Книга: Мужчины, изменившие мир (изменившие мир)
Назад: Чингисхан – основатель Монгольской Империи
Дальше: Христофор Колумб – открывший путь в Америку

Эпоха Возрождения

Иоганн Гутенберг – изобретатель книгопечатания

Ганс Генсфлейш, или Иоганн Гутенберг, появился на свет в последние годы XIV века в крупном немецком городе Майнце во втором браке майнцского патриция Фриле Генсфлейша и непатрицианки – дочери торговца сукном Эльзы Вирих цум Гутенберг. У Фриле и Эльзы было два сына и дочь – именно младший сын получил имя Иоганн (естественно, Генсфлейш). Позднее, в результате многих жизненных перипетий, он взял в качестве фамилии название родового имения матери – Гутенберг – и навсегда вошел в историю как изобретатель принципиально нового способа печати.

Генсфлейши имели наследственную привилегию чеканки монеты, поэтому понятен интерес Иоганна к ювелирной работе, проявившийся у него еще с малолетства.

В XV веке особенно сильно разгорелось революционное движение цехов. В Майнце оно проходило, когда Иоганн был еще мальчиком (1411) и юношей (1420).

Во время восстания цехов некоторые члены рода Генсфлейш и родственных им семейств были вынуждены оставить Майнц. Эта судьба постигла и семью Иоганна. Согласно другой версии, семья переехала в соседний Страсбург по той причине, что город состоял в феодальной распре со своим сюзереном, епископом Нассауским.

В культурном отношении существенным различием между этими двумя рейнскими городами было то, что Майнц являлся центром одного из важнейших архиепископств, тогда как в Страсбурге церковное влияние чувствовалось слабее. Зато Страсбург был известен более успешным развитием гуманистического движения. Это сыграло свою роль в становлении будущего великого изобретателя, учитывая, что в XV веке развитие человеческого общества подошло к тому периоду, когда книгопечатание стало просто необходимым как для дальнейшего прогресса общества, так и для обработки постоянно возрастающего объема информации.

Достоверно о детских и юношеских годах Иоганна ничего не известно. Не установлен точно даже год его рождения, так как записей о крещении не обнаружено. Принято считать, что родился он между 1394–1399 годами, и условно его рождение отмечается в день Иоанна Крестителя – 24 июля 1400 года.

Нет достоверных сведений также о его обучении и образовании, хотя знанием латыни, хотя бы пассивным, он обладал, а значит, учился в приходской, городской или монастырской школе. Кроме того, Иоганн досконально знал ювелирное дело и имел звание мастера, без которого не имел бы права обучать, а Гутенберг профессионально обучал в Страсбурге ювелирной технике своих учеников.

Определенные биографические сведения о жизни Гутенберга начинаются лишь с 1434 года, и первый достоверный документ свидетельствует, что в это время Гутенберг проживал в Страсбурге. Он был золотых дел мастером. Одаренный выдающимися техническими способностями, Гутенберг соединил с этим основным занятием и другие – например, шлифование камней для ювелирных изделий. Первые же его печатные опыты датируются 1440 годом, это были «Грамматика латинского языка» Элия Доната, астрологический календарь, папские индульгенции.

В 1444 году Гутенберг покидает Страсбург и возвращается в Майнц, где принимается за подготовку к печати полной Библии на латинском языке.

В свой родной город Гутенберг привез вполне разработанную им идею изобретения книгопечатания, и в 1445 или в 1446 году приступил к непрерывному печатанию книг.

До Гутенберга наиболее совершенными образцами европейского печатного ремесла были народные картины, нередко с несколькими строками текста, поясняющего их содержание. Техника изготовления данных картин такова: писцы-рисовальщики делали на деревянной (обычно грушевой) доске рисунок и подписи. Все части доски, свободные от рисунка, углублялись, вырезались, и рисунок становился выпуклым. Доску покрывали краской, накладывали на нее лист бумаги и притирали его деревяшкой. Получался оттиск.

Конечно же, с такими примитивными техническими средствами и так кустарно организованным процессом печатания нечего было и думать о воспроизведении книг с обтекаемым текстом, ибо процесс вырезания и печатания в оттисках получился бы страшно длительным и дорогим. Кроме того, деревянный шрифт быстро снашивался при многократном тиснении – после изготовления всего нескольких экземпляров пришлось бы вновь начинать трудное дело вырезания текста на досках.

По сравнению со всеми существующими до Гутенберга способами передачи информации преимущества книгопечатания заключались в:

• значительном облегчении изготовления печатной формы, которая составлялась из заранее подготовленных технических элементов и деталей;

• возможности неоднократного повторного их использования;

• общем упрощении и облегчении всего процесса накопления и передачи информации.

Суть изобретения типографии технически заключалась в том, чтобы, разложив письмо на составные элементы (буквы, знаки препинания и др., включая пробельный материал), обеспечить наиболее рациональный способ неограниченного производства каждой литеры и возможность в любой последовательности составлять из них печатную форму. Это требовало стандартизации и взаимозаменяемости литер по кеглю (высота литеры) и по росту (длина ножки).

Главная проблема заключалась в способе производства шрифта. Для этого нужно было создать постоянный образец каждой литеры – зеркально и выпукло гравированный пунсон, при помощи которого чеканилась форма (матрица) для отливки. Обеспечивающий же отливку в одинаковом кегле и росте словолитный инструмент из-за разной высоты и ширины букв алфавита обязан был иметь раздвижные стенки. Поэтому следовало изобрести разные составы металла: твердый и нехрупкий для пунсона и более мягкий – для матрицы. От сплава для шрифта требовались как легкоплавкость (чтобы он принимал форму тончайших линий буквы), так и достаточная твердость, но без хрупкости (чтобы он выдерживал давление, не деформируясь и не ломаясь, да при этом еще и не рвал бумагу). Для печати с металла требовался иной – жирный – состав краски, чем пригодная для ксилографии водяная краска. Необходима была также механизация оттискивания – печатный стан, не считая уже привходящих решений (например способа закрепления бумаги при печатании).

Гутенберг создал первое типографское оборудование, изобрел новый способ изготовления шрифта и сделал словолитную форму. Из твердого металла делались штампы (пунсоны), вырезанные в зеркальном изображении, которые затем вдавливались в мягкую и податливую медную пластину. Получалась матрица, она заливалась также разработанным Гутенбергом сплавом металлов, куда входили олово, свинец, сурьма. Сущность данного способа изготовления букв состояла в том, что их можно было отливать в любом количестве.

Гутенбергу, очевидно, принадлежало и введение первой наборной кассы (наклонного деревянного ящика с ячейками, в которых помещались буквы и знаки препинания), и самое крупное новшество в печатании – создание печатного станка. Печатный станок Гутенберга был крайне прост – винтовой пресс, целиком изготовленный из дерева, производительность его была небольшой.

Но книгопечатание лишало заработка монахов-переписчиков, поэтому им ничего не стоило объявить творение изобретателя дьявольщиной, а его самого – прислужником Сатаны. О том, что такое гонение было вполне реальным для Гутенберга, доказывает сожжение в Кельне первых экземпляров печатной Библии, как дела рук Сатаны.

Около 1445 года из-под печатного станка Гутенберга вышла так называемая «Севильская книга» – старинная поэма на немецком языке. В настоящее время она не известна ни в одном экземпляре, и до конца XIX века никто не подозревал о ее существовании. В 1892 году в Майнце был обнаружен небольшой клочок бумаги – все, что осталось от книги, имевшей приблизительно 74 страницы, по 28 строк в каждой. По своему содержанию этот клочок бумаги получил название «фрагмент о Страшном суде» и хранится в музее Гутенберга в Майнце. Также Иоганном был напечатан астрономический календарь на 1448 год, то есть имеются все основания полагать, что отпечатан он был не позднее конца 1447 года.

Первая печатная продукция Гутенберга представляла собой небольшие брошюры и однолистки; для более крупных работ он не имел капитала и должен был искать его у других. Поэтому в начале 1450 года Гутенберг вступил в сообщество с богатым майнцским бюргером Иоганном Фустом, одолжившим печатнику денежные средства. Тогда же проект капитального издания начал овладевать мыслями Гутенберга – замысел по тому времени грандиозный. Предполагалось издать полный текст Библии на латинском языке. Именно для этой работы Гутенбергу пришлось занимать у Фуста крупные суммы денег. Имеются сведения, что для печатания Библии была оборудована самостоятельная мастерская.

В 1450–1455 годах Гутенберг напечатал свою первую Библию, называемую 42-строчной, поскольку в ней на каждой странице набрано и отпечатано 42 строки текста в два столбца. В книге 1282 страницы, все художественные элементы иллюстрированы от руки. Часть тиража была выполнена на бумаге, а часть отпечатана на пергаменте.

Долгое время Библия Гутенберга почиталась как первая печатная книга вообще, ибо издания, выходившие ранее, по своему объему, скорее, заслуживали названия брошюр. Кроме того, это первая книга, дошедшая до нас целиком, притом в довольно большом количестве экземпляров, в то время как все предшествующие сохранились лишь во фрагментах. По своему оформлению 42-строчная Библия принадлежит к числу прекраснейших книг, а что касается ее стоимости в XIX – начале XX века, то ни за какую другую книгу не платили такие баснословные суммы. К сожалению, после того как печатание было начато, произошел разрыв между Гутенбергом и Фустом, вследствие которого Гутенберг был устранен от работы второй типографии. В самый разгар трудов над Библией Фуст потребовал возврата ссуды. Вследствие невозможности оплатить львиную часть долга возникло судебное разбирательство, закончившееся для Гутенберга трагически: он лишился не только помещения, но и значительной части оборудования своей первой типографии. В составе утраченного были, по-видимому, и матрицы первого гутенбергского шрифта; хотя сам шрифт, уже сильно сбитый, остался собственностью Гутенберга.

К слову, Иоганн Гутенберг воспроизводил механическим способом один лишь текст, а всевозможные украшения и иллюстрации рисовали в готовых оттисках от руки. В 1457 году Петер Шеффер (ок. 1425–1503) на страницах «Псалтыри» сумел воспроизвести многокрасочные буквицы – инициалы и свой издательский знак. Вместе с Гутенбергом они собирались усовершенствовать книжную печать.

Гениальный творческий замысел Гутенберга и Шеффера был закончен, по-видимому, одним Шеффером, а прибыль от выпуска Библии потекла в карман Иоганна Фуста. Но наиболее тяжким ударом для Гутенберга было то, что тайна печатания перестала быть тайной, и тем самым он утратил монополию применения изобретенного им процесса. При сложившихся условиях Гутенберг не мог выдержать конкуренции своего богатого соперника и, выпустив несколько небольших книг, прекратил дело. Возобновить печатание ему удалось лишь на короткий срок в 1460–1462 годах, но после разграбления и пожара в Майнце 28 октября 1462 года Гутенберг больше не выступал в роли печатника.

В начале 1465 года архиепископ Майнцский (епископ Нассауский) в награду за заслуги в деле книгопечатания включил Гутенберга в свой придворный штат, что по тем временам равнялось назначению пенсии.

Иоганн Гутенберг скончался 3 февраля 1468 года и был похоронен в Майнце в церкви францисканцев.

Франц Меринг писал: «Долгий и ожесточенный спор о действительном изобретателе книгопечатания никогда не будет разрешен… Гутенберг сделал в этом направлении последний решительный шаг… И это нисколько не умаляет его заслуги…»

Значение:

Изобретение Иоганном Гутенбергом механического книгопечатания способствовало:

• распространению книги как основы знаний, так необходимых человечеству для развития общества;

• становлению и совершенствованию национальных и международных литератур;

• развитию грамотности в целом, образования и культуры.

Что о нем говорили:

«Замечательное искусство книгопечатания было изобретено в Майнце. Это искусство искусств, наука наук. Его чрезвычайная продуктивность позволила вызволить из мрака сокровища знаний и мудрости, чтобы обогатить и просветить мир» (В. Ролевинк, 1474 г.).

«Мы можем и должны начинать историю нашего научного мировоззрения с открытия книгопечатания» (В. И. Вернадский).

«Более, чем золото, изменил мир свинец, и более тот, что в типографских литерах, нежели тот, что в пулях» (Г. X. Лихтенберг).

Книгопечатание – «второе искупление рода человеческого» (Мартин Лютер).

Назад: Чингисхан – основатель Монгольской Империи
Дальше: Христофор Колумб – открывший путь в Америку