Книга: А как лучше сказать?
Назад: Не запутаемся ли мы в «сложном предложении»?
Дальше: Не правильностью единой…

Обособление – это не только знаки препинания

Приобретший или приобрётший?

Значительную роль в нашей речи играют обособленные конструкции, в частности причастные обороты. При этом может возникнуть вопрос о выборе формы причастия.

Обе приведенные в заголовке формы образованы от одного и того же глагола приобрести и имеют право на существование: первая употребляется в книжной речи, вторая в разговорной. Здесь есть, правда, свое маленькое «но»: ведь причастия в целом, независимо от формы их образования, являются достоянием книжной речи, так что в данном случае можно говорить только о степени книжности.

На книжный характер причастий и их роль в языке указывал еще М. В. Ломоносов в «Российской грамматике» – первом научном описании грамматического строя русского языка: «Весьма не надлежит производить причастий от тех глаголов, которые… только в простых разговорах употребительны, ибо причастия имеют в себе некоторую высокость, и для того очень пристойно их употреблять в высоком роде стихов».

Об этом же писал и А. С. Пушкин: «Может ли письменный язык быть совершенно подобным разговорному? Нет, так же, как разговорный язык никогда не может быть совершенно подобным письменному. Не одни местоимения сей и оный, но и причастия вообще и множество слов необходимых обыкновенно избегаются в разговоре. Мы не говорим: карета, скачущая по мосту; слуга, метущий комнату; мы говорим: которая скачет, который метет и пр., – заменяя выразительную краткость причастия вялым оборотом. Из того еще не следует, что в русском языке причастие должно быть уничтожено. Чем богаче язык выражениями и оборотами, тем лучше для искусного писателя. Письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретенного им в течение веков».

Возвращаясь к нашему заголовку, можем добавить, что многие причастия, не отмеченные оттенком книжности, свободно проникают в разговорную речь образованных людей.

Встречаются и другие пары, в которые входят устарелые или разговорные формы причастий, например: спеленатый – спеленанный (ребенок), промокший – промокнувший (под дождем), обгрызенный – обгрызанный (мышами) и т. п. (на первом месте в каждой паре стоит современная литературная форма).

Употребляя причастия и причастные обороты, вспомним сказанное ранее о присущем некоторым из них недостатке – неблагозвучии из-за скопления шипящих звуков. В этом отношении вряд ли отвечает литературной норме предложение: «Посетители выставки, находящейся во Дворце культуры, поднимаются по лестнице, ведущей в залы, сверкающие бесчисленными огнями, отражающимися в зеркалах и переливающимися всеми цветами радуги в хрустальных люстрах».

* * *

«Приведенные факты в книге свидетельствуют об успехах советского спорта»

Если к этому примеру добавить словосочетания «исправленные ошибки учеником», «прочитанная лекция для старшеклассников» и т. п., то вы сами найдете грамматико-стилистическую ошибку в них: нарушен порядок слов в причастном обороте. По правилу весь оборот должен находиться или после определяемого существительного (факты, приведенные в книге; ошибки, исправленные учеником; лекция, прочитанная для старшеклассников), или перед ним (приведенные в книге факты; исправленные учеником ошибки; прочитанная для старшеклассников лекция), но не должен включать в себя определяемое существительное, как это имеет место в заголовке.

Само причастие может занимать различное место в составе обособленного оборота: может находиться в начале его, в середине и в конце. Например, у А. С. Пушкина: 1) У ворот его стояла кибитка, запряженная тройкою татарских лошадей; 2) С пятилетнего возраста отдан я был на руки стремянному Савелъичу, за трезвое поведение пожалованному мне в дядьки; 3) Между нами находился офицер, недавно к нам переведенный. Последний вариант (с причастием на последнем месте) носит устарелый характер.

* * *

«Вошедшие граждане, не забудьте взять билеты»

Наверно, и вы слышали подобное обращение водителя трамвая (автобуса, троллейбуса) к пассажирам, только что вошедшим в один из названных видов городского транспорта, не обслуживаемого кондуктором. Вы могли слышать и такие предложения: «Взятые книги нужно срочно вернуть», «Нарушившие должны платить штраф» и т. п. С точки зрения смысловой не все они являются ущербными: недостающие слова, зависящие от причастия, восполняются «контекстом ситуации», т. е. подсказываются обстановкой (обращением водителя трамвая, объявлением в библиотеке, требованием милиционера и т. д.). Но по правилам грамматики причастия в подобных случаях должны иметь при себе пояснительные слова: вошедшие в вагон граждане; взятые из библиотеки книги; нарушившие правила уличного движения.

****

«Коровы, отправляющиеся на убой»

 

 

Причастие, использованное в этом заголовке, имеет страдательное значение: очевидно, речь идет о коровах, которых отправляют на убой. Но автор не учел, что суффикс – ся может придавать глаголу (стало быть, и причастию) другое, не страдательное значение, а значение активного действия. При таком значении получилось бы, что коровы сами шагают на убой (сравните: Завтра мы отправляемся в поход). Неудачны поэтому и личные формы глаголов с таким двойным значением, например: «Поросята вскоре после появления на свет моются холодной водой и вытираются сухим полотенцем». Подобная двузначность устраняется заменой причастия на ~ся формой страдательного причастия на – мый: коровы, отправляемые на убой.

Другие примеры: вместо «девочка, воспитывающаяся бабушкой» скажем девочка, воспитываемая бабушкой; вместо «письменные работы, выполняющиеся учеником» скажем письменные работы, выполняемые учеником.

Если в этих предложениях не было учтено залоговое значение причастий, то в других случаях ошибка проистекает из неправильного употребления форм времени, например: «Существовавшее до сих пор положение в области снабжения книгами школьных библиотек не удовлетворяет уже возросшие требования» (вместо «существовавшее» нужно было написать существующее, так как оно сохраняется еще и сейчас).

* * *

«Ученик, сделающий уроки…»

По существующим правилам причастия могут иметь только две формы времени – настоящего и прошедшего, будущего же времени у них нет. Поэтому от глаголов совершенного вида причастные формы на – щий (со значением будущего времени) не образуются и нарушается литературная норма в сочетаниях «вздумающий написать», «попытающийся бежать», «сумеющий доказать» и т. п.

Подобные образования, заимствованные из канцелярского языка, в единичных случаях встречались у писателей XIX в., например: «Буде окажется в их губернии человек, не предъявший никаких свидетельств и пашпортов, то задержать его немедленно» (Н. В. Гоголь); «…Настенька, обреченная жить в глуши и во всю жизнь, может быть, не увидящая ни балов, ни театров» (Л. Ф. Писемский).

В наше время в этих случаях используются придаточные определительные предложения (который не предъявит никаких свидетельств…., которая обречена жить в глуши… и не увидит…).

* * *

«Событие, вызвавшее бы громоподобное впечатление»

Не отвечают также литературной норме причастия на – ший, – вший с частицей бы, так как от глаголов в форме условного (сослагательного) наклонения причастия не образуются, например: «каждый пожелавший бы выступить», «планы, нашедшие бы поддержку» и т. п. Такие формы находим у писателей прошлого: Спит ум, может быть, обретший бы внезапный родник великих средств (Н. В. Гоголь); изредка встречаются они и сейчас, например: Не были введены положительные рыболовы-любители в пропорции, удовлетворившей бы самые придирчивые требования (С. Михалков).

Такие конструкции следует заменять придаточными предложениями.

* * *

«Этот журнал я взял у подруги моей сестры, недавно уехавшей на целинные земли»

Кто недавно уехал: сестра или ее подруга? Замена причастного оборота придаточным определительным не устраняет двусмысленности («…у подруги моей сестры, которая недавно уехала на целинные земли»), о чем говорилось уже раньше. Предложение нужно перестроить, например: 1) Этот журнал мне дала подруга моей сестры, недавно уехавшая на целинные земли; 2) …подруга моей сестры, недавно уехавшей на целинные земли.

Иногда в подобных случаях нужный смысл подсказывается лексическим составом предложения, например: «Докладчик рассказал о том большом подъеме, с которым прошел фестиваль в Гаване, о чувстве единения среди молодежи, об отважных юношах и девушках из других стран, пробиравшихся на фестиваль в Гавану вопреки желанию своих правительств» (ясно, конечно, что пробирались не другие страны, и все же лучше причастный оборот пробиравшихся на фестиваль в Гавану поставить после слов юношах и девушках).

Точно так же в предложении «В связи с 150-летием со дня рождения Л. Н. Толстого было намечено провести ряд лекций в клубах, посвященных творчеству великого классика русской литературы» лучше переставить слова: …провести в клубах ряд лекций, посвященных…

* * *

 

«Подъезжая к сией станции… у меня слетела шляпа»

Эта фраза-пародия (из юмористического рассказа А. П. Чехова) страдает не только орфографической неграмотностью («сией» вместо сей), но и стилистической беспомощностью: в ней нарушено правило, чтобы обозначаемое деепричастием действие относилось к подлежащему. В приведенном примере речь идет о действиях двух предметов в грамматическом значении этого слова: обо мне (я подъезжал к станции) и о шляпе (она слетела). В неправильном построении этого предложения легко убедиться, если переставить деепричастный оборот, обычно свободно располагающийся во фразе: «Шляпа, подъезжая к сей станции, у меня слетела».

Сравните также неправильное употребление деепричастия в предложениях: «Прощаясь с друзьями, одип из них сказал мне…»; «Возвращаясь домой, меня застиг дождь». Примеры из ученических работ: «Живя и вращаясь в аристократическом обществе, у Онегина создались присущие этому обществу навыки, привычки и взгляды»; «Читая эти строки из романа „Как закалялась сталь“, создается впечатление, что автор выражает наши мысли и чувства» и т. п. В подобных случаях деепричастные o6j-роты следует заменять придаточными предложениями обстоятельственными.

Встречающиеся у писателей-классиков отступления от литературной нормы представляют собой либо галлицизмы (обороты, возникшие под воздействием французского языка, где такие конструкции допустимы), либо результат влияния народной речи. Например: …Имея право выбирать оружие, жизнь его была в моих руках (А.С. Пушкин); Проезжая на возвратном пути в первый раз весной знакомую березовую рощу, у меня голова закружилась и забилось сердце от смутного сладкого ожидания (И. С. Тургенев).

Не используются деепричастные обороты в безличных предложениях типа «Подходя к лесу, мне стало холодно» (в этом предложении имеется логическое подлежащее мне, но нет грамматического подлежащего, которому можно было бы приписать действие, выраженное деепричастием). Поэтому устарелыми представляются предложения, подобные следующим: …Убедившись, что понять этого он не сможет, ему стало скучно (Л.Н.Толстой); Прочитав внимательно рассказ, мне думается, что редакторских поправок в нем нет (М. Горький).

Возможно употребление деепричастного оборота в безличном предложении при неопределенной форме глагола, например: Выполняя это упражнение, нужно руководствоваться указаниями, приведенными в задании.

* * *

 

«Умерщвление произошло по причине утонутия»

Эта фраза, принадлежащая перу А. П. Чехова, пародирует канцелярский стиль с его пристрастием к использованию отглагольных существительных, нередко искусственно образуемых. Сравните также предложения: «Бывали с ним и раньше случаи выпития лишнего»; «Разутие ноги оказалось делом нелегким»; «Мальчик добился пересиления чувства страха» (вместо пересилил страх).

Писатели использовали подобные конструкции для стилизации или пародии, например: …без какового соглашения оная свинья никоим бы образом не могла быть допущенною к утащению бумаги (Н. В. Гоголь); Равным образом воспрещается выколотив глаза, откушение носа… отнятие головы (М. Е. Салтыков-Щедрин); Губернское правление, получив этот рапорт, вошло в такого рода рассуждение: так как влетение и разбитие стекол вороною показывает явную небрежность со стороны лиц, смотрению которых непосредственно подлежат присутственные места, то израсходованную сумму возложить на виновных… (А. Ф. Писемский).

Сравните также отрывки из современной пародии на неудачную литературоведческую статью, в которой приемы и средства канцелярского стиля были использованы применительно к чуждому этому стилю материалу:

Показ Пушкиным поимки рыбаком золотой рыбки, обещавшей при условии ее отпуска в море значительный откуп, не использованный вначале стариком, имеет важное значение. Не менее важна и реакция старухи на сообщение ей старика о неиспользовании им откупа рыбки, употребление старухой ряда вульгаризмов, направленных в адрес старика и понудивших его к повторной встрече с рыбкой, посвященной вопросу о старом корыте.

 (Пример приведен К. Чуковским.)

Вряд ли мы сочтем удачно составленной такую инструкцию одного из ЖЭКов (жилищно-эксплуатационных контор): «Жильцам запрещается содержание в квартире домашних птиц и животных, за исключением собак и кошек, содержание которых разрешается с общего согласия жильцов квартиры, при условии недопущения владельцами загрязнения собаками и кошками квартиры и лестничной клетки и невхождения их в места общего пользования».

Деловой тон инструкции явно пострадал от изрядной примеси канцеляризмов.

Назад: Не запутаемся ли мы в «сложном предложении»?
Дальше: Не правильностью единой…