Книга: Арт-коучинг на практике. Как EMDR, танец и рисование могут легко изменить жизнь женщины за 21 день
Назад: Интуитивная живопись
Дальше: Глава 3. Всем уставшим от саморазвития посвящается… или Как выйти на следующий уровень без самокопания

Глава 2. Как понять, что вы «застряли» в прошлом, выбраться оттуда и начать жить настоящим?

Как определить, что в мыслях вы чаще бываете в прошлом, чем в настоящем или будущем?

Есть простой тест – если вы о чем-то сожалеете, то вы находитесь в прошлом. Также можно обратить внимание на то, как вы думаете о произошедших с вами событиях. Если вы как бы «проваливаетесь» вовнутрь картины, находитесь в событии, четко слышите, чувствуете, видите картину прошедшего, это признак не до конца переработанного прошлого.

Огромное количество информации хранится у нас в памяти. Представьте наше сознание в виде огромной библиотеки. Одна книга – это один нейрон, нервная клетка вашего мозга. Но если в библиотеке книги стоят отдельно друг от друга, то нейроны взаимодействуют между собой, создавая нейронные цепи. Один нейрон имеет 10 000 связей с другими нервными клетками, то есть он принимает участие в работе нескольких нейронных цепочек, которые таким образом взаимодействуют друг с другом.

Данное «сотрудничество» дает миллионы комбинаций! Например, память о вашей первой любви также одновременно может быть связана с воспоминанием о детской привязанности и любви к папе, а также с книгой про любовь, которая вам особенно запомнилась.

Но нейронные связи нелогичны. И те нейронные цепочки, которые также сотрудничают с цепочками «про любовь», могут содержать воспоминания о том, как вам подарили щенка, или о том, как вы учились ездить на велосипеде. Именно поэтому во время сессии психолог будет работать с любыми ассоциациями, которые будут приходить вам в голову, даже если вам они кажутся не связанными с главной проблемой.

Именно такие иррациональные связи делают наш мозг гибким, дают ему возможность находить способ решения проблем.

Путей выхода из сложных ситуаций – множество. Мозг просто выбирает наиболее привычный и быстрый. Я хочу еще раз обратить ваше внимание на этот факт: ПУТЕЙ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ БЕСКОНЕЧНОЕ КОЛИЧЕСТВО.

Если вам кажется, что ваша проблема нерешаема, то это просто ваш мозг нашел такой наиболее быстрый для вас способ решения задачи – выдать вам, что задача не выполнима.

ЛЮБАЯ ЗАДАЧА РЕШАЕМА. Вопрос лишь в том, сколько нейронных сетей надо будет задействовать, чтобы все же найти способ выхода из сложившейся ситуации.

Поймите, когда в ваше сознание приходит ответ «задача невыполнима», – это ваш мозг наилучшим для себя способом (быстрым и незатруднительным) выполнил запрос на поиск решения проблемы. Попробуйте еще раз. Задайте вопрос, но по-другому.

Например, если все же был бы выход из ситуации, то что бы это было за решение? Или как если бы, чисто гипотетически, существовал способ решения данной задачи, то что бы это было?

Задавая такие вопросы, вы развиваете свой мозг, приучая его устанавливать новые связи между различными нейронными сетями. Чем больше взаимодействия между нейронными цепями, тем гибче мозг и тем больше ресурсов он будет задействовать для поиска решения стоящих перед вами задач.

Иногда травматический опыт приводит к тому, что та или иная нейронная сеть перестает активно взаимодействовать с другими нейронными цепями, как бы выпадая из «зоны видимости внутренней поисковой системы». Когда ваш мозг ищет решения задачи, он данную нейронную цепь не принимает во внимание, она как бы изолирована.

Например, эта нейронная сеть отвечает за вашу способность обучаться. Ваш травматический опыт «заморозил» возможность активного взаимодействия данной сети с другими цепочками. Таким образом, вы используете только те возможности обучения, которые сохранились в нейронной сети до травмы, и вам сложно дается усвоение новых путей развития данной способности.

То есть травматический опыт «отсекает» эту нейронную сеть от безграничных возможностей вашего мозга. Очень хорошо описала ощущение от такой ситуации одна моя клиентка: «Я ощущаю, что внутри есть способности справиться с моей проблемой, но я никак не могу „активировать“ эти силы, они как будто закрыты в самой дальней комнате, от которой я давным-давно потеряла ключи».

Техника EMDR помогает снять подобную изоляцию, «открыть двери от дальних комнат». Во время проведения EMDR снимается барьер, который образовался в процессе травмы и который мешал взаимодействию с другими нейронными сетями.

Что происходит с нейронной сетью во время получения травматического опыта?

«Сужается» количество ассоциативных каналов, по которым данная сеть получает значимую для нее информацию, она становится жестко детерминирована на получение только тех стимулов, которые ее рестимулируют. Остальная информация не принимается, и даже блокируется.

Как это выглядит в обычной жизни?

Возьмем тот же пример с обучением. Например, у вас в школе была первая учительница, которая навсегда отбила у вас желание учиться. В нейронной цепи, отвечающей за обучение новым знаниям, появилась травматическая нейронная сеть, которая «замыкается», обосабливается от связей биохимическим способом и отвечает только на определенные стимулы, которые получает от строго «проверенных» нейронных цепей.

Все, что напоминает о травме, нейронная сеть достаточно легко пропускает, но новый опыт, который мог бы помочь справиться с ситуацией, не проходит критериев «строгого отбора», поэтому недоступен данной нейронной сети.

Это приводит к тому, что травмированная нейронная цепь все время получает «подтверждение» важности оставаться в «боевой готовности», быть закрытой биохимическими веществами от любых других стимулов, кроме подтверждающих полученный негативный опыт. Данная нейронная связь получается отчужденной от ресурсов других нейронных сетей и подключенной через ассоциативные каналы только к тем участкам, которые «проходят биохимический фейсконтроль».

Мышление человека, пережившего травму, сужается, он не способен видеть всю картину в общем и, что особенно печально, «зависает» в своем негативном опыте, страдая от навязчивых мыслей.

Иногда достаточно одной сессии EMDR, чтобы «разорвать биохимическую охрану» и начать «разблокировку» травмированной нейронной сети.

EMDR позволяет расцепить замкнутый круг нейронных связей, ориентированных только на получение тех стимулов, которые подкрепляют травму, и тем самым задействовать весь потенциал мозга, используя ресурсы других нейронных цепочек.

Для чего нам такой природный механизм, который «запоминает» все травмы, а затем даже усиливает их за счет постоянной стимуляции?

Все упирается в выживание вас как биологической особи. Любой травматический опыт запоминается телом с первого раза для того, чтобы избежать повторения и не нанести ущерба в будущем, то есть научение происходит моментально и при этом навсегда. Если вы обожгли руку об огонь, то вы всю жизнь будете очень аккуратны с огнем. И на телесном уровне механизм запоминания травматического опыта с последующим его избеганием отлично работает.

Все усложняется на уровне психики. В одном травматическом опыте у человека будет задействовано множество нейронных связей, которые отвечают не только за травму. У одного нейрона 10 000 связей, и получается, что травма «притормаживает» работу не только в своей нейронной сети, но и в цепочках, которые взаимодействуют с травмированной нейронной связью.

Фрэнсис Шапиро, которая в 1987 году начала разрабатывать технику EMDR, заметила, что с помощью движений глаз возможно убрать биохимические барьеры между сетью, которая отвечает за память о травме, и остальными нейронными связями.

Через работу с телесными ощущениями и эмоциональными ассоциациями, человек помогает своему мозгу «расцепить» травматическую сеть и снова «подключить» ее к ресурсам всей нейронной сети.

Попробуйте представить ваш мозг как компьютер, подключенный к Интернету. Травма отключает вас от всех ресурсов, оставляя вам возможность читать только один сайт, на котором идет подборка только определенного типа новостей. Все многообразие событий, происходящих в мире, становится вам недоступно. Все ресурсы и возможности Интернета вне зоны доступа.

EMDR позволяет вам убрать жесткие настройки доступа и возвращает вам возможность пользоваться всеми ресурсами Интернета, находя наиболее легкие и быстрые способы решения стоящих перед вами задач.

В основе техники EMDR лежат движения глаз, которые помогают убрать барьер между травматическим нейронным опытом и остальной нейронной цепочкой, давая возможность подключаться к ранее недоступным (из-за биохимической защиты) ресурсам всего мозга, всей вашей обширной цепи нейронов, что дает возможность быстрого решения задачи, эмоционального и физического облегчения.

Это становится возможным, так как «убирается биохимический фейсконтроль» и до нейронной сети, отвечающей за память и сохранение травматического опыта, начинают доходить другие стимулы. Я бы назвала их «спасателями МЧС», ведь они приносят новую информацию о том, что возможны другие варианты развития событий и не все так страшно, как казалось.

На уровне психики это выражается в том, что человек перестает быть зацикленным на одном и том же событии или убеждении, уходит ригидность мышления, он(а) начинает рассматривать различные варианты решения проблемы, которая раньше казалось неподъемной, нерешаемой, тупиковой. Можно сказать, после сессии EMDR появляется свет в конце тоннеля.

У меня на сессиях женщины за 2 часа иногда могли кардинально поменять свое мнение о том, как решать стоящие перед ними проблемы. Например, женщина приходит с запросом по поводу любовной зависимости, не может жить без предмета своего обожания. После завершения сеанса она удивляется, как она могла так «зависнуть» на этом мужчине, говорит: «Как я могла жить так неинтересно, думая только о нем целыми днями? Он для меня был свет в окошке. Теперь я вздохнула свободно и могу наконец-то жить своей жизнью, думать о своих проблемах. Я себя совсем забросила, жила, как робот, жила только встречами с ним, мыслями о нем, что он скажет, как он посмотрит…»

В другом случае женщина даже начала смеяться над своими мыслями, которые до этого ее чрезвычайно беспокоили. Она пришла с запросом, что ей кажется, будто она «плохая, может сглазить и принести вред». Женщина не могла посмотреть мне в глаза. Во время сессии ей пришла мысль о том, что таким образом она хочет внушить себе, будто сверхспособности делают ее сильной, ее нужно бояться. Она не хотела признаваться самой себе, что слабая, что многие проблемы ей тяжело решать. Когда она смогла допустить до своего сознания эти «крамольные» мысли о слабости, мысли о ее «нехорошости» буквально испарились. Эту женщину невозможно было узнать! Она смотрела мне в глаза, смеялась над своими идеями, так долго мучавшими ее. Мы встречались с ней несколько раз, она кардинально изменилась, похорошела, стала коммуникабельной и хорошо справлялась со своими задачами без применения «сверхспособностей».

Это отдельная тема – позволить себе быть слабой.

Я тоже достаточно долгое время не позволяла себе даже чувствовать, не говоря о том, чтобы проявлять свою слабость и уязвимость. Именно танцевальная практика FreedomDance позволила мне принять все стороны своей личности. На одном из занятий мы танцевали свои ощущения пика физической формы, находя слова, передающие эти чувства: я бесконечная, я сильная, я могу и т. д.

Я вспомнила, как первый раз переживала подобные чувства – на тренинге обучения коучингу. Удивительные чувства – как будто крылья за спиной расправляются, ты разрешаешь себе быть лучшей версией себя, начинаешь верить, что все можешь! И это начинает работать – вдруг у тебя реально начинает все получаться, и ты начинаешь еще больше верить в себя, в свои возможности…

Я также вспомнила очень сильные чувства, которые совсем недавно подарил мне танец. Я назвала их чувствами «обратной стороны луны». Когда ты позволяешь себе почувствовать свою слабость, уязвимость, зависимость. Что я не только могу, но чего я не могу. Что я ошибаюсь, не понимаю, устаю…

Это такой ресурс, такая сила – признаться себе в слабости. Понять, что нуждаешься в поддержке. И не только понять, но найти в себе смелость попросить об этом. Попросить обнять, когда хочется объятий, попросить помощи, попросить внимания. Понимать, что в этот момент очень уязвима, ведь те, у кого я попросила такие важные для меня вещи, могут сказать мне «нет»…

Уязвимость проявляется в том, чтобы стать честной с самой собой – чего же я хочу на самом деле? – высказать вслух свои желания и, возможно, нарваться на отказ. Может быть, я хочу, чтобы меня понимали «телепатически» из-за моего страха услышать «нет». И это также о том, чтобы позволить другим не соответствовать моим ожиданиям, ведь они могут как сказать «да», так и «нет» в ответ на мои просьбы…

Назад: Интуитивная живопись
Дальше: Глава 3. Всем уставшим от саморазвития посвящается… или Как выйти на следующий уровень без самокопания