Книга: Легенды и мифы о животных
Назад: Игуана
Дальше: Хамелеон

Крокодил

Крокодил своим внешним обликом напоминает дракона, и в связи с этим, по всей видимости, о крокодиле ходит много легенд. Древнегреческий ученый Элиан писал, что крокодил, набрав в пасть воды, обливает ею тропинки вблизи реки и, как только человек или животное поскользнется и упадет, он нападает на них и пожирает. Другая мифическая история о крокодилах рассказывает, будто крокодил, сожрав туловище человека, почему-то орошает его голову слезами и только после этого завершает свое пиршество.

В Индонезии у местных жителей (даяков) крокодил – священное животное. Это связано с легендой, будто бы, один из великих даякских вождей перевоплотился в крокодила. И теперь, в связи с тем, что невозможно отличить его от других крокодилов этих пресмыкающихся предпочитают вовсе не трогать.

В мифологии древних египтян крокодил обожествлялся. Так, древнеегипетский бог Себек изображался как огромный крокодил или человек с крокодильей головой, а древнеегипетская богиня Таурт изображалась в виде самки гиппопотама с головой и хвостом крокодила и лапами льва, а иногда в виде самки гиппопотама с крокодилом на спине. Дикие крокодилы, жившие в реках, считались неприкосновенными, ибо все они воплощали в себе бога Себека. Таким образом, крокодилу древние египтяне приписывали функции плодородия, ведь бог Себек заведовал разливами Нила, а соответственно и плодородием страны.

Себек был богом плодородия и разливов Нила. Центром его культа был город Крокодилополис в Файюмском оазисе. Греческие историки Геродот (V век до н. э.) и Cтрабон (I век н. э.), побывавшие там, писали о специальных бассейнах, где лежали украшенные золотыми серьгами и браслетами крокодилы – священные животные Себека. Жрецы кормили их жареным мясом и лепешками, поили ароматным вином, смешанным с медом. Когда священный крокодил умирал, его тело бальзамировали и торжественно погребали в храмовой пещере. Египтяне считали священными не только этих храмовых крокодилов, но и диких, в изобилии расплодившихся по берегам Нила и его притоков, поскольку усматривали в них воплощение бога Ceбека. Жизнь крокодилов находилась у египтян под охраной, и за преднамеренное убийство кровожадной рептилии полагалась смертная казнь. Если же убийство признавалось неумышленным, жрецы Себека налагали на виновника штраф, размеры которого ограничивались только их воображением.

Следует особенно подчеркнуть, что культ крокодила в Египте носил локальный, местный характер, поскольку в других номах поклонялись другим священным животным. И если жители Kpокодилополиса самозабвенно благоговели перед своим зеленым идолом, увешанным драгоценными побрякушками, то граждане Элефантины и Аполлинополиса, ненавидевшие прожорливых тварей лютой ненавистью, уничтожали их при каждом удобном случае.

Островитяне любят легенды про крокодилов. Нага и другие люди, кто когда-то жил на острове Тудо, часто отправлялись вместе бить дюгоней и ставили для этого мостки над рифами. Некоторым удавалось убить за одну охоту двух дюгоней, другим трех, а Наге даже больше. И вот однажды, когда Нага был на охоте, а его жена сидела у очага, ее увидели двое неженатых юношей, проходивших мимо. Они сказали друг другу:

– Уж очень эта женщина хороша! Давай в следующий раз, когда все уйдут на охоту, останемся с ней в селении.

Когда люди снова собирались на охоту за дюгонями, оба юноши притворились больными, каждый туго перевязал себе бедро, и они легли около очага. Все мужчины, кроме них, ушли из селения, а эти двое остались.

Едва лодки с охотниками отплыли, как юноши поднялись и развязали веревки, которыми было перевязано бедро. А когда наступила ночь, они прокрались в дом Наги и схватили его жену. Они сказали ей:

– Ты нам очень понравилась, вот почему мы остались в селении.

И они провели с ней всю эту ночь.

Нага в это время звал и звал на рифах дюгоней, но ни один не подплывал близко. Односельчанам Наги, стоявшим на других мостках, всем удалось убить сколько-нибудь дюгоней – кому двух, кому трех, а кому и четырех. Когда начался отлив и рифы оголились, Нага велел вытащить из них сваи, на которых крепят мостки, и следом за лодкой Наги остальные лодки тоже поплыли домой, на Тудо. Они приплыли, и Нага сразу пошел к жене, но она, когда он вошел, не сказала ни слова, а осталась сидеть как сидела до этого. Нага сказал:

– Я всегда убивал много дюгоней, но на этот раз не убил ни одного и даже не слышал, как они фыркают, а остальные убили много дюгоней. Я оставлял тут двух юношей, они тебя не трогали?

– Ой, Нага, эти двое юношей плохие – обманули всех и притворились больными, а на самом деле не пошли на рифы потому, что я им понравилась. Они пришли и пробыли со мной всю ночь, и теперь я больна.

– Никому об этом не говори, – сказал ей Нага, – пусть об этом никто больше не узнает.

Пока его односельчане разделывали дюгоней, Нага срубил дерево варакара, отнес в святилище и там вытесал из дерева крокодила. Сделав крокодила, Нага отнес его к воде и влез в него, но древесина варакары слишком легкая, и крокодил плавал только поверху. Тогда Нага сделал крокодила из дерева хаванура, но и этот крокодил был слишком легкий, так что пришлось выбросить и его. То же случилось и с крокодилом из дерева капаро. Наконец Нага сделал крокодила из дерева вонгаи, и этот крокодил, когда Нага залез в него и прыгнул в воду, нырнул в глубину. Нага попробовал обежать в нем по дну вокруг всего острова – крокодил побежал очень быстро, и поверху за ним покатилась от этого большая волна. Нага подумал: «Да, плохо придется теперь моим односельчанам от этого чудища, которое я сделал!»

Вернувшись на берег, Нага положил крокодила в святилище и забросал листьями. Когда люди стали спрашивать, где он был, Нага сказал:

– Я спал. Когда я был на рифе, мне спать не пришлось, и я сейчас спал в кустах.

А потом он сказал односельчанам:

– Собирайтесь, завтра поплывем в Манату.

Люди стали собираться в дорогу. Утром, когда лодки были уже готовы к отплытию, Нага сказал:

– Вы плывите первыми, а я за вами.

Все лодки отплыли, только лодка Наги не отчаливала от берега, потому что ждала его. Но Нага сказал тем, кто в ней был:

– Отправляйтесь, не ждите меня, я вас догоню.

– Как же без лодки ты нас догонишь? – удивились люди.

– Вы об этом не думайте, – ответил Нага, – все равно я вас догоню.

Его лодка уплыла, и тогда он влез в крокодила и нырнул в море. Он стал бегать и плавать под водой, отрезая кусок за куском от острова, пока тот не стал совсем маленьким. Вот почему теперь вокруг острова Тудо так мелко и так много около него островков, проливов и протоков. После этого Нага быстро догнал лодки с односельчанами, а потом обогнал их. Между рифами Кемусу и Кумадари есть проход, который называется Вапа, и там Нага остановился и стал ждать лодки. Он стал в воде на задние лапы – хвост опустил вниз, ко дну, а крокодилью пасть высунул наружу и широко раскрыл ее. Вокруг себя Нага сделал водоворот, и люди в передней лодке, которая была уже близко, испугались и закричали:

– Что это с морем и что это за чудовище? Посмотрите, какая у него пасть!

Нага вмиг проглотил лодку вместе со всеми, кто в ней был, и стал глотать одну за одной лодки, которые за ней плыли. А когда подплыла та, в которой были обидчики его жены, Нага показался в разинутой крокодильей пасти и прокричал:

– Во всем виноваты эти двое – когда я охотился, они совершили над моей женой насилие! Поэтому я, Нага, утоплю сейчас вашу лодку!

И он ее тут же проглотил. Наконец приплыла лодка с женой Наги, и Нага закричал из крокодильей пасти:

– Возвращайтесь назад, на Тудо! Я Нага, теперь я стал крокодилом, больше на Тудо я не вернусь! Это я проглотил все лодки, и я буду есть теперь всех людей, и мужчин и женщин!

После этого крокодил исчез – ушел в глубину. Лодка возвратилась на Тудо, и те, кто в ней был, увидели, что их остров разрезан узкими протоками на маленькие островки. Тогда они оплакали Тудо, оплакали Нагу, оплакали всех погибших.

В обличье крокодила Нага поплыл от рифа Кемусу прямо к Даудаи, врезался в берег и пополз прочь от моря, прорезая в земле глубокую борозду. Так появилась река Бинатури со всеми ее притоками – до этого реки там не было. Когда он добрался до Емусы, он решил, что останется там жить, и выполз из борозды отдохнуть. Вдруг он увидел Сиде, человека из Масингара – тот охотился на кенгуру и диких свиней. Нага вылез из крокодила и спросил его:

– Ты человек или дух?

– Я человек, меня зовут Сиде, я живу в Масингаре.

Нага сказал:

– В Масингаре живет мой друг Вакеа. Если ваш народ захочет воевать, сначала приходите ко мне – я буду здесь жить.

Сиде пошел в селение и всем сказал:

– Я встретил хорошего человека, он будет жить здесь недалеко, и с ним чудище.

И он повел их к Наге, и, когда односельчане Сиде увидели крокодила, они изумились и сказали:

– Такого чудища мы не видели, оно длинное-длинное!

Нага им сказал:

– Когда захотите воевать, режьте бамбук для лука и для тетивы здесь, в Емусе.

С тех пор жители Масингары, когда делают луки, срезают для них бамбук в Емусе – вот почему все так боятся их стрел.

И еще Нага сказал народу Масингары:

– Когда убьете врага, не отрезайте у него голову. Вот почему народ Масингары и другие жители леса не отрезают у убитых врагов головы – они поступают, как им сказал Нага.

Потом Нага снова влез в крокодила и отправился странствовать. Он побывал во многих местах – прорыл реку Куру, а оттуда пополз дальше, в Мабудаване, и прорыл реку там. Он подумал: «Не буду я больше плавать по морю, лучше я буду делать реки и воевать с людьми». Едва он чуял людей, как сразу полз к ним, по дороге делая в земле реку. Так появились реки Магаи, Тамани, Поспос, Тогитури, Васи-каса, Куди-каса и Кобуара-гово.

Нага сделал их и пополз назад, поднимаясь вверх по каждой из этих рек, и везде, где Нага видел людей, пришедших за водой, он ловил их и проглатывал. Наконец он вернулся в Емусу, срыгнул там головы проглоченных, вылез из крокодила и выложил из голов на земле большое кольцо, а вокруг выложил другое, из листьев кокоса. Вот почему, с тех пор люди раскладывают так головы врагов, которые приносят с войны. До Наги и знаменитого воина Куиамо люди совсем не воевали. Тех, кто живет на острове Саибаи и соседних с ним островах, научил воевать Куиамо, а тех, кто живет вдалеке от моря, – Нага. Селение Мавата лежит между теми и другими, и потому и те и другие стараются им завладеть. Когда жители Маваты и островов Ям и Тудо приходят в Емусу, они приносят духу Наги дюгоньи кости и мясо и говорят ему:

– Нага, возьми это мясо, оно твое – ведь ты помогаешь мне каждый раз, как я иду бить дюгоней.

Вот почему в Емусе такие большие груды дюгоньих костей. Если люди из других мест не будут давать Наге мяса, с ними, когда они будут охотиться на дюгоней, может случиться какая-нибудь беда. Люди также просят у Наги победы в войне. Они говорят ему:

– Скоро я иду на войну. Я буду убивать, как ты убивал жителей Тудо.

Дух Наги до сих пор живет в Емусе, а когда хочет куда-нибудь отправиться, принимает обличье крокодила. Все остальные крокодилы произошли от него, и они съедают людей потому, что так делал Нага после того, как принял обличье крокодила.

В мифах американских индейцев причина наступления ночи объясняется тем, что гигантское небесное чудовище в обличье аллигатора каждый вечер проглатывает солнце. Однако в мифологии нeкоторых племен Центральной Америки крокодилу отводилась почетнейшая роль демиурга, создателя Земли. То же самое можно обнаружить и в мифах кхмеров: Крон Пали, божественный дух в образе крокодила, создал Землю и поддерживает ее в пространстве.

Таким образом, в мифологии древних народов крокодил выступает повелителем земли и воды, подземного мира и космического пространства, властителем жизни и смерти.

В средневековой Европе заморское чудище сделалось персонажем язвительной басни, поскольку было замечено, что крокодил проливает слезы во время пожирания своей жертвы. О крокодильих слезах упоминает и русский «Азбуковник»: «… егда (крокодил) имать человека ясти, егда плачет и рыдает, а ясти не перестает… главу от тела оторвав, зря на нее, плачет». Такое «совестливое» поведение зубастого хищника породило новое символическое значение: обильные «крокодильи слезы» стали рассматриваться в Eвропе как аллегория чудовищного лицемерия. Но, как доказано современными учеными, крокодил плачет вовсе не из показной жалости к несчастной жертве: дело просто в том, что таким путем из его организма вымываются излишние соли.

В западном и восточном изобразительном искусстве крокодил в образе Миpовoгo чудовища обычно ассоциировался с первозданным хаосом и персонифицированным злом, но, с другой стороны, он же иногда выступал в роли помощника и спутника богов. Индуистский бог Вишну, например, изображался плавающим по морю на фантастической рыбе макаре с крокодильей головой.

В военном деле крокодилы использовались редко, но эффективно. Как передают aнтичные историки, рептилии сыграли peшающую роль во время осады греческого города Амбракия римской армией под командованием Гнея Флавия. Когда римляне рыли подкоп под городские стены, осажденные пробили свод подземной гaлереи и окатили вражеских солдат кипящей смолой, однако смола лишь подогpела воинственный пыл римлян. Тогда гpeки подбросили в лазе много осиных гнезд и ульев с пчелами, но на суровых римлян и это не произвело большого впечатления. Проклиная «толстокожих» захватчиков, осажденные разворотили гoродской зверинец, которым очень гордились, и втолкнули в отверстие подземной галереи двух здоровенных крокодилов. Увидев у себя под носом плотоядно щелкающие челюсти, бравые римляне мгновенно лишились присутствия духа и с воплями бросились наутек.

В геральдике, как нетрудно догадаться, эмблема крокодила не пользуется большим спросом, однако карликовое южноафриканское государство Лесото поместило в свой герб именно крокодила. У представителей племени басуто в Африке считалось, что если крокодил «поймает» отражение человека в воде, то последний должен умереть.

В древнекитайской мифологии каймана считали драконом-свиньей и называли чжуполун. «Весны и Осени Люя», гл. «Гу юэ»: «Государь Чжуаньсюй происходил из Жошуя, реально же жил в Кунсане. Закрылось облаками небо, подул навстречу ветер, звук его был то шумен, то печален, то звонок. Государю Чжуаньсюю понравились эти звуки, и он повелел летучему дракону создать «музыку восьми ветров», назвал ее «Несущий облака» и преподнес Верховному владыке (Шан-ди). Затем повелел кайману стать предводителем оркестра; кайман лег навзничь и стал бить себя хвостом по брюху, причем звук был красив». Чжуполунов описывали как крокодилов длиной около двух чжанов (в древности 1 чжан 1,9–3,4 м), с короткой пастью и четырьмя ногами; спина и хвост их были покрыты твердой и толстой чешуей, были они ленивы, любили поспать и обычно отдыхали с закрытыми глазами, а если же кто-либо задевал их, то они не очень-то церемонились с обидчиком. Легенда говорит, что его слава как музыканта Чжуаньсюя, оказалась отрицательной: людям понравились однако не его музыкальные способности, а прекрасная кожа для барабанов и его родственников стали истреблять.

Полинезийцы, найдя умершего или случайно убитого (например, в порядке самообороны) крокодила, устраивали ему пышные похороны, ибо верили в его мистическую силу.

Люди племен боджанги считают их священными, ниспосланными с небес и не трогают их. Интересно, что крокодилы отвечают им взаимностью.

Племена австралийских аборигенов с полуострова Арнемленд считают, что обличье крокодила приняла душа брата, жаждущая возмездия, чтобы убить своего коварного брата, погубившего его с помощью колдовства.

Другой миф говорит, что кожа крокодила выглядит так странно, потому что как-то, еще когда он был женат на женщине – Черно-Белой Утке, она не захотела его кормить и после того, как он ударил ее палкой по голове, она расцарапала ногтями обнаженное тело мужа, да так сильно, что кожа Ворембена (так его звали) оказалась буквально рассеченной на куски. После этого Ворембен два раза так сильно ударил женщину-утку по голове, что она сразу умерла, а с тех пор у всех черно-белых уток две белые полосы на голове. Ворембен же решил, что лучше он превратится в крокодила, чем останется таким отвратительным человеком.

Легенда племени нгулугвонгга, река Дэйли, говорит, что Млечный Путь – это веревка, по которой пытался взобраться на небо Биндагбиндаг, мужчина-крокодил. Он насиловал обеих своих дочерей, поэтому мать вместе с ними убежала на небо. Сверху дочери сбросили отцу веревку, но когда он поднялся на самый верх, мать, несмотря на протесты младшей дочери, обрезала веревку и отец свалился на землю. Через некоторое время он отлежался и даже собрал себя по кусочкам, но стал он так ужасен, что предпочел превратиться в крокодила, а веревка, по которой он взбирался, превратилась в Млечный Путь. Еще перед этим он утыкал свое тело чешуей, вот почему кожа крокодила так выглядит. Дух мужчины-крокодила поднялся на небо, это произошло после его превращения в крокодила.

Также очень распространена австралийская легенда о том, как одна девушка, которую украл крокодил и некоторое время сожительствовал с ней, убежала от него, проползла сквозь крохотную дыру в каменном завале и, потеряв все волосы, позже родила от него множество крокодильих яиц, из которых, когда по ним били, сразу выползали многочисленные лягушки. А шерсти они лишены потому, что их мать, преодолевая каменный завал, потеряла все свои волосы.

Легенды племени маунг с острова Гоулберн рассказывают. В местности Унганба, между Сэнди-Крики и заливом Джанкшн, что у северозападного побережья полу острова Арнемленд, странствовала группа людей племени маунг. Долго ли, скоро ли, подошли они к Инимейарвиламу в устье реки Кинг. Название этого места означает «Он тянул челнок, сделанный из коры дерева». И служит оно напоминанием о людях племени маунг, которые подтягивали там к воде именно такой челнок. А потом переправляли людей через реку, для чего им пришлось сделать несколько рейсов на челноке.

Среди собравшихся на берегу был мужчина, которому не терпелось поскорее перебраться на другой берег. Он все просил у старейшины переправить его, но тот ему отказывал. Большинство людей уже было переправлено, а ему все еще не разрешали сесть в челнок. Это его очень обидело, и он с грустью подумал: «Превращусь-ка я лучше в гунбирибири – крокодила».

Затем он переплыл на другой берег, но все же не стал крокодилом.

«Я что-нибудь сделаю для того, чтобы превратиться в настоящего крокодила», – решил он и отправился немного выше по течению реки в Анивунггалаинджун. Там он выкопал из земли несколько корней железного дерева, накалил их на костре, содрал с них кору и топтал ее до тех пор, пока она не размягчилась и не стала подобной воску. Тогда он вылепил из этой массы себе нос, длинный и тупой, как у крокодила. А потом нырнул в воду и превратился в настоящего крокодила.

В это время переправляли через реку еще одну группу людей на челноке. Крокодил подплыл к ним, перевернул челнок, убил всех людей и съел их.

Совершив это злодейство, он всплыл на поверхность и сказал оставшимся в живых:

– Запомните! Я поступлю так с каждым, кого поймаю. Я буду убивать и пожирать всех!

Крокодил навсегда остался жить в реке. Дух мужчины-крокодила поднялся в небо и присоединился к Млечному Пути. Там и сейчас видны три звезды, изображающие крокодила, а три другие звезды, большего размера, – это челнок, который крокодил перевернул на реке. Среди людей, которых съел крокодил, были три девушки. Они превратились в три бугра на его затылке. Люди утверждают, что с помощью этих выступов крокодил узнает о надвигающейся опасности.

Назад: Игуана
Дальше: Хамелеон