23 июля основная часть экспедиции из семи человек, остававшаяся с вельботом в Михайловом стане, сделала попытку выйти в море по образовавшимся в районе стоянки большим полыньям во льду. Однако, дойдя до мыса Медвежьего, спасатели обнаружили, что лед за ним стоит плотно надвинутым на берег, вследствие дувших до этого времени восточных ветров.

Лед стал отходить лишь 31 июля, после того, как подул сильный ветер северо-западного направления. Это позволило вельботу направиться вдоль южных берегов Котельного и Земли Бунге к Благовещенскому проливу. На этом переходе экспедицию сопровождали почти беспрерывные густые снегопады. Береговые отмели Земли Бунге окаймляли 8 – 10-метровые валы летних торосов льда, и перетаскивать через них лагерное снаряжение при высадках на берег приходилось с большими трудностями. Обогнув южную оконечность острова Фаддеевского, вельбот направился Благовещенским проливом, следуя его западной частью. Условия перехода были очень тяжелыми. «С первых дней нашего выхода с Михайлова стана пошел густой снег, не перестававший идти почти до перехода через Благовещенский пролив. Мне никогда не приходилось видеть такой массы снега во время арктического лета; снег шел не переставая, густыми хлопьями, заваливая все на вельботе мягким влажным покровом, который таял в течение дня, вымачивая нас хуже дождя и заставляя испытывать ощущение холода сильнее, чем в сухие морозные дни», – писал Колчак. Возможности для высадки на берег в этих местах оказались еще затруднительнее, чем в районе Земли Бунге. 10 августа экспедиция достигла мыса Благовещенского, с которого усматривался мыс Высокий острова Новая Сибирь; видимую часть моря и пролив покрывал битый лед.

Переход к мысу Высокому вызвал серьезные трудности: мешали сильные приливо-отливные течения в проливе, а туман и снег усугубляли ситуацию. Временами приходилось вытаскивать вельбот на стоячие льдины, чтобы избежать напора стремительно двигавшихся льдов. У мыса Высокого экспедиция встретилась со своей вспомогательной партией. Пополнив запасы продовольствия, спасатели 15 августа двинулись в море по направлению к острову Беннета. Двое суток вельбот шел почти безостановочно, то на веслах, то под парусами. В море встречались редкие мощные льдины, на которые спасатели высаживались для короткого отдыха и еды.

На вторые сутки пути туман разошелся и перед участниками экспедиции открылись отвесно спускающиеся в море скалы острова Беннета. С приближением шлюпки к берегу ветер стих и команде вельбота пришлось на веслах пробираться среди скопления мощных льдин, возвышавшихся над водой на 6–8 м.

Увидев среди скал узкое песчаное прибрежье, участники экспедиции высадились и приступили к поискам следов Толля и его спутников. Недалеко от мыса Эмма был найден керн, около которого лежала бутылка с документами (тремя записками) и планом острова. Руководствуясь последним, удалось обнаружить построенную Толлем поварню. В ней нашли записку, датированную 26 октября (8 ноября) 1902 г., в которой было приведено краткое описание острова, список оставленных инструментов и коллекций, а завершался текст словами: «Отправимся сегодня на юг. Провизии имеем на 14–20 дней. Все здоровы». Содержание и дата документа однозначно свидетельствовали о том, что барон Толль и его спутники нашли свою смерть в ледяной пустыне и их дальнейшие поиски бесполезны.

Работа поисковой экспедиции была постоянно сопряжена с риском. Во время поисков поварни Толля Колчак провалился под лед. Этот случай описал советский историк Арктики Н. Я. Болотников в своей книге, посвященной спутнику Колчака – боцману Бегичеву. «Я шел передом, как вспоминает Бегичев, увидел впереди трещину, с разбега перепрыгнул ее. Колчак тоже разбежался и прыгнул, но попал прямо в середину трещины и скрылся под водой. Я бросился к нему, но его было не видно, потом показалась его ветряная рубашка. Я схватил его за нее и вытащил на лед. Он совершенно потерялся. Но это было недостаточно. Под ним опять подломился лед, и он совершенно погрузился в воду и стал тонуть. Я быстро схватил его за голову… вытащил еле живого на лед и осторожно перенес… к берегу. Положил на камни и стал звать Инькова, который стоит возле трещины и кричит: «Утонул, утонул!» – совершенно растерялся. Я крикнул ему: «Перестань орать, иди ко мне!» Он подошел. Мы сняли с Колчака сапоги и всю одежду, потом я снял с себя егерское белье и стал одевать на Колчака. Оказалось, он еще живой. Я закурил трубку и дал ему. Он пришел в себя. Я стал ему говорить, что, может, он с Иньковым вернется назад в палатку, и я пойду один. Он сказал: «Я от тебя не отстану, тоже пойду с тобой». Я пошел по камням, где были крутые подъемы и спуски. Он совершенно согрелся и благодарил меня, сказал, что в жизни никогда этого случая не забудет…». В статье о Бегичеве, опубликованной в 1936 г. в журнале «Советская Арктика», Болотников, отдавая дань времени, написал: «Многих тысяч пролетарских жизней в будущем стоил этот отважный поступок Бегичева».

Взяв небольшую часть оставленных Толлем геологических коллекций, поисковая партия 20 августа вышла с острова Беннета в обратный путь. Переход к Новой Сибири также занял около двух суток, но в море теперь было очень много льда – это усложняло дело, но вместе с тем не давало образоваться большой волне, когда ближе к концу пути стали дуть сильные ветра. Опасаясь в тумане и во льду входить в Благовещенский пролив, экспедиция направилась к мысу Вознесения, к которому прибыла 22 августа.

24 августа вельбот пришел на стан Бирули, расположенный на острове Новая Сибирь, и партия сделала трехдневную остановку для отдыха. Двинувшись дальше 27 августа, вельбот за двое суток пересек Благовещенский пролив и 29 августа достиг острова Фаддеевского с южной стороны Благовещенского мыса.

31 августа экспедиция, приняв на шлюпку встреченную здесь вспомогательную партию, проследовала на юг. 2 сентября начался сильный снегопад, в течение дня держался мороз до -2º С, море покрывалось густым слоем мелких ледяных кристаллов на поверхности воды (т. н. салом) и молодым льдом. С трудом вельбот прошел остров Фаддеевский и 9 сентября прибыл к Михайлову стану острова Котельный. Здесь экспедиция остановилась и стала ожидать зимы для возвращения на материк. В последующее время море то покрывалось льдом, то освобождалось от него благодаря ветрам. Лишь 29 ноября спасателям удалось двинуться в путь по еще не вполне окрепшему льду на материк. 14 декабря путешественники прибыли в Казачье, откуда направились в Якутск и Иркутск.

 

Карта острова Беннета, составленная в 1913 г.

 

За свой подвиг Колчак получил орден Святого Владимира IV-й степени, а позже Русское географическое общество наградило его высшей наградой – Большой Константиновской золотой медалью. Награды получили (прежде всего благодаря ходатайству Колчака) и другие участники экспедиции. Арктические плавания и походы принесли молодому офицеру славу – неофициально его часто называли «Колчак-Полярный» – и авторитет в области гидрографии.

В нашу задачу не входит подробное исследование дальнейшего жизненного пути Колчака, тем более что биографии этого выдающегося человека посвящено немало трудов. Ее основными вехами стали участие в Русско-японской войне и возрождении флота после нее, командование Минной дивизией на Балтике и Черноморским флотом в Первую Мировую войну, принятие поста Верховного Правителя в годы Гражданской войны и трагическая гибель в Иркутске в феврале 1920 г.

 

Вид на мыс Преображения острова Беннета. Фотография Н. А. Кузнецова, Морская арктическая комплексная экспедиция (МАКЭ), 2010 г.

 

После Русско-японской войны Колчак продолжил участвовать в исследовании и освоении Арктики. В мае 1908 г. он был назначен командиром ледокольного транспорта «Вайгач» и наблюдал за постройкой судна. В октябре «Таймыр» и «Вайгач», входившие в Гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана, ушли на Дальний Восток через Индийский океан. 3 июля 1910 года они прибыли во Владивосток и до конца навигации совершили плавание к Берингову проливу и в Чукотское море, проведя комплекс научных исследований.

 

Лейтенант А. В. Колчак на охоте. Остров Котельный, 1902 г. Из фондов СПФ АРАН. Публикуется впервые

 

В ходе работ экспедиции состоялось последнее географическое открытие XX века – на карту была нанесена Земля Императора Николая II (впоследствии переименована в Северную), но Колчаку участвовать в этом уже не удалось: в конце 1910 года его вызвали в Петербург.

Отметим лишь, что даже в условиях Гражданской войны, когда, казалось бы, ни о каких научных работах не могло идти и речи, адмирал Колчак не оставлял мыслей о продолжении полярных исследований. При нем в Сибири были созданы и успешно действовали Дирекция маяков и лоции Северного Ледовитого океана и Комитет Северного морского пути – по сути, предтеча легендарного Главсевморпути.

 

Вид на северную часть острова Беннета. Фотография Н. А. Кузнецова, Морская арктическая комплексная экспедиция (МАКЭ), 2010 г.

Назад: «Заря» уходит в Тикси
Дальше: След в науке

Загрузка...