Книга: Легенды и мифы о животных
Назад: Пантера
Дальше: Рысь

Песец

Индейская легенда так рассказывает про месть песца.

Песец Вапакезе был очень встревожен и не отлучался из дома. Вот уже три дня, как его подруга куница Кигахоке отправилась навестить родных, что жили за холмами, и с тех пор не вернулась.

Дорога была не дальняя, но пролегала через владения ужасной Миссопехо, последней гигантской рыси Великого Севера, грозной и кровожадной. Вапакезе решил выйти подруге навстречу. В пути ему повстречался зимородок. Птица сидела на верхушке высокой елки и громко смеялась.

– Эй! – закричал Вапакезе. – Что ты там углядела смешного?

– У входа в нору лежит Миссопехо, а на голове у нее пресмешная шляпка, – ответила птица, – меховая и с хвостиком на боку.

При этих словах песец вздрогнул. Мрачное предчувствие охватило его.

– Меховая шляпка? А из какого меха, приятель? – спросил он упавшим голосом.

– Что-то вроде куницы…

– Кигахоке! Милая моя Кигахоке! – зарыдал песец.

Он не мог влезть на дерево и потому со всех ног бросился к норе Миссопехо. И в самом деле, рысь дремала у входа в нору, а на голове ее была шкурка несчастной Кигахоке. Вне себя от боли и гнева Вапакезе поклялся отомстить за подругу. Не теряя времени, он побежал к оленю карибу.

– Послушай, сосед, одолжи мне ненадолго твои прекрасные рога!

Карибу страшно удивился:

– Без рогов у меня будет нелепый вид!

Рога и впрямь были его гордостью, лучшим украшением. Песец стал его упрашивать, и карибу, в общем-то добрый малый, согласился.

Потом Вапакезе пошел к молодой елке и попросил на время ее колючий наряд.

– Ты не замерзнешь, сейчас тепло, а я скоро его верну.

На следующую ночь, разодетый в хвою и с оленьими рогами на голове, Вапакезе отправился к пещере Миссопехо. Рысь жила на крутом обрыве, под которым текла быстрая студеная река. Песец бесшумно устроился на скале, где рысь любила полежать днем, и стал ждать. Утром Миссопехо выглянула наружу, удивилась, что за ночь на скале выросла молодая елочка, но тут же забыла о ней и занялась обычными делами. Наконец после полудня рысь улеглась отдохнуть на солнышке возле норы. Едва она задремала, Вапакезе изо всех сил вонзил ей в бок оленьи рога и пустился наутек. Страшно, на всю округу завыла обезумевшая от боли рысь.

На другую ночь песец опять появился у логова Миссопехо. Вскоре над головой он услыхал шум крыльев. Это летела Кво-Квокво, сова-лекарь. Она вежливо поздоровалась с песцом и пояснила:

– Миссопехо позвала меня лечить ее раны. На нее напало какое-то чудовище, и теперь она ужасно страдает.

«Вот удача!» – подумал Вапакезе и сказал:

– Я тут ножик потерял да в темноте не могу его найти. Может быть, ты спустишься на минутку вниз и поможешь мне?

Добрая и доверчивая Кво-Квокво подлетела к песцу. Тот схватил ее и вырвал все перья. Бедная сова, стыдясь наготы, поспешила укрыться в своем дупле, а Вапакезе нацепил на себя совиные перья и отправился к Миссопехо. Рысь лежала в углу норы и стонала от боли.

– Вам надо пройти поближе к свету, – сказал песец. – Здесь слишком темно.

От удивления Миссопехо подняла ухо:

– Что это за сова, которая не видит в темноте!

Но у песца на все был готов ответ:

– Видите ли, я очень старая сова, и зрение у меня не то, что прежде.

Рысь так страдала, что ей было не до расспросов. Еле передвигая лапы, она выползла из норы. Вапакезе предложил:

– Сюда, пожалуйста. Еще пару шагов.

И вдруг ночную темноту пронзил ужасающий вопль. Это Миссопехо полетела вниз с обрыва.

– Помни о кунице Кигахоке! – прокричал ей вслед песец.

Миссопехо едва успела расслышать эти слова, как воды реки навсегда поглотили ее.

В том месте, где она упала, до сих пор сияют из глубины две блестящие, как рысьи глаза, точки. Индейцы говорят, что это алмазы. Но горе тому, кто попытается ими завладеть: бурлящие водовороты утянут его на самое дно реки.

Легенда про хитрого песца.

Идет по тундре песец, а навстречу ему бурый медведь. Медведь спрашивает:

– Откуда идешь, братец?

– На охоту ходил.

Медведь говорит:

– Давай побратаемся, вместе путь держать будем!

Песец говорит:

– Что же, давай!

Идут вдвоем, разговаривают. Вдруг видят – навстречу им лось идет. Песец медведю на ухо говорит:

– Давай убьем рогатого!

Согласился медведь, сказал:

– Что ж, давай!

Спрятались за камень, ждут. Подошел лось. Кинулся на него медведь, прижал к земле лапами и задавил. А песец вокруг бегает, приговаривает:

– Сколько жиру, сколько мяса!

Медведь говорит:

– Давай ужинать будем!

Песец хитрит:

– Подождем, – говорит, – братец, до утра, пусть остынет.

Медведь согласился – его уже клонило в сон. Легли они спать. Медведь как лег, так и заснул. А песец того и ждал. Подошел к лосю и начал из-под шкуры сало снимать и прятать за воротник своей кухлянки. Спрятал и тоже спать лег.

Утром медведь первым проснулся, песца будит:

– Эй, братец, остыло мясо, вставай!

Подошли вместе к лосю, начали есть. Посмотрел медведь, а на лосе ни жиринки нет.

– Э-э, – говорит, – кто же это жир обглодал?

– Опять это тундровый воришка, старый ворон напакостил! – отвечает песец.

Медведь говорит:

– Да, весь жир у нас этот ворон украл.

Поели, дальше пошли. Песец то и дело отстает, украдкой от медведя из-под воротника кухлянки жир вытаскивает. Так много дней шли. Медведь голодать стал, а песец все ещё своими запасами живет.

Медведь однажды подглядел, как песец жир ест, и говорит ему:

– Эге! Ты, братец, мал, а перехитрил меня. Оказывается, это ты жир с лося обобрал!

– Что ты, брат? – говорит песец. – Это я свои внутренности ем. Если ты голоден, можешь тоже самое сделать.

Медведь глуповат был, поверил песцу, разорвал кожу на животе и начал внутренности вытягивать.

Тут песец и говорит:

– Вот глупец, сам ты себя убил!

Кинулся медведь за песцом да за куст внутренностями зацепился и упал замертво. Песец думает: «Вот глупый медведь, все свое мясо и жир мне оставил».

Стал жить песец около медведя. Вот уже полтуши медведя съел. Однажды видит, с горы еще один медведь спускается. Песец перевернул мертвого медведя целым боком вверх, сидит и плачет.

Медведь подошел, спрашивает:

– Зачем мертвого стережешь?

Песец говорит:

– Видишь ли, это мой лучший приятель был, жаль одного оставить.

Медведь говорит:

– Слезами друга не оживишь, пусть лежит! Пойдем со мной, моим другом будешь!

Пошел песец с новым приятелем. Медведь спрашивает:

– Кого ты больше всего боишься?

Песец говорит:

– Больше всего людей боюсь. Их острых стрел да капканов.

Медведь смеется:

– Ха-ха-ха, двуногих боится! Да я их всегда сам пугаю!

Песец спрашивает:

– А ты кого больше всего боишься?

Медведь отвечает:

– Я больше всех куропаток боюсь. Когда по тундре иду, они из-под самого носа с таким шумом вылетают! Я и пугаюсь.

Песец говорит:

– Эх, братец, а я ведь этими птичками питаюсь. Ты такой большой, а малой птицы боишься.

Медведю даже стыдно стало, он и говорит:

– Давай состязаться, кто первый еду добудет!

Песец согласился. Разошлись в разные стороны. Вскоре песец вернулся, двух куропаток принес, одну убил, а другую живой оставил. Смотрит – и медведь идет, прихрамывает. У медведя в боку две стрелы торчат. Песец смеется над ним:

– Эге, братец, это тебе те сделали, кого ты не боишься! На вот тебе еще гостинец!

И выпустил под нос медведю живую куропатку. Тот даже с перепугу на колени встал. Песец говорит:

– Теперь буду тебя лечить. Найди мне для этого два острых камня.

Пошел медведь камни искать, а песец тем временем костер развел. Принес медведь камни, песец бросил их в костер. Раскалились камни докрасна. Песец и говорит:

– Теперь, братец, потерпи, стрелы я из ран твоих выну, горячие камешки туда положу. Тотчас поправишься.

Вынул из ран медведя стрелы, вместо них раскаленные камни вложил.

Медведь кричит:

– Ох, ох, внутри у меня жжет, так и горит внутри!

Песец говорит:

– Эге, братец, поджарил я тебя.

Так медведь и сдох. Снова песец несколько дней медвежатину ел. Уже полмедведя съел. Вот как-то спускается с горы волк. Песец мертвого медведя целым боком вверх перевернул, сидит и плачет.

Волк подошел, спрашивает:

– Зачем мертвого стережешь?

– Видишь ли, это мой лучший приятель был, жаль одного оставить.

Волк говорит:

– Слезами друга не оживишь, пусть лежит, пойдем со мной, моим другом будешь.

Вдвоем в путь отправились. Идут по горе, а навстречу им бежит горный баран. Волк тотчас барана поймал и прикончил его. А песец бегает, приговаривает:

– Сколько жиру, сколько мяса!

Волк говорит:

– Сейчас его съедим!

Песец снова хитрит:

– Пусть мясо остынет, – говорит, – утром съедим!

Легли спать. Волк крепким сном заснул, а песцу того и надо. Принес он большой камень и привязал его крепко-накрепко к волчьему хвосту. Потом как закричит в ухо:

– Бежим, братец, люди подходят!

Вскочил волк, да как бросится удирать! Хвост у него и оторвался. Бежит волк и думает: «Оказывается, люди меня за хвост держали!» А песец на месте остался, освежевал барана и принялся за еду.

Так вот и жил песец, хитростью пищу себе добывая.

Назад: Пантера
Дальше: Рысь