Книга: Заговор богатых. 8 новых правил обращения с деньгами
Назад: Крамер против Стюарта: битва комедиантов
Дальше: Как я отказался от 4 миллионов

краденные пенсии

ггория позволяет пролить свет на события, происхо- інцие в наши дни. В 1974 году конгресс припял закон
іПенсионном обеспечении, следствием которого стало
появление накопительной программы 401(k). Так началось крупнейшее огоабление в истории.
Как уже было сказано, многие люди, пережившие предыдущую депрессию, относились к бирже с большим подозрением. Оба моих папы — и богатый, и бедный — не хотели даже близко подходить к ней. Они считали, что фондовый рынок насквозь лжив и что инвестирование в него схоже с азартной игрой. Принятый в 1974 году закон о пенсионном обеспечении фактически силой загнал на биржу миллионы людей, ничего не смысливших в капиталовложениях. Это было на руку компаниям, потому что они избавлялись от необходимости пожизненно содержать своих бывших сотрудников. Программа 401(к) позволяла бизнесу экономить деньги, но если работник не вкладывал средств в фондовый рынок или биржа вдруг терпела крах, то он оставался без пенсии. Именно этот закон стал основной причиной биржевого бума 1970-х годов, и он же породил новую профессию — финансовых консультантов.
Мой богатый папа согласился бы с рассуждениями Джона Стюарта о двух рынках — долгосрочном и спекулятивном, который является ареной для азартных игр. Когда в США была учреждена программа 401(І<), он посоветовал мне держаться от нее подальше. Это предостережение побудило меня написать книгу «Пророчество богатого папы». В 2006 году этой же проблеме была посвящена и книга «Почему мы хотим, чтобы иы были богаты», написанная в соавторстве с Дональдом Трампом.
Мы с Дональдом не против фондового рынка (у пае обоих есть компании, акции которых можно купить на бирже). Дело в том, что мы являемся сторонниками ответственного подхода к финансовому образованию, в то время как многие люди и организации использую і финансовую неграмотность населения с целью лпч
ной наживы. В интервью с Джимом Крамером Джон Стюарт намекал, что CNBC как ведущий новостной финансовый канал не делает ничего, чтобы информировать людей о том, какие игры на самом деле ведутся с их деньгами.
Будучи в прошлом управляющим хеджевым фондом, Джим Крамер является, по моему мнению, настоящим экспертом в играх заговорщиков. Как вам, вероятно, известно, хеджевые фонды нередко ведут себя со взаимными фондами так же, как акулы в стае тунцов. Хотя Крамер в ходе интервью раскаялся и пообещал
Стюарту уделять больше внимания финансовому просвещению населения, никаких изменений я до сих пор не заметил — за исключением того, что в его речи стало больше оправданий и обвинений. Да и с чего это ему вдруг меняться? Ведь единственным источником его Iзаработков являются тайные игры заговорщиков.
IАкулы и тунцы Пять лет назад у моего брата родился ребенок. Он по- ! просил меня завести на него счет 529 для накопления ■средств на обучение в колледже. Я был рад ему помочь, Но предварительно решил убедиться в том, что не выбрасываю деньги на ветер. Я тут же связался со своим ©рокером Томом и поинтересовался его мнением по ■юводу этого счета.
Я мог бы его открыть, — сказал он, — но боюсь, ■то тебе это не понравится.
— Почему? — спросил я.
L — Потому, что в большинстве случаев деньги с этого счета вкладываются в инвестиционные фонды. А я Іііаю, как ты к ним относишься.
і— Спасибо, — сказал я. — Поищу что-нибудь дру- 10«.
И слава богу, что я не завел этот счет, потому что рі) время биржевого обвала 2007 года потерял бы на
этом свыше 40 процентов всех вложенных денег. Прав был Джон Стюарт, когда говорил, что здесь ведутся две игры. Одна предназначена для инвесторов, вкладывающих деньги на длительный срок в акции, облигации и паи инвестиционных фондов (тунцы), а вторая — для спекулянтов вроде менеджеров хеджевых фондов и профессиональных трейдеров (акулы).
Даже если бы на бирже не произошел обвал, я не стал бы вкладывать деньги в программу 529, потому что она в своей деятельности ориентируется только на инвестиционные фонды, которые, как мы уже говорили в главе 7, присваивают себе деньги неискушенных вкладчиков за счет комиссионных и накладных расходов. Я знаю, что программа 529 предоставляет некоторые налоговые льготы, но они вряд ли способны компенсировать деньги, уплаченные за оказание услуг, не говоря уже о потерях, вызванных волатильностью рынка. Взаимные фонды — это далеко не самое разумное вложение денег. Они предназначены для инвесторов с низким уровнем финансового интеллекта.
Назад: Крамер против Стюарта: битва комедиантов
Дальше: Как я отказался от 4 миллионов