Книга: Заговор богатых. 8 новых правил обращения с деньгами
Назад: Слова те же, а язык другой
Дальше: Оружие массового уничтожения

Как стать сильнее

Фуллер был непоколебимо уверен в силе слова. В одной из своих лекций, на которых мне посчастливилось присутствовать, он сказал: «Слово — это самое мощное орудие, изобретенное человеком». В книге «Критический путь» («Critical Path») он пишет: «В начале [имеется в виду начало индустриализации, то есть эффективной технологической кооперации людей] было Слово. Слово, произнесенное одним человеком и понятое другим, необыкновенно повысило способность людей противостоять вызовам жизни».
До тех пор пока я не попал в число студентов Фуллера, слова не вызывали у меня должного уважения. Лишь в 1983 году, когда мне было уже тридцать шесть лет, до меня наконец-то дошло, почему мой бедный папа, всю жизнь проработавший в системе образования, с таким почтением относился к словам. Мне стало ясно, почему я дважды заваливал экзамены по английскому языку в школе. Я просто не признавал силу слов
и,как следствие, лишал себя этой силы, способной изменить мою жизнь. Бедный лексикон обеднял мою жизнь. Бедными словами и мыслями объяснялась скудость моих финансов. В конце концов я понял мысль Фуллера: «Слово — это самое мощное орудие, изобретенное человеком». Я понял, что слова — это горючее для мозга, наш самый главный актив (который порой может оказаться и пассивом). Для меня приобрело новое значение библейское выражение «И Слово стало плотию». До меня дошло, почему богатый папа запрещал и мне, и своему сыну употреблять такие выражения, как «Я не смогу» или «У меня не получится». Вместо этого он приучал нас задавать вопросы: «Как я смогу это сделать?», «Как сделать, чтобы получилось?». Я, хоть и с опозданием, осознал, что моя жизнь — это сумма произнесенных мною слов.
Я понял, что навсегда останусь пешкой, жертвой, рабом заговорщиков, если не усвою тех слов, которые они используют. Именно тогда я запретил себе говорить: «Найди себе хорошую работу», «Экономь», «Живи по средствам», «Инвестиции рискованны», «Не бери в долг», «Собственный дом — это твой главный актив» и т. п. Я знал, что пропуском в мир богатства станет освоение языка денег. В 1983 году я начал изучать финансовый лексикон — язык заговорщиков.

 

Комментарии читателей
Моему сыну четыре года. Как только он начал говорить, я стал учить его простейшим вещам, имеющим отношение к деньгам, чтобы как можно раньше заронить семена, которые принесут свои плоды, когда он станет взрослым. Каждый раз, когда моему малышу дарили деньги, я спрашивал его: «Что мы будем с ними делать?» И сам же подсказывал ответ: «Копить». Но недавно я задумался, правильно ли это. Теперь я учу его отвечать: «Вложим в дело!» Конечно, сказать проще, чем сделать... Теперь мне надо рассказывать ему про четыре категории инвестиций.
bgibbs
Назад: Слова те же, а язык другой
Дальше: Оружие массового уничтожения