Книга: За пределами просветления (путь мистика)
Назад: Глава 17. Точка, из которой нет возврата
Дальше: Глава 19. Будущее принадлежит творческому человеку

Глава 18. Медитация – мужество быть безмолвным и одиноким

Первый вопрос:

Ошо,

Я всегда боюсь оставаться в одиночестве, потому что, когда я один, я начинаю спрашивать себя, кто я есть. У меня такое чувство, что если я копну глубже, то обнаружу, что я не тот человек, которым считал себя последние двадцать шесть лет, а некое существо, присутствующее в момент рождения и, возможно, за мгновение до него.

По какой-то причине меня это ужасно пугает. Это кажется каким-то безумием и заставляет меня теряться во внешних вещах, чтобы почувствовать себя более защищенным.

Скажи, кто я и откуда этот страх?

 

Это не только твой страх, это общий страх. Поскольку никто не является тем, кем ему предназначало быть существование.

Общество, культура, религия, образование – все в заговоре против невинных детей. У них вся власть – а ребенок беспомощен и зависим. Поэтому им удается сделать из него все, что им захочется. Они ни одному ребенку не позволяют вырасти в соответствии с его естественным предназначением. Все их усилия направлены на то, чтобы превращать человеческие существа в полезные инструменты.

Кто знает, если ребенку позволить расти самому по себе, принесет ли он какую-либо пользу обществу? Общество не готово идти на такой риск. Оно хватает ребенка и начинает лепить из него нечто такое, в чем нуждается общество. В определенном смысле оно убивает душу ребенка и наделяет его фальшивой личностью, так что он никогда не вспоминает о своей душе, о своем существе.

Фальшивая личность – это суррогат. Но этот суррогат полезен только в той самой толпе, которая дала его вам. Как только вы оказываетесь в одиночестве, фальшивое разваливается, и подавленная реальность начинает выражать себя. Отсюда и страх одиночества.

Никто не хочет быть одиноким. Каждый хочет быть частью толпы – и не одной толпы, а многих. Человек принадлежит к религиозной толпе, к политической партии, к какому-нибудь клубу… И есть еще много других небольших групп, к которым можно принадлежать.

Человек хочет получать поддержку двадцать четыре часа в сутки, потому что без поддержки фальшивое не может устоять. Как только человек оказывается в одиночестве, он начинает испытывать странное умопомешательство.

Это именно то, о чем ты спрашиваешь, – потому что двадцать шесть лет ты считал себя кем-то, а затем в момент одиночества ты внезапно начинаешь чувствовать, что ты – это не ты. Возникает страх: кто же тогда ты?

И двадцать шесть лет подавления… Понадобится некоторое время, чтобы реальное проявило себя.

Этот промежуток между реальным и фальшивым мистики называют «темной ночью души» – очень подходящее выражение. Ты уже не фальшивое, но еще и не реальное. Ты пребываешь в состоянии неопределенности, ты не знаешь, кто ты.

На Западе – а ты приехал с Запада – эта проблема оказывается еще более сложной. Ведь там не разработано никакой методологии, которая могла бы помочь как можно скорее обнаружить реальное и сделать «темную ночь души» короче.

Запад ничего не знает о медитации.

А медитация – это просто название для того состояния, когда вы пребываете в одиночестве, в безмолвии, в ожидании того, когда реальное заявит о себе. Это не действие, это безмолвное расслабление – поскольку все, что ты делаешь, исходит от твоей фальшивой личности. Все твои действия в течение двадцати шести лет исходили от нее; это – старая привычка.

Привычки умирают с трудом.

 

В Индии жил один великий мистик, Экнатх. Он со всеми своими учениками собирался совершить святое паломничество – это путешествие должно было занять от трех до шести месяцев.

К нему пришел один человек, припал к его ногам и сказал:

– Я знаю, что я ничтожный человек. Ты тоже это знаешь, все знают меня. Но я знаю, что твое сострадание гораздо больше, чем мое ничтожество. Пожалуйста, прими меня в группу, которая отправляется в святое паломничество.

Экнатх сказал:

– Ты вор – и не обыкновенный вор, а вор-мастер. Ты никогда не попадался, но всем известно, что ты вор. Мне, конечно, хотелось бы взять тебя с собой, но я должен подумать и о тех пятидесяти паломниках, которые отправляются вместе со мной. Тебе придется дать обещание – и я не требую многого, – что, пока мы будем совершать паломничество, ты не будешь воровать. Потом делай что хочешь. Как только мы вернемся домой, ты будешь свободен от этого обещания.

Этот человек сказал:

– Я готов дать обещание, и я очень благодарен тебе за твое сострадание.

Но остальные пятьдесят человек не верили ему. Довериться вору… Но они не посмели ничего сказать Экнатху. Он был мастером.

Они отправились в паломничество, и с самой первой ночи начались неприятности. На следующее утро среди паломников царил хаос: у кого-то пропала одежда, у кого-то пропала рубаха, у кого-то пропали деньги.

И все кричали: «Где мои деньги?» И они все говорили Экнатху: «Мы с самого начала не хотели, чтобы ты брал с собой этого человека. Привычка всей жизни…»

Но затем они начали искать и обнаружили, что вещи не были украдены. Деньги действительно у кого-то пропали, но они нашлись в мешке другого. Одежда тоже пропала, но она была найдена в багаже другого. Все нашлось, но было столько ненужного беспокойства – каждое утро!

И никто не мог понять – что бы это значило? Ясно, что это был не вор, поскольку ничего не было украдено.

На третью ночь Экнатх решил не спать, чтобы посмотреть, что же происходит. Посреди ночи вор – просто по привычке – проснулся и стал перекладывать вещи с одного места на другое. Экнатх остановил его и спросил:

– Что ты делаешь? Разве ты забыл о своем обещании?

Вор сказал:

– Нет, я не забыл о моем обещании. Я же ничего не краду, но я не обещал, что я не буду перекладывать вещи с одного места на другое. Через шесть месяцев мне снова придется стать вором, я просто практикуюсь. И ты должен понять меня – это привычка всей моей жизни, невозможно ее просто так отбросить. Дай мне немного времени. Ты должен понять мою проблему. За три дня я ничего не украл – это все равно что поститься! Это просто подмена, должен же я чем-то заниматься. Для меня ночь – это время работы, поэтому мне очень трудно просто лежать в постели. А вокруг спит так много идиотов… И я никому не причиняю вреда. Утром они находят свои вещи.

– Ты странный человек, – сказал Экнатх. – Ты же видишь, какая неразбериха творится тут каждое утро, и час или два тратятся на то, чтобы найти вещи, – куда ты их переложил, чьи вещи оказались в чьем багаже? Всем приходится распаковывать свой багаж и спрашивать: «Чья это вещь?»

Вор сказал:

– Тебе придется пойти для меня на такую уступку.

 

Двадцать шесть лет фальшивой личности, навязанной теми людьми, которых ты любил, которых ты уважал… и они причинили тебе вред не преднамеренно. Их намерения были благими, только осознанность у них была нулевой. Они не были осознанными людьми – твои родители, твои преподаватели, твои священники, твои политики, – они не были осознанными людьми, они были неосознанными.

Но даже благое намерение в руках неосознанного человека превращается в яд.

Поэтому всякий раз, когда ты оказываешься в одиночестве, возникает глубокий страх – поскольку внезапно фальшивое начинает исчезать.

А для проявления реального потребуется немного времени. Ты утратил его двадцать шесть лет назад. Тебе придется немного поразмыслить над тем фактом, что через этот двадцатишестилетний провал необходимо навести мост.

От страха тебе кажется, что ты сходишь с ума: «Я теряю мое „Я“, мой рассудок, мой здравый смысл, мой ум – все», – потому что то «Я», которое тебе было дано другими, состоит из всего этого. Ты сразу же начинаешь что-то делать только для того, чтобы как-то занять себя. Если вокруг нет людей, то по крайней мере есть некое действие. Так что фальшивое остается занятым и не может исчезнуть.

Поэтому труднее всего людям приходится в выходные дни. Пять дней они работают, надеясь, что в конце недели они расслабятся. Но конец недели – самое ужасное время во всем мире; в конце недели происходит больше всего несчастных случаев, больше людей совершает самоубийство, больше убийств, больше краж, больше изнасилований. Странно… Пять дней эти люди были заняты, и не было никаких проблем. Но в конце недели внезапно у них появляется выбор: либо заняться чем-нибудь, либо расслабляться, – но расслабляться страшно, поскольку начинает исчезать фальшивая личность.

Хочется что-то делать, совершать всякие глупости. Люди торопятся к морю, их машины, бампер к бамперу, растягиваются на много миль. Если спросить их, куда они едут, они ответят, что убегают от толпы, – но вся толпа движется вместе с ними. Они хотят найти уединенное, тихое место – каждый из них.

На самом деле, если бы они остались дома, там было бы больше уединенности и тишины – поскольку все эти идиоты отправились на поиски уединенного места. И они несутся, как сумасшедшие, потому что два дня скоро пройдут, а им нужно успеть – не спрашивайте, куда!

А на пляжах, вы видите… собирается такая толпа, какой не бывает даже на рыночной площади. Но как это ни странно, люди чувствуют себя очень комфортно, принимая солнечные ванны. Десять тысяч человек на маленьком пляже принимают солнечные ванны, расслабляются.

На том же самом пляже человек, если он будет находиться там в одиночестве, не сможет расслабиться. Но сейчас он знает, что вокруг него расслабляются тысячи людей. Это те же самые люди, которые были в офисах, на улицах, на рыночной площади, – теперь эти же люди находятся на пляже.

Толпа – это основа для существования фальшивой личности.

Оказавшись в одиночестве, человек начинает терять самообладание.

Вот тут-то и необходимо небольшое понимание медитации.

Не нужно беспокоиться, поскольку то, что вы можете потерять, заслуживает того, чтобы оно было потеряно. Бессмысленно цепляться за это – это не ваше, это не вы.

Вы – это то свежее, невинное, незапятнанное существо, которое возникает на месте исчезнувшей фальшивой личности.

Никто другой не сможет ответить на вопрос «Кто я?» – вы сами узнаете это.

Все медитационные техники помогают уничтожить фальшивое. Но они не дадут вам реального – реальное не может быть дано.

То, что может быть дано, не может быть реальным.

Реальное у вас уже есть, нужно только убрать ложное.

По-иному это можно сказать так: мастер отнимает у вас то, чего на самом деле у вас нет, и дает вам то, что на самом деле у вас есть.

Медитация – это просто мужество быть безмолвным и одиноким.

Мало-помалу вы начинаете ощущать в себе новое качество, новую жизненность, новую красоту, новый разум – который не заимствован у кого-то, который растет внутри вас. Его корни находятся в вашем существовании.

И если вы не трусливы, он расцветет и принесет плоды.

Только отважные, смелые люди, имеющие сильный характер, могут быть религиозными. Не те, кто посещают церкви, – это трусы. Не индуисты, не мусульмане, не христиане – они против поиска. Это та же самая толпа, они пытаются сделать свои фальшивые личности более сплоченными.

Вы родились. Вы пришли в этот мир с жизнью, с сознанием, с потрясающей чувствительностью. Только посмотрите на маленького ребенка – посмотрите в его глаза, почувствуйте его свежесть. Все это будет тщательно прикрыто фальшивой личностью.

Не надо бояться.

Можно потерять только то, что и должно быть потеряно. И хорошо бы потерять это поскорее – потому что, чем дольше оно остается в вас, тем сильнее оно становится.

Никто не знает, что будет завтра.

Постарайтесь не умереть прежде, чем реализуете свою подлинную сущность.

Счастливы только те немногие, которые живут со своей подлинной сущностью и кто умирает с подлинной сущностью, потому что они знают, что жизнь вечна, а смерть – это фикция.

 

Второй вопрос:

Ошо,

Неужели просто сидеть молча, ничего не делать, наблюдать, как растет трава, – и, может быть, спать, – действительно достаточно?

Однажды я слышал, как ты сказал о Фрейде, что он, должно быть, оказался не способным сотворить себя. Еще я слышал, как ты говорил, что мы сами творим наши собственные жизни, наши собственные страдания и наш собственный ад и сами несем за это ответственность.

Если действительно достаточно сидеть молча, в чем тогда состоит роль слов «усилие» или «дисциплина»? И если мы делаем что-то, то что мы «делаем»? Можем ли мы вообще что-то делать, или мне снится, что я что-то делаю?

Я уже так устал от всего этого. И потом, не закончу ли я свои дни в состоянии летаргии и безразличия, в котором я не вижу никакой любви или красоты?

 

Люди, которые эксплуатируют человечество, создали великие философии, теологии, дисциплины. Без поддержки всей этой философской, теологической, религиозной структуры было бы невозможно создать фальшивую личность.

Слово «дисциплина» исходит от этих людей, и слово «усилие» тоже исходит от этих людей.

Придавая особое значение работе, усилию, старанию, борьбе, достижению, они создали такой мир, что почти каждого превратили в трудоголиков – которые хуже алкоголиков, потому что алкоголик по крайней мере знает, что он делает что-то не то. Трудоголик же считает, что он делает все правильно, а те, кто не являются трудоголиками, – это ленивые люди, ничего не стоящие; они даже не имеют права на существование, потому что они являются обузой.

Они испортили прекрасные слова, придали им новые смысловые оттенки, новые значения.

Например, слово «дисциплина». Оно означает совсем не то, что обычно понимают под дисциплиной. Слово «дисциплина» (discipline) происходит от того же корня, что и слово «ученик» (disciple). Значение этого корня таково: способность учиться, познавать – быть более чувствительным, более осознанным, более искренним, более подлинным, более творческим.

Жизнь, если она является процессом постоянного изучения, исследования, – это прекрасное путешествие. Тогда каждое мгновение становится захватывающим, потому что каждое мгновение вы открываете новую дверь, каждое мгновение вы сталкиваетесь с новой тайной.

Слово «ученик» (disciple) означает того, кто познает, а слово «дисциплина» (discipline) – процесс познания. Но это слово было извращено.

Дисциплина стала означать послушание. Весь мир превращен в лагерь бойскаутов. Где-то наверху находится тот, кто знает: вам не нужно ничего изучать, вам нужно просто повиноваться. Значение слова «дисциплина» было подменено на прямо противоположное.

Процесс познания автоматически предполагает сомнение, вопросы, скептический подход, любопытство – но, разумеется, не верования, потому что верующий никогда ничему не учится.

Но тысячи лет слово «дисциплина» использовалось именно в таком значении. И это не единственное слово, которое было извращено; множество других слов было так же извращено. В руках сильных мира сего прекрасные слова стали такими уродливыми, что вы даже представить себе не можете их изначальный смысл… Тысячи лет неправильного употребления.

Они хотят, чтобы все подчинялись дисциплине, как в армии. Вам отдают приказ – вы должны выполнять его, не спрашивая, зачем. Это не путь познания.

С самого начала людям навязывались истории о том, что первым из совершенных грехов было непослушание. Адам и Ева были изгнаны из сада Эдема, потому что они ослушались.

Я как следует изучил эту историю, но я не вижу, чтобы они совершили какой-нибудь грех или преступление. Они просто занимались исследованием. Вы находитесь в саду и начинаете исследовать плоды и цветы – что съедобно, а что несъедобно.

И ответственность лежит на Боге, потому что он запретил им пробовать плоды с двух деревьев, он указал им эти деревья: «Вы не должны приближаться к ним. Одно из них – это древо познания, а другое – древо вечной жизни».

Только представьте себя на месте Адама и Евы – разве не сам Бог пробудил в них соблазн пойти к этим двум деревьям? А эти два дерева были деревьями мудрости и вечной жизни. Почему Бог был так против того, чтобы они шли к этим деревьям?

Если бы он действительно был любящим отцом, он мог бы указать на них и сказать: «Это ядовитое дерево, не ешьте его плоды». Или: «Это дерево смерти, если вы отведаете его плодов, вы умрете». Но с этими деревьями все в порядке – вы можете есть с них столько плодов, сколько хотите, потому что нет ничего неправильного в том, чтобы быть мудрым и иметь вечную жизнь.

Любой отец хотел бы, чтобы его дети обладали мудростью и вечной жизнью. Этот же отец, кажется, абсолютно лишен любви. Он не только лишен любви. Вот что дьявол сказал Еве: «Он запретил вам приближаться к этим двум деревьям. Знаешь, почему? Дело в том, что если вы отведаете плодов с этих двух деревьев, вы станете равными ему, а он этого не может допустить. Он не хочет, чтобы вы стали божественными. Он не хочет, чтобы вы стали богами, исполненными мудрости и вечной жизни».

Я не вижу никаких слабых мест в аргументации дьявола. Она абсолютно справедлива. На самом деле, дьявол – первый благодетель человечества.

Без него, возможно, не было бы никакого человечества – ни Гаутамы Будды, ни Кабира, ни Иисуса Христа, ни Заратустры, ни Лао-цзы… Только паслись бы буйволы, ослы и янки и с довольным видом жевали бы траву. И Бог был бы очень счастлив, что его дети такие послушные.

Но это послушание – отрава, чистая отрава.

Дьявола следует считать первым революционером в мире и первым, кто стал мыслить в терминах эволюции, мудрости, вечной жизни.

Но Бог сказал, что это был первородный грех. Поэтому все служители культа, иудаистские раввины, христианские священники, мусульманские маулави, аятоллы… повторяют на протяжении веков, что это был первородный грех. Вот еще одно извращение прекрасного слова.

Слово «грех» изначально означает забвение. Оно не имеет ничего общего с грехом в том смысле, как мы стали его понимать. Забывать самого себя – вот единственный грех. А помнить самого себя – единственная добродетель.

Это не имеет никакого отношения к послушанию, дисциплине.

Но люди, которые хотят эксплуатировать… Само их усилие – это усилие паразита, высасывающего из вас кровь до последней капли. Они говорят: «Работайте. Работайте упорно, будьте дисциплинированными, подчиняйтесь приказам – нет нужды задавать вопросы, потому что приказы исходят от тех, чей разум превосходит ваш». Они так убеждены в своей правоте, что даже не хотят, чтобы вы спали.

В Советском Союзе сейчас разрабатывается целая образовательная система.

Днем дети учатся в школе – но зачем попусту тратить всю ночь? Через какое-то время – лет через двадцать пять – они закончат университет и начнут работать. Но они работают всего пять-шесть часов, а вся ночь – это пустая трата времени; ее можно использовать. Сейчас разрабатываются методы и средства для ее использования.

Например, ее можно использовать для обучения. В уши детям вставляют специальные устройства, которые подключены к центральной системе в городе, – и это называется «подсознательным обучением»… Оно даже не тревожит сон детей – слова произносятся очень тихо, так тихо, что это даже нельзя назвать шепотом, потому что даже шепот может потревожить сон… Эти устройства работают в диапазоне частот более низких, чем у шепота. И вот что самое странное – уже давно было известно, как шепот действует на женщин, но никто не знал, что это можно использовать и таким образом…

Давным-давно известно, что если вы хотите, чтобы женщины услышали то, что вы говорите, вам нужно говорить шепотом. Если вы начинаете с кем-то шептаться, любая женщина, стоящая рядом, услышит все, что вы говорите.

Если вы говорите громко, это никому не интересно. Шепот же означает, что вы пытаетесь скрыть что-то, какой-то секрет. Женщина, с ее более чувствительным существом, сразу настораживается и улавливает все, что вы говорите. Поэтому, если вы хотите что-то сказать женщине, просто прошепчите это кому-нибудь другому, и она получит ваше послание в абсолютно точном виде – и никаких споров!

Подсознательное обучение – это шепот в диапазоне более низких частот. Было выяснено, что оно не мешает спать и даже не мешает видеть сны. Есть сновидения… есть сон, который находится глубже сновидений, а шепот, воздействующий на подсознание, – это еще более глубокое явление.

Ночью можно восемь часов подряд обучать детей чему угодно, и самое удивительное заключается в том, что ребенок все запомнит – ему не нужно будет ничего заучивать, делать домашние задания. Это просто входит в его систему памяти из подсознания. Так они завладевают вами на все двадцать четыре часа в сутки. В один прекрасный день вы можете быть лишены даже свободы видеть сны.

Вполне возможно, что правительство будет решать, что вам видеть во сне и чего не видеть. Сновидения можно будет проецировать точно так же, как проецируют на экран кинофильмы, и вы не сможете заметить разницу между тем, снится ли вам что-то или правительственное учреждение передает вам некую идею.

Подсознательное обучение – это действительно одно из самых опасных открытий, сделанных психологами. Оно было опробовано во многих странах, и выяснилось, что оно работает замечательно. Например, вы смотрите кинофильм…

Вы видите рекламу – она срабатывает, но для этого необходимо постоянное повторение. Определенная марка сигарет… Необходимо, чтобы вы читали о ней в газете, слышали по радио, видели по телевидению, на уличных рекламных щитах, в кинотеатре – необходимо постоянное повторение. Определенная марка сигарет… Вы не обращаете на это никакого внимания. Вы просто прочитали об этом и тут же забыли, но это оставило внутри вас некий след. И когда вы пойдете покупать сигареты, вы ни с того ни с сего попросите именно эту марку.

Но это длительный процесс. До сих пор реклама была длительным процессом.

Но с появлением подсознательного обучения она становится очень быстродействующей и очень опасной.

Был проведен такой эксперимент: в нескольких фильмах реклама была помещена между двумя кадрами. Вы смотрите фильм и не осознаете, что что-то происходит; вы продолжаете смотреть фильм. Сюжет разворачивается, и вдруг – вспышка… настолько быстрая, что ваши глаза не успевают отметить, что на экране что-то произошло. У вас появляется жажда, и вам хочется выпить кока-колы. Вы не прочитали на экране слова «кока-кола», но тем не менее эта идея вошла в вашу память.

И было обнаружено, что в тот вечер в том кинотеатре продажа кока-колы увеличилась на семьдесят процентов. Люди, покупающие кока-колу, не знают, почему они покупают кока-колу, – они испытывают жажду. На самом деле, они не хотят пить, им не нужна кока-кола, но воздействие на подсознание…

Это опасно. Это лишает вас свободы. У вас нет даже свободы выбора, вам просто приказывают – и таким способом, что вы даже не осознаете, что вам приказали купить кока-колу.

Этим могут воспользоваться политические партии – голосуйте за Рональда Рейгана. Нет нужды портить стены и писать повсюду: «Голосуйте за Рональда Рейгана!» – можно просто воздействовать на подсознание… по телевидению, в кино.

И в Советском Союзе деятели в области образования считают, что ночное время человека можно использовать для дополнительного обучения, повышения квалификации.

Например, человек получает диплом врача… Но медицинская наука продолжает развиваться, и врач не поспевает за ней. Он применяет лекарства, которые больше не являются самыми эффективными; наука ушла далеко вперед и нашла лучшие лекарства. Но у врача нет возможности читать всю медицинскую литературу – для этого можно использовать ночь. Днем он может принимать пациентов, а ночью – получать самую последнюю информацию.

Но это означает, что человека необходимо превратить в робота, который готов работать двадцать четыре часа в сутки и выполнять все, что вы захотите. Это не его свободная воля.

Эти люди довели такие прекрасные слова, как «дисциплина», «работа», «послушание», до такого безобразного состояния, что лучше на некоторое время полностью отказаться от них.

Работа прекрасна, если она является результатом вашей любви, вашего творчества. Тогда у работы есть некое духовное качество.

Дисциплина хороша, если она является результатом вашего обучения, вашего ученичества, вашего посвящения, вашей преданности, – тогда это нечто такое, что возникает в вас подобно прекрасному пламени, освещающему ваш жизненный путь.

Если послушание является результатом доверия… не потому, что кто-то сильнее вас и если вы ослушаетесь, то будете наказаны.

Даже Бог не смог простить одного-единственного акта непослушания. Эти бедняги… Адам и Ева съели одно яблоко!

На протяжении пяти лет я жил на одних яблоках. Моя мать говорила мне: «Тебе стоит подумать об этом. Всего одно яблоко – и Адам и Ева были изгнаны из сада Эдема. А ты живешь на одних яблоках!» В течение пяти лет я ничего не ел, кроме яблок.

Я сказал: «Вот я и хочу посмотреть… куда он меня выгонит? Сейчас самое большее, что он может сделать – это прогнать меня в сад Эдема. Есть только два места: сад Эдема и этот мир. Больше нет никакого мира, куда он мог бы меня изгнать».

Естественно, Бог хранил молчание. «Что с ним делать? Он грешит с утра до ночи – грех на грехе». Ведь я ничего не ел, кроме яблок.

Он не мог простить такой мелочи.

Нет, дело не в том, что Адам и Ева совершили какой-то великий грех. Дело в том, что было задето эго Бога, это была его месть. Такая мстительность… Это кажется невероятным, но даже сейчас вы страдаете из-за греха, совершенного Адамом и Евой. Мы не знаем этих людей, не знаем, когда они существовали, существовали ли они вообще, мы не имеем никакого отношения к их поступку – тем не менее мы продолжаем страдать.

Неужели каждое человеческое дитя будет страдать от этой мести? Это как-то не по-божески. Бог кажется более злым, чем дьявол. Дьявол же кажется более дружелюбным, более понимающим.

Люди, которые несут вам эти слова – «работа», «дисциплина», «послушание», – являются служителями этого Бога, его представителями. Они уничтожили красоту простых слов. Послушание тоже может обладать потрясающей красотой.

Но это должно исходить от вашей преданности, а не исполняться по чьему-то приказу. Это должно исходить от вашего сердца.

Вы любите кого-то, вы уважаете кого-то, вы преданы кому-то настолько глубоко, что ваше сердце всегда говорит «да»; оно забыло, как говорить «нет». Даже если вам хочется сказать «нет», вы не можете вспомнить это слово. Тогда послушание религиозно, духовно.

 

Третий вопрос:

Ошо,

Мне кажется, что за те девять лет, которые я провел рядом с тобой, я сделал все, что под силу моему разуму. И все же сейчас я чувствую, что нахожусь в еще большем хаосе и смятении, в еще большем невежестве, чем когда-либо раньше. Мне даже кажется, что я вот-вот все брошу.

Есть ли нечто такое, что я должен делать? Есть ли какой-либо способ быть более разумным и более бдительным? Поскольку я уверен, что уже тысячу раз упускал что-то важное.

 

Будет замечательно, если ты сможешь все бросить. Но именно в этом проблема.

Я уже советовал тебе все бросить. Советовал вообще не начинать! Но ты не слушал меня.

Девять лет великой работы, тяжелой работы, и тем не менее ты спрашиваешь: «Должен ли я привнести еще больше разума и еще больше работы?» И тебе кажется, что ты упускаешь поезд, потому что работаешь недостаточно упорно! А все как раз наоборот.

Ты упускаешь поезд, потому что работаешь слишком упорно.

Ты так погружен в работу, что не видишь, что поезд приходит и уходит. И когда ты видишь, что другие пассажиры выходят на перрон… тогда ты и осознаешь, что поезд пришел и ушел.

Просто оставь все и отдыхай на перроне. И как только придет поезд… Зачем его упускать?

Но ты не можешь отдыхать, ты не можешь расслабиться, не можешь отпустить себя. Ты превратил это в проект. Ты агрессивен, ориентирован на цель, всегда стремишься чего-то достичь.

А здесь рядом с тобой человек, который говорит тебе, что все, чего ты хочешь достичь, уже находится внутри тебя – просто расслабься, потому что только в расслабленном состоянии ты осознаешь то, что скрыто в тебе.

Но ты бежишь так быстро. Ты не останавливаешься, ты вкладываешь в это все свои умственные способности… девять лет!

Ты мог бы сесть в поезд в тот самый первый день, когда пришел ко мне. И ты можешь сделать это прямо сейчас – потому что поезд всегда стоит у платформы.

Он никогда не отправляется, потому что ехать некуда.

 

Четвертый вопрос:

Ошо,

Прежде чем стать твоим саньясином, я отчаянно искал духовную истину. И хотя я прошел через много подлинных духовных переживаний, я оставался неудовлетворенным и неприкаянным.

После принятия саньясы я начал жить с твоими людьми, работать в твоих коммунах и, прежде всего, чувствовать, как твоя красота и покой растут в моем сердце. За это время мое сильное стремление к духовным переживаниям и к плодам этих переживаний стало постепенно исчезать.

Сейчас я просто наслаждаюсь повседневной жизнью, всем, что приходит вместе с ней: вкусной едой, прогулкой за городом, хорошим весельем с любимым человеком и тому подобным.

Не одолевает ли меня лень на пути к просветлению?

Пожалуйста, расскажи, в чем разница между засыпанием и отпусканием?

 

Ты все делаешь замечательно. Просто забудь о просветлении. Наслаждайся простыми вещами с полной интенсивностью. Простая чашка чая может быть глубокой медитацией.

Если вы можете наслаждаться чаем, его ароматом, если вы пьете его маленькими глотками, чувствуете его вкус… какое вам дело до Бога?

Вы не знаете, что Бог постоянно завидует вам, когда он видит, как вы пьете чай, а ему, бедняге, ничего не достается. Растворимый кофе… Такого нет в садах Эдема.

А с тех пор, как Адам с Евой покинули Эдем, некому составить ему компанию – он живет там только с животными, которые не умеют заваривать чай.

Бог очень завидует вам и сильно раскаивается, что он изгнал Адама и Еву из Эдема, но теперь с этим ничего нельзя поделать. Сыновья и дочери Адама и Евы живут гораздо лучше, гораздо богаче.

Просветление случается тогда, когда о нем полностью забывают.

Совершенно не думайте о том, что может прийти просветление и вы его можете упустить. Полностью забудьте о нем. Просто наслаждаетесь своей обычной жизнью.

Все так прекрасно – зачем создавать ненужные беспокойства и страдания? Странные проблемы духовности… Это совсем не то, с чем можно что-то сделать.

Если вы сможете сделать свою обычную жизнь прекрасной и возвышенной, все, чего вы всегда желали, начнет случаться само по себе.

Существует одна прекрасная история…

В штате Махараштра есть храм Кришны, и с этим храмом связана странная история. В храме находится статуя Кришны – в Махараштре его называют Виттхалом, – которая стоит на кирпиче. Странно, ведь ни в одном другом храме нет бога, стоящего на кирпиче.

 

История гласит, что один прекрасный человек, который наслаждался жизнью во всех ее проявлениях, был настолько удовлетворен своей жизнью, что Кришна решил явиться ему. Есть люди, которые всю жизнь танцуют и распевают: «Харе Кришна, Харе Рама», но ни Рама, ни Кришна не являются им – вообще никто не является. А этому человеку не было никакого дела до Кришны, Рамы или кого-то еще. Он просто жил своей жизнью, но проживал ее так, как и следует проживать: с любовью, с сердцем, с красотой, с поэзией, с музыкой. Его жизнь была сама по себе блаженством, и Кришне пришлось принять решение: «Этот человек нуждается в том, чтобы я его навестил».

Вы видите: этот человек вообще не думает о Кришне, но Кришна чувствует, что тот заслуживает его визита. Кришна является посреди ночи, чтобы не создавать переполох в городе. Он увидел, что дверь открыта, и вошел в дом.

Мать этого человека была очень больна, и он как раз массировал ей ноги. Кришна подошел к нему сзади и сказал:

– Я – Кришна, и я пришел, чтобы дать тебе даршан.

Человек ответил:

– Сейчас неудачное время, я массирую ноги моей матери.

Рядом с ним лежал кирпич. Он подвинул кирпич назад – он даже не оглянулся посмотреть, кто такой этот Кришна, – и попросил Кришне встать на кирпич. Он решил, что потом посмотрит на него. Но он был так поглощен массажем ног своей матери, – которая находилась на грани смерти, – что прошла вся ночь, а Кришна все еще стоял на кирпиче.

Кришна подумал: «Что за нелепость! Люди всю свою жизнь распевают: „Харе Кришна, Харе Рама“, но я никогда не прихожу к ним. И вот я пришел сюда, а этот болван даже не оглянулся назад, даже не предложил мне сесть, а велел мне стоять на кирпиче!»

И затем стало светать, начало восходить солнце, и Кришна испугался, потому что могли появиться люди. Рядом с домом проходила дорога, а дверь была открыта – и если бы люди увидели, что он стоит там, увидели его стоящим на кирпиче, то возникли бы проблемы, собралась бы большая толпа. Поэтому он исчез, а вместо него на кирпиче осталась стоять его каменная статуя.

Когда мать этого человека заснула, он повернулся и сказал:

– Кто тот человек, который беспокоил меня ночью?

И он обнаружил только статую Кришны.

Собралась вся деревня – случилось чудо, все хотели знать, как это произошло? И он им все рассказал.

– Ты – странный человек, – сказали ему люди. – К тебе приходил сам Кришна, а ты оказался таким дураком! По крайней мере ты мог бы предложить ему сесть, угостить его чем-нибудь, напоить. Он же был твоим гостем.

Этот человек ответил:

– В тот момент у меня под рукой не было ничего, кроме этого кирпича. А когда я делаю что-то, я делаю это тотально. Я не хочу, чтобы мне мешали. Если он так заинтересован в том, чтобы встретиться со мной, он может прийти сюда снова – что за спешка?

 

Эта статуя находится в храме Виттхала, она все еще стоит на кирпиче. Тот человек действительно был великим человеком – его не интересовали ни награды, ни что-то еще; он настолько глубоко погружался в каждое свое действие, что само действие становилось наградой. И даже если приходил Бог, награда, которую он получал благодаря тотальности своих действий, была больше, чем Бог.

Никто не истолковывал эту историю так, как толкую ее я, но вы же видите, что любое другое истолкование абсурдно.

Поэтому просто забудь о духовности, о просветлении, о Боге – они сами о себе позаботятся. Это их дело. Они сидят там совсем без клиентов.

Тебе не нужно беспокоиться; делай с жизнью самое лучшее, что ты можешь с ней сделать, – вот твое испытание, вот твоя религия, вот то, чему ты должен поклоняться. А все остальное последует само по себе.

 

Пятый вопрос:

Ошо,

Если именно мастер выбирает ученика и бросает его – хотя ученику может казаться, что это он выбрал мастера, а затем оставил его, – зачем тебе надо было говорить нам об этом?

Теперь у меня появился страх, что ты в любое время можешь бросить меня. Пожалуйста, не поступай так со мной. Мне так больно думать об этом – ведь если такой человек, как ты, не может помочь мне, то кто же может? Меня всегда покидали в беде, а это причиняет боль. И думать, что ты покинешь меня в беде, – это уж слишком.

Пожалуйста, пообещай, что ты не оставишь меня, даже если от меня не будет никакого толку. Я знаю, что ты не поступишь так, но все равно этот страх живет во мне. Пожалуйста, будь со мной всегда, хорошо?

 

Это хитрый вопрос.

Я могу пообещать, что я не оставлю тебя. Единственная проблема состоит в том, что, если ты захочешь оставить меня, то ты обнаружишь, что это очень трудно сделать, – я не позволю тебе оставить меня!

Поэтому теперь тебе следует бояться того, что я выполню свое обещание в любом случае – хочешь ты этого или нет! Так что, если это рассеет твой страх, – замечательно. Для меня это не проблема, я могу пообещать.

Я просто не хочу мешать ничьей свободе. Я хочу держать дверь открытой; если ты захочешь уйти, я не буду закрывать ее.

Но если это то, чего ты хочешь, тогда дверь окажется закрытой – и запертой!

Тогда в следующий раз не говори мне, что ты боишься того, что, если тебе захочется уйти, ты не сможешь этого сделать. Обещание есть обещание!

 

Шестой вопрос:

Ошо,

Сначала мне хотелось убежать отсюда, теперь у меня никогда не появляется желания оставить тебя. Что случилось?

 

Я передумал.

Назад: Глава 17. Точка, из которой нет возврата
Дальше: Глава 19. Будущее принадлежит творческому человеку