Книга: После п-1
Назад: Глава 63
Дальше: Глава 65

Глава 64

После занятий прощаюсь с Лэндоном и подхожу к профессору, чтобы объяснить причину пропусков. Он поздравляет меня со стажировкой и объясняет, что немного перестроил учебный план. Я разговариваю с ним до тех пор, пока Хардин не выходит из аудитории. Затем возвращаюсь к себе в общагу и раскладываю на кровати тетради и учебники. Пытаюсь заниматься, но все время опасаюсь, что войдет Стеф, Хардин или кто-то еще из их друзей, кто постоянно болтается в нашей комнате. Поэтому собираю учебники и иду к машине. Может, найду себе место для учебы в каком-нибудь кафе.

Покатавшись, обнаруживаю на оживленном перекрестке небольшую библиотеку. На парковке – всего несколько машин, так что заезжаю без проблем. Сразу иду в дальний конец читального зала и сажусь возле окна, выложив все свои книжки. Теперь я готова приступить. Это будет моим новым убежищем – идеальным местом для учебы.

– Мисс, мы закрываемся через пять минут, – сообщает мне пожилой библиотекарь.

Закрываемся? Смотрю в окно: оказывается, уже стемнело. А я даже не увидела закат. Я была так поглощена чтением, что не заметила, как пролетело время. Безусловно, стоит приходить сюда чаще.

– О, хорошо, спасибо, – отвечаю я и собираюсь.

Проверив телефон, обнаруживаю новое сообщение от Зеда.

«Просто хотел пожелать тебе спокойной ночи. Не могу дождаться пятницы». Он действительно очень хороший. Пишу в ответ: «Это очень мило, спасибо. Тоже с нетерпением жду встречи».

Возвращаюсь в комнату, Стеф еще нет, так что я залезаю в пижаму и беру с полки «Грозовой перевал». Вскоре засыпаю – с мыслями о Хитклифе и торфяниках.

Первое, что я вижу утром пятницы, – сообщение Лэндона, что его не будет весь день, потому что Дакота приезжает на день раньше, чем он предполагал. Меня посещает желание пропустить литературу, но я гоню его прочь. Я не могу позволить Хардину портить все, что я люблю.

На сборы и прическу (зачесываю волосы назад и укладываю) сегодня трачу больше времени, чем обычно. На улице, кажется, тепло, надеваю флиску с длинными рукавами и джинсы.

Захожу за кофе, и в очереди передо мной оказывается Логан. Он оборачивается прежде, чем я успеваю ускользнуть.

– Привет, Тесса, – говорит он.

– Привет, Логан, как дела? – вежливо интересуюсь я.

– Нормально, ты пойдешь сегодня?

– На костер?

– Нет, на вечеринку. Костер будет скучный, как всегда.

– Ничего, я все равно пойду туда, – усмехаюсь я, и Логан тоже хихикает.

– Ну, если будет скучно, всегда можешь зайти к нам, – приглашает он и берет свой кофе.

Благодарю его, и когда он уходит, радуюсь: компания Хардина, кажется, не интересуется костром, а это значит, мне удастся избежать встречи с ними.

Наступает время литературы. Прохожу к своему месту, не глядя на Хардина. Продолжается обсуждение «Грозового перевала», но Хардин молчит. Как только лектор нас отпускает, хватаю свои вещи и почти бегом тороплюсь к двери.

– Тесса, – слышу я голос Хардина позади меня, но только ускоряю шаг.

Без Лэндона я чувствую себя более уязвимой.

На улице ощущаю легкое прикосновение к руке. Я знаю, что это он, по тому, как покалывает кожу.

– Что? – кричу я.

Он отступает и протягивает мне блокнот.

– Ты уронила.

В душе борются смущение и разочарование. Когда же меня перестанет терзать эта боль! Вместо того чтобы пройти, она только сильнее день ото дня. Я не должна признаваться себе, что люблю его, – если я буду продолжать отвергать правду, возможно, боль исчезнет сама.

– Ой, спасибо, – бормочу я, хватая блокнот.

Он скользит по мне взглядом, и мы смотрим друг на друга – до тех пор, пока я не осознаю, что мы стоим на тротуаре, посреди толпы студентов. Хардин встряхивает волосами и закидывает их назад. Потом разворачивается и уходит. Я забираюсь в машину и еду прямо к Лэндону. Я не собиралась приезжать раньше пяти, а сейчас только три, но я не могу сидеть в одиночестве. У меня действительно что-то случилось с психикой после того, как в моей жизни появился Хардин.

Карен с широкой улыбкой открывает дверь и приглашает меня внутрь.

– Я пока одна дома. Дакота и Лэндон пошли в магазин кое-что мне купить.

– Ничего, простите, что я пришла так рано.

– А, не извиняйся. Можешь помочь мне с готовкой!

Карен протягивает мне разделочную доску и несколько луковиц и картофелин. Она болтает о погоде и предстоящей зиме.

– Тесса, ты все еще хочешь помогать мне в теплице? Там климат-контроль, так что зима нам не страшна.

– Да, конечно. Я очень бы хотела.

– Замечательно, значит, завтра? В следующие выходные я буду немного занята, – шутит она.

Свадьба! Я почти забыла. Пытаюсь улыбнуться в ответ.

– Да, хорошо.

Жаль, что мне не удалось позвать Хардина, но это оказалось невозможно, тем более это невозможно сейчас.

Карен ставит курицу в духовку и собирается накрывать на стол.

– Хардин придет сегодня на ужин? – спрашивает она, когда мы раскладываем приборы.

Она явно пытается казаться беспечной, но я вижу, что она нервничает.

– Нет, он не придет, – отвечаю я, уставившись в пол.

Она останавливается и смотрит на меня.

– У вас все в порядке? Не думай только, что я спрашиваю из любопытства.

– Ничего, все в порядке, – говорю я. – Не думаю, что у нас все хорошо.

– Ой, дорогая, так обидно это слышать! Я думала, между вами действительно что-то было. Но я знаю, как это трудно – быть с кем-то, кто боится показать свои чувства.

Эта тема действует на меня очень странно. Я даже с матерью не могу обсуждать такие вещаи, но Карен так открыта, что я способна говорить с ней об этом.

– Что вы имеете в виду?

– Ну, я не знаю Хардина так хорошо, как хотела бы, но знаю, что он очень закрыт эмоционально. Кен ночами не спит, беспокоясь о нем. Он всегда был трудным ребенком. – Ее глаза блестят. – Он даже маме не может сказать, что ее любит.

– Что?

– Он просто не станет об этом говорить. Не знаю почему. Кен не может вспомнить, чтобы Хардин хоть раз сказал кому-то, что он его любит. Это действительно печально, не только для Кена, но и для Хардина тоже, – она вытирает глаза.

Тому, кто отказывается говорить кому-либо, даже собственным родителям, что он их любит, ничего не стоит выплеснуть на меня ненависть.

– Он… его очень сложно понять. – Это все, что я могу сказать.

– Да-да, это точно. Но, Тесса, я надеюсь, ты все равно придешь ко мне на свадьбу, даже если у вас с ним не сложится.

– Конечно, – отвечаю я.

Почувствовав перемену настроения, Карен переключается на теплицу. Мы ждем, когда еда будет готова, а затем раскладываем все на столе.

Неожиданно Карен прерывается на полуслове и расплывается в улыбке. Я поворачиваюсь и вижу, как в кухню входят Лэндон и красивая девушка с вьющимися волосами. Я знала, что она будет прекрасна, но Дакота даже красивее, чем я предполагала.

– Привет, ты, наверное, Тесса, – говорит она, опережая Лэндона, уже открывшего рот, чтобы представить нас друг другу.

Она тут же подходит и обнимает меня, я обнимаю ее в ответ.

– Дакота, я о тебе так много слышала, хорошо, что мы наконец-то познакомились! – говорю я, и она улыбается.

Лэндон провожает ее взглядом и обнимает Карен, после чего садится на табурет.

– Мы прошли мимо Кена. Он как раз заезжал в гараж, будет с минуты на минуту, – сообщает Лэндон матери.

– Замечательно, мы с Тессой уже накрыли на стол.

Лэндон идет к Дакоте, обнимает за талию и ведет к столу. Я занимаю место напротив них и оглядываюсь на пустующий стул рядом с собой, поставленный Карен «для симметрии». Мне становится немного грустно. В другой жизни Хардин сидел бы рядом и держал меня за руку, как Лэндон Дакоту, и я могла бы опереться на него, не опасаясь быть отвергнутой. Уже жалею, что не пригласила Зеда; конечно, вышло бы очень неловко, но обедать в обществе двух счастливых пар еще хуже.

От размышлений меня спасает Кен. Прежде чем сесть, он подходит к Карен и целует ее в щеку.

– Ужин выглядит замечательно, дорогая, – говорит он и игриво кладет салфетку на колени. – Дакота, ты с каждым разом все красивее. – Он улыбается ей и поворачивается ко мне: – Тесса, поздравляю тебя со стажировкой. Кристиан позвонил мне и все рассказал. Ты произвела на него положительное впечатление.

– Еще раз спасибо вам, это просто замечательная возможность, – улыбаюсь я.

Все умолкают, увлеченные курицей, оказавшейся очень вкусной.

– Извините, я опоздал, – слышу я из-за спины.

Вилка падает у меня из руки прямо на тарелку.

– Хардин! Я не знала, что ты придешь! – ласково говорит Карен и смотрит на меня.

Я отворачиваюсь. Сердце стучит быстрее.

– Да, мы же обсуждали это на прошлой неделе, Тесса? – улыбается он своей жесткой улыбкой и занимает место рядом со мной.

Что с ним? Почему он просто не может оставить меня в покое? Я знаю, отчасти я сама виновата, что поддаюсь ему, но ему явно нравится играть в эти кошки-мышки. Все смотрят на меня, я киваю и поднимаю вилку. Дакота явно смущена, а Лэндон обеспокоен.

– Ты, наверное, Далила? – спрашивает ее Хардин.

– Дакота, – мягко поправляет она.

– Да, Дакота, без разницы, – бормочет он, и я бью его под столом по ноге.

Лэндон впивается в него взглядом, но Хардин, кажется, не замечает. Кен и Карен разговаривают между собой, Дакота и Лэндон – тоже. Я сосредоточенно ем, обдумывая пути отступления.

– Как тебе вечер? – небрежно спрашивает Хардин.

Он знает, что я не хочу устраивать сцену, и пытается вывести меня из себя.

– Хорошо, – спокойно отвечаю я.

– Хочешь узнать, как у меня дела? – ухмыляется он.

– Нет, – бормочу я и беру еще кусок.

– Тесса, это твой автомобиль снаружи? – спрашивает Кен.

Киваю.

– Да, я наконец-то купила себе машину! – говорю я несколько напряженно, надеясь, что все остальные присоединятся к разговору, чтобы не общаться исключительно с Хардином.

Хардин поднимает бровь.

– Когда?

– На днях, – отвечаю я. – В тот же день, когда ты говорил со мной об игре, помнишь?

– Да ну, где ты его взяла?

– В магазине подержанных автомобилей, – отвечаю я.

Вижу, что Дакота и Карен стараются скрыть улыбки. Почувствовав возможность отвлечь внимание от себя, спрашиваю:

– Дакота, Лэндон рассказывал, ты думаешь о балетной школе в Нью-Йорке?

Она рассказывает нам о своих планах переехать в Нью-Йорк. Лэндон искренне радуется за нее, несмотря на расстояние, которое будет их разделять. Когда Дакота замолкает, Лэндон смотрит на телефон и говорит:

– Что ж, нам пора выдвигаться. Костер ждать не будет.

– Что? – восклицает Карен. – Ладно, но возьмите с собой хотя бы часть десерта!

Лэндон кивает и помогает уложить еду в контейнеры.

– Ты собираешься поехать со мной? – спрашивает Хардин.

Я оглядываюсь, не совсем понимая, к кому он обращается.

– Я тебе говорю, – поясняет он.

– Что? Нет, ты же не собирался ехать.

– Собирался. И поскольку ты не можешь меня остановить, тебе остается поехать со мной. – Хардин улыбается и пытается положить руку мне на бедро.

– Что с тобой, одурел? – говорю я, понизив голос.

– Мы можем поговорить на улице? – спрашивает он, указывая взглядом на отца.

– Нет, – тихо отвечаю я. Каждый раз, когда мы с Хардином «разговариваем», я в конечном итоге рыдаю.

Но Хардин вскакивает и, схватив меня за руку, заставляет подняться.

– Мы будем на улице, – объявляет он и тянет через гостиную к выходу.

Когда мы оказываемся на улице, я выдергиваю руку и предупреждаю:

– Не прикасайся ко мне!

Он пожимает плечами.

– Извини, но ты не собиралась со мной идти.

– Потому что я не хочу.

– Я извиняюсь. За все, ладно?

Он дергает кольцо в губе, и я смотрю на его рот. Его глаза шарят по моему лицу.

– Ты извиняешься? Ты не извиняешься, Хардин, ты просто хочешь мне навредить. Остановись! Я измучена и исчерпана этим постоянным противостоянием с тобой. Разве нет кого-нибудь, с кем ты можешь играть? Блин, да я готова помочь тебе найти какую-нибудь бедную невинную девочку, чтобы ты ее мучил, а меня оставил в покое.

– Я этого не хочу. Знаю, что я тебя издергал, но не понимаю, зачем я это делаю. Но если ты дашь мне один шанс, только один, я перестану. Я пытался держаться от тебя подальше, но я не могу. Ты мне нужна… – Он смотрит в пол и трет носком одного ботинка о другой.

Его тон заставляет меня сдерживать слезы; я уже достаточно тешила его эго.

– Стоп! Остановись. Ты не устал от этого? Если бы я была тебе нужна, ты бы не относился ко мне так. Ты сам мне об этом сказал, помнишь? И после этого ты уже не можешь появиться и делать вид, что ничего не случилось.

– Я не хотел. Ты же знаешь, я не хотел.

– Значит, ты признаешь, что сказал это только для того, чтобы сделать мне больно? – Я смотрю на него в упор.

– Да… – Он продолжает глядеть в пол.

Я запуталась; то он говорит, что хочет от меня большего, то целуется с Молли, то говорит, что любит и просит простить. Теперь он снова извиняется?

– А почему я должна прощать тебя только потому, что ты признался, что хотел сделать мне больно?

– Еще один шанс! Пожалуйста, Тесс! Я расскажу тебе все! – умоляет он.

Он смотрит на меня сверху вниз, и я почти верю страданию в его глазах.

– Я не могу, мне надо идти.

– Почему я не могу пойти с тобой? – спрашивает он.

– Потому что… потому что я встречаюсь с Зедом.

Я смотрю, как меняется его лицо, и теперь оно напоминает мое. Я еле сдерживаюсь, чтобы не пожалеть его. Но Хардин сам во всем виноват. Даже если он что-то и чувствует, уже слишком поздно.

– С Зедом? Так вы что, встречаетесь? – с отвращением спрашивает он.

– Нет, мы об этом даже не говорили. Мы просто… Я не знаю, просто вместе проводим время.

– Не говорили об этом? А если бы он спросил тебя, что бы ты ответила?

– Я не знаю… – И, честно говоря, действительно не знаю. – Он хороший, и добрый, и хорошо ко мне относится.

Почему я объясняю ему про этого парня?

– Тесса, ты даже не знаешь его, ты не знаешь…

Входная дверь распахивается, и Лэндон нетерпеливо спрашивает:

– Готовы?

Он бросает на Хардина короткий взгляд; тот кажется таким беззащитным и даже… убитым горем.

Завожу машину и еду за Лэндоном, выворачивающим на дорогу. Я не могу не смотреть на Хардина, который еще стоит на крыльце и по-прежнему глядит мне вслед.

Назад: Глава 63
Дальше: Глава 65