Книга: Мужчины, изменившие мир (изменившие мир)
Назад: Наполеон Бонапарт – завоеватель всей Европы
Дальше: Николай Пирогов – хирург от бога

XIX–XX Века

Чарльз Дарвин – по пути эволюции

Середина XIX века стала переломным моментом в истории естествознания, пробив брешь в метафизическом воззрении на природу благодаря трем великим событиям: открытию клетки и разработке клеточной теории (Шванн), открытию закона превращения энергии (Гельмгольц) и, наконец, разработке эволюционной теории и введению эволюционного принципа, или исторического метода (Уоллес, Дарвин).

Чарльз Роберт Дарвин родился 12 февраля 1809 года в небольшом английском городке Шрусбери. Его отец Роберт Дарвин был практикующим врачом. Мать, Сюзанна Веджвуд, происходила из богатой семьи владельцев знаменитого фарфорового завода. Дед Дарвина, Эразм, был известным врачом, натуралистом, поэтом. Вообще представители семейства Дарвин характеризуются высокими интеллектуальными качествами и широкими культурными интересами.

Семья была довольно обеспеченной, имела неплохой дом на берегу реки. Детство Чарльза протекало вполне обыденно и благополучно, но мальчик рос застенчивым. В 1817 году внезапно умерла мать, и воспитанием брата занялась старшая сестра Каролина. В том же году Дарвин стал посещать элементарную школу для приходящих учеников в Шрусбери. Он не блистал успехами, но уже тогда у него развился вкус к естественной истории и к собиранию коллекций. Мальчик был просто одержим страстью собирать всякую всячину, от монет и печаток до тритонов и жуков.

Спустя год Чарльз перешел в гимназию Бетлера, но показал весьма посредственные успехи. Здесь делали упор главным образом на классические языки, словесность и другие предметы, к которым у Дарвина не оказалось ни тяги, ни способностей. Зато у мальчика рано пробудились любовь и интерес к природе, выразившиеся в собирании растений, минералов, раковин, насекомых, птичьих гнезд и яиц, рыбной ловле и охоте. Эти занятия, в связи с посредственными школьными успехами, вызывали упреки со стороны солидных людей и особенно отца.

В старших классах Чарльза привлекала красота доказательств и строгая ясность выводов геометрических теорем, чего нельзя было сказать о биологии и ботанике, где одна систематизация противоречила другой и было очень много белых пятен.

В 1825 году Дарвин поступил в Эдинбургский университет, где оставался два года, готовясь к медицинской карьере, но безуспешно. Студентом-медиком Чарльз стал по настоянию отца, поэтому не утруждал себя серьезными занятиями. По словам Дарвина, медицина ему никогда не нравилась (к примеру, он никак не мог заставить себя присутствовать на операции). Зато в университете он увлекся мелкими животными и насекомыми и сделал на кружке естествознания несколько сообщений, касавшихся личиночных форм пиявок и мшанок. В Эдинбургском университете Дарвин познакомился с геологом Энсвортом и зоологами Кольдстремом и Грантом, которых часто сопровождал на берег моря, где они собирали морских животных. К этому времени относится первая (ненапечатанная) работа Чарльза Дарвина, содержавшая некоторые его наблюдения. Профессор зоологии Грант, друг Дарвина, упомянул о первых открытиях юного Чарльза в одной из своих работ. Но Чарльз так и не смог посвятить себя медицине и ушел из Эдинбургского университета.

Отчаявшись сделать из сына врача, отец посоветовал ему поступить в Кембридж и попытаться заняться духовной карьерой на богословском факультете. Но и здесь Дарвин окончил курс без всяких отличий. Гораздо большее значение, чем обучение специальности, имели для молодого человека знакомство с натуралистами, посещение ученых обществ и естественно-исторические экскурсии. Собирание жуков, начатое без намека на интеллектуальную пытливость, мало-помалу развивало наблюдательность Чарльза, обогащало практическими сведениями, а немного позже даже было вознаграждено. В Лондоне вышла книга известного энтомолога Стивенса о британских насекомых. Описывая редких жуков, автор в нескольких случаях указал: «Пойман Ч. Дарвином».

Это было уже второе упоминание его имени в печати. Благодаря этому увлечению он стал неразлучным спутником ботаника Генсло, у него он получил настоящие уроки биологии, усвоил методику собирания и определения растений и животных.

Именно Генсло рекомендовал Дарвина в качестве натуралиста-коллектора капитану Фицрою, по поручению правительства организовывавшему кругосветное плавание на корабле «Бигль». В 1831 году 22-летний Чарльз впервые в своей жизни взошел на палубу военного корабля. Путешествие продолжалось почти 5 лет. За эти годы Дарвин плавал в двух океанах, побывал на островах Тенерифе, Зеленого Мыса, побережье Бразилии, в Аргентине, Уругвае, на Огненной Земле, в Чили, на Тасмании и Кокосовых островах. Молодой натуралист собирал образцы породы, коллекционировал необычные растения, наблюдал землетрясение. Длительное морское путешествие обеспечило Дарвину множество впечатлений. Он обнаружил удивительные окаменелости с отпечатками доисторических организмов, исследовал свойства различных растений, изучал попадавшихся ему насекомых, необычных животных, в том числе сумчатых. Чарльз записывал все, что казалось ему достойным дальнейшего изучения. Эти записи послужили источником для последующих научных работ, стали доказательным материалом для его идей и открытий.

Юношу интересовало буквально все. В дороге он читал только что вышедший первый том «Основных начал геологии» Лайелла. Книгу ему посоветовал Генсло. «Начала» стали самым важным звеном в цепи, ведущей к «Происхождению видов». Позже Дарвин писал, что Лайелл научил его не только мыслить в области геологии, но и мыслить вообще. У него Чарльз научился наблюдательности как мышлению, создающему и проверяющему гипотезы. Из этой книги он усвоил генетическую, или эволюционную, точку зрения, так как из всех естественных наук исторический метод тогда шире всего применялся в геологии. Вообще все его южноамериканские прозрения связаны с геологией.

Дарвин плодотворно применил учение Лайелла в отношении к объекту, который встретился на пути «Бигля», – острову Сант-Яго. Его изучение дало материал для первого крупного обобщения Дарвина о природе океанических островов: он доказал, что как континентальные, так и островные вулканы связаны с крупными разломами земной коры, с трещинами, образовавшимися в процессе поднятия горных цепей и материков. Второе обобщение Дарвина относится к проблеме вековых движений земной коры: в течение геологических периодов громадной длительности материк Южная Америка испытывал неоднократные поднятия и опускания, которые чередовались с периодами относительного покоя. Чарльз Дарвин объяснил происхождение Патагонской равнины и постепенное выветривание Кордильер.

Исследования Дарвина в этих областях получили широкое признание независимо от созданной им теории эволюции. Дарвин открыл мелкорослого страуса, так называемого «нанду Дарвина», обитающего в южной части Патагонии. Он наблюдал вселенцев из Северной и Центральной Америки (гривистый волк, очковый медведь, пампасный олень, хомякообразные грызуны и др.). Эти материалы не могли не навести натуралиста на мысль, что континент Южная Америка в течение долгого времени был изолирован от Северной Америки и что эта изоляция существенно повлияла на протекание эволюционного процесса у разных представителей южноамериканской фауны.

Путешествуя по материку, Чарльз замечал, что в сходных условиях соседствуют родственные виды. По теории эволюции получалось, что единый тип распространился по большому пространству и с течением времени изменился, приноравливаясь к различным условиям окружающей среды. Дарвин был озадачен тем, что растительность западной и восточной стороны Анд была существенно несхожа, хотя почва и климат приблизительно одинаковы; а также сходство между видами существующими и видами, принадлежащими к предыдущей геологической эпохе, было настолько убедительно, что может предполагать борьбу за существование и вымирание.

Галапагосский архипелаг явился своего рода путешествием в биологическое прошлое. Ландшафт наводил на мысли об эволюции. Каждый из островов изобиловал видами и разновидностями, присущими именно ему, но родственные виды на архипелаге и по соседству, на материке, отличались друг от друга в зависимости от величины разделяющих их естественных преград. Несомненно, что растения и животные этих островов были занесены с южноамериканского материка. Близость их была налицо, но только близость. Естественно напрашивался вывод, что при географическом разъединении у потомков общего прародителя различия усугубляются путем эволюции. Еще не покинув острова, Дарвин понял, что собранные им данные подрывают идею устойчивости видов.

С той поры этот вопрос не давал ему покоя. И хотя главные его достижения относились к области геологии – смелая, принципиально новая история континента Южная Америка и не менее смелая теория роста коралловых рифов и островов, – важные идеи об эволюции видов находились в зачатке и таились в глубинах его сознания.

По возвращении в Англию Чарльз поселился в Лондоне и в 1839 году женился на своей кузине Эмме Веджвуд. Но слабое здоровье заставило его бежать из города. В 1842 году семья переехала в имение Доун, где натуралист прожил почти безвыездно до самой смерти. Коллекции, собранные Дарвином, были обработаны Овэном (ископаемые млекопитающие), Ватергаузом (современные млекопитающие), Гульдом (птицы), Беллем (пресмыкающие и земноводные) и Дженнинсом (насекомые); эта общая работа издана под названием «Зоология путешествия «Бигля». Сам Дарвин взял на себя геологическую часть. Результатом его исследований явились работы «О строении и распределении коралловых рифов» (1842), «Геологические наблюдения над вулканическими островами» (1844) и «Геологические исследования в Южной Америке» (1846). За ними последовал ряд специальных монографий, посвященных систематической обработке подкласса усоногих, имеющий большое значение для систематики этой группы животных.

Через год после возвращения из плавания Дарвин сделал вывод, что все виды животных и растений не существуют в своей первобытной форме, они эволюционируют, и современные формы – это результат многолетнего процесса развития. Хотя Чарльз получал положительные отклики со стороны Генсло, Седжвика и других друзей, что вдохновляло его на новые порывы, в его психике боролись старое и новое, учение о неизменности и эволюционные идеи, новаторская гипотеза и консервативные теологические мысли, в которые он, как священник, искренне верил. Кто знает, может быть это и стало причиной неврастении, депрессии и ипохондрии, преследующих Дарвина всю его жизнь. Но недуги были не только злом, иногда они приносили пользу: беспокойными бессонными ночами его деятельный мозг мог без помех вынашивать обобщение, а наутро за два часа наблюдений и записей гипотеза подвергалась трезвой проверке – и работа за день была завершена.

К Дарвину приходит слава: его принимают в Королевские общества, геологическое и зоологическое, он работает над костями ископаемых и заспиртованными насекомыми совместно с известными учеными, к примеру с Лайеллом. В 1837 году исследователь начинает первую тетрадь записей по изменчивости видов. Наконец после прочтения книги Мальтуса «Принципы народонаселения» в 1839 году Дарвин вполне отчетливо сформулировал для себя идею естественного отбора. В 1842 году Чарльз Дарвин составил первый набросок своей теории; в 1844-м – более подробный очерк, который прочел своему другу Гукеру. Затем 12 лет прошло в собирании и обработке материала и только в 1856 году Дарвин, по совету Лайелла, начал составлять «извлечение» из своего труда для печати. Неизвестно, когда бы это «извлечение» увидело свет, если бы в 1858 году Альфред Уоллес, молодой ученый, занимавшийся естественно-историческими исследованиями на Малайском архипелаге, не прислал Дарвину статью, с просьбой напечатать ее в журнале Линнеевского общества, содержавшую в краткой и беглой, но отчетливой форме ту же идею естественного отбора.

Натуралист посоветовался с друзьями, которые убедили его напечатать вместе со статьей Уоллеса краткое извлечение из своего труда. 18 июля 1858 года вместе с докладом и статьей Уоллеса Лайелл и Гукер зачитали на заседании очерк из книги Дарвина «Происхождение видов». Так двадцатилетняя монументальная работа победила. Если бы не письма Уоллеса, послужившие толчком, возможно, Дарвин не решился бы на революционное открытие и его теория не была бы опубликована. А после выхода очерка тезисов работа над самой книгой ускорилась. Благодаря помощи друзей и конкуренции книга «Происхождение видов путем естественного отбора» была издана 24 ноября 1859 года, в тот же день все 1250 экземпляров ее тиража были проданы.

Теория Чарльза Дарвина была разработана так тщательно, опиралась на такую громаду фактов, объясняла столько загадочных явлений, наконец указывала столько новых путей для исследования, что утвердилась в науке с замечательной быстротой, несмотря на ожесточенные нападки противников. Наиболее враждебное отношение она встретила во Франции, где восторжествовала только к концу 70-х годов.

В 1871-м, когда дарвинизм был уже принят в качестве естественнонаучной концепции, вышла книга Дарвина «Происхождение человека и половой отбор», в которой показано не только несомненное сходство, но и родство человека и приматов. Чарльз Дарвин утверждал, что предок человека может быть найден, по современной классификации, среди форм, которые могут быть даже ниже, чем человекообразные обезьяны.

Задевая за живое представления о человеке, его происхождении, теория Дарвина возбудила оживленные дискуссии в литературе и прессе, в среде ученых и теологов. Гудели и спорили аудитории, в мире бушевали страсти, шла борьба за дарвинизм с одной стороны и против теории происхождения видов – с другой. Термины «дарвинист», «борьба за существование» сделались общеупотребительными; имя Дарвина приобрело такую популярность, какой не доставалось ни одному ученому, его теория произвела беспримерное в истории науки впечатление.

А виновник всего этого шума и переполоха вел спокойную, однообразную и уединенную жизнь в своем имении. Малейшее утомление, волнение, оживленный разговор сразу же сказывались на его слабом здоровье. Можно сказать, что в течение 40 лет жизни в Доуне не было ни одного дня, когда бы Чарльз Дарвин чувствовал себя вполне здоровым. Только крайняя регулярность, осторожность и умеренность в привычках позволили ему дожить до глубокой старости.

В деловом отношении Дарвин был очень аккуратен. Он тщательно вел свои счета, классифицировал их и в конце года подводил итоги, как купец. Отец оставил ему небольшое состояние, этого хватало на скромную независимую жизнь. К тому же написанные им книги тоже давали значительный доход, чем Чарльз Дарвин гордился – не из любви к деньгам, а из-за сознания, что и он может зарабатывать свой хлеб. Дарвин нередко оказывал денежную помощь нуждающимся ученым, а в последние годы жизни, когда доходы его возросли, решил выделить часть денег на содействие развитию науки.

Ученый производил впечатление на гостей своей простотой и приветливостью, детской незлобивостью, искренностью и скромностью. Его человеческие качества способствовали популярности не меньше, чем «Происхождение видов» и другие книги.

Дарвин и его жена имели 10 детей, трое из которых умерли в детстве. Кстати, считается, что смерть дочери Энни в 1851 году стала последней каплей, которая отвратила уже сомневающегося Дарвина от религии.

Дарвин не участвовал в спорах вокруг своих теорий. Он был ученым и публиковал результаты своей исследовательской деятельности, которые оказались революционными. Ум натуралиста с годами не ослаб, не помрачился, и лишь смерть прервала его могучую работу.

Чарльз Дарвин умер 19 апреля 1882 года. О кончине ученого рассказывали разные истории, к примеру леди Хоуп, английская проповедница, утверждала, что незадолго до смерти Дарвин вновь обратился к религии. Подобные истории активно распространялись разного рода религиозными группами, но они были полностью опровергнуты детьми Дарвина и отброшены историками как ложные.

Значение:

• Идеи и открытия Дарвина в переработанном виде формируют фундамент современной синтетической теории эволюции и составляют основу биологии, обеспечивая логическое объяснение биоразнообразия.

• Дарвин утвердил историческое понимание живой природы и дал материалистическое объяснение явлениям целесообразности, нанеся сильнейший удар метафизическому взгляду на природу. Благодаря теории Дарвина встали на ноги палеонтология, генетика, сравнительная анатомия, эмбриология и биохимия. С современных позиций естественный отбор рассматривается не как один тонкий фильтр, а как запутанная система крупноячеистых сит. Он ежедневно и ежечасно подвергает тщательной проверке отдельные особи и устраняет непригодные, но он может также допустить и умертвить и потенциально жизнеспособные особи. Это не только борьба за существование, но и соревнование в разносторонней жизнеспособности. Естественный отбор определяется совокупностью органических и неорганических условий, интенсивностью и характером борьбы, численностью популяций и кроме того строением генов, способом воспроизведения, особенностями роста и физиологией отдельных особей.

• В науке появилось новое направление – дарвинизм, позволивший человеку по-иному взглянуть на себя и окружающий мир.

• По данным опроса, проведенного в 2002 году вещательной компанией Би-би-си, Дарвин занял четвертое место в списке 100 величайших британцев в истории.

Что о нем говорили:

«В его отношениях к моей матери ярче всего сказывалась его симпатичная, чуткая натура» (сын ученого Фрэнсис Дарвин).

«Энциклопедичность Дарвина, его исключительный авторитет как естествоиспытателя, корректность и дипломатичность, проявляемые им в дискуссиях, внимание к точкам зрения оппонентов и критиков, доброжелательное отношение к ученикам и последователям, почтительность по отношению к старшим коллегам и другие «неподражаемо высокие достоинства» (И. И. Мечников) в немалой степени способствовали быстрому распространению учения Дарвина во всем мире» (Я. М. Галл).

Что он сказал:

«Чем больше мы познаем неизменные законы природы, тем все более невероятными становятся для нас чудеса».

«Нет ничего более замечательного, чем распространение религиозного неверия, или рационализма, на протяжении второй половины моей жизни».

«Не существует доказательств, что человек был изначально одарен облагораживающей верой в существование всемогущего Бога».

«Есть величие в этом воззрении, по которому жизнь с ее различными проявлениями Творец первоначально вдохнул в одну или ограниченное число форм, и между тем как наша планета продолжает вращаться согласно неизменным законам тяготения, из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых прекрасных и самых изумительных форм».

«Самую сильную черту отличия человека от животных составляет нравственное чувство, или совесть. И господство его выражается в коротком, но могучем и крайне выразительном слове «должен».

«Мой успех как человека науки, каков бы ни был размер этого успеха, явился результатом, насколько я могу судить, сложных и разнообразных умственных качеств и условий. Самыми важными из них были: любовь к науке, безграничное терпение при долгом обдумывании любого вопроса, усердие в наблюдении и собирании фактов и порядочная доля изобретательности и здравого смысла. Воистину удивительно, что, обладая такими посредственными способностями, я мог оказать довольно значительное влияние на убеждения людей науки по некоторым важным вопросам».

Назад: Наполеон Бонапарт – завоеватель всей Европы
Дальше: Николай Пирогов – хирург от бога