Загрузка...
Книга: Ковентри возрождается
Назад: 34. Переходная стадия
Дальше: 36. Я смотрю на себя

35. Рушится мир Поджера

Поджер лежал в ванне и читал «Ньюс оф уорлд», когда позвонил Николас Катбуш. Жена подошла к телефону и поначалу отказалась передать трубку мужу в ванную en suite.

– Честное слово, Ник, за всю неделю это единственный час, когда он может действительно расслабиться. Я на вас страшно зла.

Голос Николаса истерически звенел:

– Если я не поговорю с ним немедленно, то уже во вторник утром его вышвырнут пинком под зад, и придется ему штудировать объявления о найме на работу.

Она плюхнула телефон на стул в ванной так же торопливо, как утром плюхала яйца на сковородку, и позвала мужа.

– Что там, Ник?

– Чертова моя сестрица заполучила твою фотографию, где ты тискаешь левую грудь беглой убийцы.

– Какой еще беглой убийцы?

– Да ты охренел. Поджер, ты что, много таких знаешь? Яффа! На ужине у нас. Кэролайн сделала сни…

– Ах, Яффа. Она кого-то убила? Господи!

– Именно – господи. Яффа – это Ковентри Дейкин.

– Кто?

– Ковентри Дейкин, она куклой раскроила парню голову. Это было на первых полосах всех…

– Ник, мне конец.

– Нет, еще нет. Додо требует фальшивые паспорта.

– Так.

– И разумеется, денег.

– Разумеется.

– Сегодня.

– Но сейчас же воскресный полдень.

– Если она сегодня их не получит, она отправляет фотографию Полу Футу.

– Племяннику Майка?

– Ну не тому же Полу Футу, который мастер по педикюру, правда? Или Полу Футу, художнику по интерьеру? Да, тому Полу Футу, который руку набил на журналистских расследованиях, убежденному социалисту.

– О боже! О боже!.. Ник, строго между нами. Завтра премьер-министр лично объявит дату дополнительных выборов.

– Чудесно, изумительно, как нельзя более кстати.

– Ник, может, мне просто уйти в отставку?

– Да ты ведь работаешь-то всего один несчастный месяц, если не меньше.

– Но Профьюмо, Торп, Паркинсон, Арчер… Нам ни за что не удастся отмыться…

– Ну ты и жопа, полная жопа, Поджер. Если мы проиграем эти дополнительные выборы, денежки из страны утекут и останемся мы с тобой на бобах.

– Меня фотографировала твоя жена. Это ты во всем виноват. Когда человека приглашают на ужин, он полагает, что находится среди друзей или, если он их не знает лично, по крайней мере среди людей проверенных.

– Ладно, ладно. Извини, Подж. Ну успокойся, успокойся. Позвони дежурному офицеру и организуй паспорта. Додо и Яффу ты знаешь: обеим под сорок, никаких особых примет, одна темноволосая, другая рыжая, обе ростом пять футов семь дюймов… они сейчас снимаются на паспорт.

– Ладно. Могу я все-таки принять ванну?

– Еще кое-что, Поджер.

– Слушаю.

– Ты скажешь, это невозможно, но придется сделать.

Поджер слушал, а тем временем в ванне стыла вода и грязная пена затягивала поверхность.

Назад: 34. Переходная стадия
Дальше: 36. Я смотрю на себя

Загрузка...