Книга: Легенды и мифы о животных
Назад: Ворон
Дальше: Глухарь

Гагара

Бытует легенда о том, куда летала гагара. Гагаре очень хотелось улететь на родину. Дни считала, когда улетит в родную северную сторону. Только скоротает ночь, от радости защёлкает клювом, перышки на шее переберёт, пересчитает и закроет глаза. А перед ними сразу поплывёт тундра мшистая да ягодная, берега тальниковые да кочки с высокой травой, а вокруг всё гнёзда гагарьи, пухом выстланные.

Торопила дни гагара, торопила – и пришла пора! Понесла весна тепло в северный край, а вместе с ним и все птицы заторопились.

Летят, радуются, на родную землю насмотреться не могут, криком своим привет ей шлют. Гагара ещё издали узнала свой остров: загоготала, захлопала крыльями, облетела его много раз и уселась на кочку. Сидит, отдышаться не может, крылья распустила до самой земли. Сама не верит, что дальняя дорога позади осталась.

День прошёл, другой. Осмотрела гагара на острове каждый кустик, видит – никого рядом нет. Летят птицы мимо гагарьего острова, шумят крыльями. Устанет какая, сядет у бережка, а гагара тут как тут. Ползком приползёт, сядет чуть поодаль, подожмёт лапки, вытянет шею и важно проговорит:

– Разве ты не знаешь, птица, что это наш остров? Гагарий? Что это мы, гагары, на дно ныряли и в клювах своих землю вытаскивали? Вот и стала вокруг земля! Оттого и вам теперь привольно живётся!

Прокричит птица, откланяется гагаре и улетит. Простору много в северном крае!

Так на гагарьем острове никто и не селился, не смел своих гнёзд вить.

Довольна гагара. Вывела она своих птенцов, научила их нырять, плавать и стала учить летать, крылья пробовать, силу в них копить.

Плавает гагара по озёрным волнам, любуется птенцами и слышит над головой свист. Видит: пара чирков летит. Покружили птицы вокруг гагарьего острова и сели в траву. Прокричала гагара, а чирки сидят, и не поднимаются на крыло. Стала гоготать гагара, а чирки всё сидят, будто и не слышат. Поплыла гагара к тому месту, где птицы сели.

– Или вы не знаете, чей это остров? – важно говорит она, подплывая. – Или забыли, кто землю со дна морского достал?

– Всё мы помним, гагара, – ответил чирок с почерневшим крылом. – Только вот чируха моя дальше лететь не может, силы в дороге потеряла, да и заблудились мы. Видишь, как поздно летим? Еле-еле до твоего острова долетели. По всей реке шум стоит, на берегах костры горят, в лесу сосны железные выросли! – И чирок замахал крыльями, посмотрел под кочку болотную, а чируха там уже яйцо снесла.

– Совсем стали забывать птицы, кто эту землю со дна морского доставал! – не унималась гагара.

– Ох! – вздохнул чирок. – А вот нам по дороге острохвостка сказала, что не вы, гагары, эту землю сделали!

Вздрогнула гагара, закоткала, будто ягодой подавилась, а чирок своё:

– Острохвостка сказала, что ваша земля холодная и мокрая, а вот дальше твоей земли огонь живёт! Тепло живёт! Просто у вас, гагар, клювы короткие, вот вы и не нашли тепло, а оно далеко спрятано!

Почернела гагара, слова сказать не смогла, от обидных слов чирка у неё даже крылья силу потеряли.

– Какая это ещё острохвостка тебе сказала? На чьей земле всё птичье царство живёт? – закричала гагара.

– Не знаю! – виновато ответил чирок. – Но правду сказала острохвостка, что не достали ваши клювы тепла, а оно есть! Я сам его видел! Даже крылышко опалил. Видишь, какое сизое оно у меня стало? Это оттого, что около огня близко летел.

– Врёшь ты, ленивый чирок! – закричала гагара. – Не хотел лететь дальше, вот и выдумал про земное тепло. Где ему тут взяться? Смотри: кругом вода и вода! Да и кому надо это тепло?

– И тебе надо! – сказал чирок. – Если бы было здесь тепло, зачем тебе летать в чужую сторону? Разве стала бы ты крылья ломать в дороге? Жила бы всегда дома.

Ничего ему не сказала гагара, закричала жалобно и поднялась. Облетела несколько раз свой остров и полетела.

– Куда ты полетела, гагара? – закричал ей вслед чирок. А она летит, шею вытянула, крыльями воздух режет, торопится.

Летит гагара через тундру и видит: стада оленей пасутся. Ходят олени по болоту, ягель едят, оленят бодаться учат. Увидели в небе гагару, закинули на спины рогатые головы, мычат:

– Куда полетела, гагара? Или уже холода почуяла?

Села гагара на рога семигодовалого быка и спросила:

– Кто-нибудь из вас про земное тепло слышал?

Замолчали олени, наклонили головы, мох есть перестали.

– Видел оленёнок земное тепло! – сказал гагаре старый олень. – И сосны железные видел.

– Зачем оно вам, это земное тепло? – сердито спросила гагара. – Разве плохо вам живётся на моей земле?

– На какой твоей? – спросил олень.

– А разве вы не знаете, что эту землю мы, гагары, со дна морского своими клювами достали?

Опять замолчали олени.

– Хорошо будет, если сюда земное тепло придёт! – бегая по кочкам, кричал оленёнок. – Круглый год грибы будут.

Не стала слушать его гагара, взмахнула крыльями, полетела.

– Ты куда? – замычали олени ей вслед, но она и не слушала их. Летела гагара, летела, до тайги долетела. Видит: зверьё всё в работе: медведь берлогу строит, выгребает яму, только земля в разные стороны летит. Белка грибы сушит, шишки в дупло таскает, запасы на зиму готовит. Соболь дупло мастерит.

Увидели гагару, закричали все в один голос:

– Куда ты полетела, гагара? Неужели так быстро холода пришли?

Расправила крылья гагара, уселась на кочку и спрашивает:

– Кто-нибудь из вас слышал про земное тепло?

– Нынче зима тёплой будет? Можно и берлогу не строить? – спросил гагару тугоухий медведь и бросил в сторону пень.

– Может, и грибы снегом не заметёт? – радостно пропищала белка.

– Бестолковые звери! – рассердилась гагара и полетела дальше. Летела, летела, устала. Вылетела на речной простор и села на берег, чистит клювом перья. Услышала, как рыба по воде хвостом хлестнула. Нырнула гагара в воду и поплыла. Смотрит: в тихой заводи собрались рыбы. Хвостами шевелят, плавниками играют, а сами на одном месте собрались и слушают сырка серебристого. Он говорит торопливо, из маленького рта пузырьки летят:

– Если земное тепло будет нашу речку греть.

Не дослушала его разговор гагара, вынырнула из воды и полетела дальше.

– Что это они как сговорились: только про тепло земное и ведут разговор? Может, мне человека спросить? Он лучше всех знает.

И полетела гагара к жилью человека.

Летит, а на пути всё гремит и шумит. Увидели её маленькие ребята и закричали:

– Гагара, гагара летит! Говорят, что это они, гагары, всю северную землю со дна морского своими клювами достали. Хорошая птица гагара!

Стала она кружить над головами ребят да скоро и села на поленницу, чуть поодаль от домов.

– Устала, птица? – ласково спросил её мальчик и стал поправлять ей перышки. – Ты совсем не в ту сторону летишь! – сказал он. – Наверное, дорогу потеряла?

– А это правда, что под моей землёй люди тепло нашли? – спросила гагара.

Удивился мальчик, что гагара человеческим голосом говорит, но не испугался, ответил:

– Правду, правду говорят! Видишь, как люди все радуются!

Вздохнула гагара и сказала:

– И кто только это тепло не любит? – И полетела. Долго летела. Мимо леса и мимо болот, мимо озёр и вдоль рек и проток.

– Куда это ты летала, гагара? – спрашивали её птицы.

– Летала – земное тепло искала! – всем отвечала она.

– А видела земное тепло?

– Видела, видела! И железные сосны видела! На самой вершине такой сосны отдыхала. Пламя видела, как оно из земли вырывается и в ночи гаснет. Около него ходила, ягоды ела. И трубу, по которой земное тепло идёт, тоже видела. Даже лапы на ней погрела!

И полетела гагара на свой гагарий остров, радостную весть своим птенцам рассказывать.

Легенда о том, как гагары землю выловили.

Две гагары вниз слетели. Одна большая, другая малая гагарка. Со дна моря землю достать хотели.

Большая гагара в воду нырнула. Ныряла, ныряла – долго ныряла, коротко ныряла, – на поверхность выплыла. Ничего не принесла, дна не достала.

Тогда малая гагарка нырнула. Ныряла, ныряла, наконец наверх поднялась, тоже ничего не достала, до земли не дошла.

Большой гагаре гагарка говорит:

– Давай вместе нырнем!

Нырнули обе. Плыли, плыли, дыхание сдавило, назад вернулись. Выплыли, по дышали немного и снова нырнули. Глубоко спустились, до дна все же не дошли, дыхание сперло. Снова вернулись. Выплыли, отдышались и в третий раз нырнули.

Долго спускались, наконец все-таки до дна дошли. Кусочек земли подхватили, в обратный путь пустились.

В этот раз уж очень долго гагары под водой пробыли. Дыхание у них так сперло, что, когда наверх выплыли, у большой гагары из груди воздух вырвался и кровь потекла. Оттого теперь у гагары грудь красная. У малой гагарки из затылка кровь потекла, и теперь у всех малых гагар затылок красный.

Землю на воду положили. Начала земля расти. Скоро с подошву величиной стала, а потом такой выросла, что человеку на ней лечь можно. И все больше и больше растет.

Назад: Ворон
Дальше: Глухарь