Книга: Знаменитые путешественники (знаменитые)
Назад: Ричард Бэрд (1888 г. – 1957 г.)
Дальше: Отто Шмидт (1891 г. – 1956 г.)

Кнуд Йохан Виктор Расмуссен

(1879 г. – 1933 г.)

И он больше никогда не знал покоя с тех пор, как однажды услышал о новых людях.

Из эскимосской сказки, рассказанной старым Меркусаком

Датский этнограф, общественный деятель и путешественник по Арктике. Участник и руководитель ряда экспедиций в Гренландию и арктическую Америку. Произвел съемку северо-западных и юго-восточных берегов Гренландии. Изучал антропологию, язык и быт эскимосов. Его имя носит Земля Кнуда Расмуссена на севере Гренландии.

 

 

Кнуд Йохан Виктор Расмуссен был одним из самых оригинальных ученых-путешественников XX в., богатого на яркие личности. Практически вся его взрослая жизнь прошла в путешествиях.

Он родился 7 июня 1879 г. в поселке Якобсхавн (Гренландия) в семье протестантского священника Кристиана Расмуссена, приехавшего в Гренландию из Дании. Мать будущего путешественника, в девичестве Луиза Флейшер, была наполовину гренландкой.

В те годы в Гренландии жило очень мало белых людей. В маленьких местечках типа Якобсхавна, да и более крупных вроде Готхоба, куда вскоре перебралась семья, их можно было пересчитать по пальцам: учитель, врач, пастор, глава администрации – вот, пожалуй, и весь круг «привилегированного» населения, чья жизнь почти ничем не отличалась от жизни туземцев.

Семья Расмуссен не ставила жесткой грани между собой и эскимосами. Товарищами детских игр Кнуда были эскимосские ребятишки, а эскимосским языком мальчик владел лучше, чем датским. Его первой игрушкой стали нарты. В 7 лет сын пастора научился управлять собачьей упряжкой, плавал на каяке – эскимосской байдарке, а в 11 лет впервые отправился на охоту со взрослыми охотниками-гренландцами. Уже в это время он прекрасно умел строить иглу – снежные жилища эскимосов.

В сказках и легендах, которые рассказывали старики, сидя у очага в иглу, речь шла об удивительных путешествиях «вокруг света». В них говорилось о том, что где-то далеко на краю света живут «новые люди», тоже эскимосы, которые отличаются от племени рассказчика. Кнуд страстно захотел повидать их. Развитию страсти к путешествиям способствовал также приезд в Готхоб знаменитого Ф. Нансена, который возвращался домой после пересечения Гренландии. Нансен опоздал на последний пароход, идущий на материк, и был вынужден зазимовать на острове. Мальчик видел этого человека-легенду в домах у знакомых, заходил Фритьоф и к пастору.

Через много лет Кнуд реализовал свою детскую мечту. Именно она помогла ему стать крупным ученым, известным на весь мир как научными трудами, так и общественной деятельностью в защиту коренного населения Гренландии.

Юный Расмуссен понимал: чтобы стать путешественником, недостаточно образования, полученного в местной школе. В 1895 г. в возрасте 16 лет он поступил в гимназию в г. Биркереде. На первых порах юноше пришлось туго, так как преподавание велось на датском языке, а он знал его плохо. Однако в скором времени барьер был преодолен – книги Расмуссен писал прекрасным литературным языком.

Время шло, и нужно было выбирать профессию. Больше всего на свете юноша хотел изучать культуру эскимосов. В 1898 г. будущий путешественник отправился в Копенгаген, чтобы поступить в университет. Предметы для изучения он выбрал с учетом их необходимости для будущих путешествий: философия, история, этнография, фольклористика. Немного позже к ним добавились география, геология, океанография, зоология и ботаника. Кроме того, он много читал о полярных путешествиях. Впрочем, иной раз юношеская восторженность заставляла Кнуда усомниться в своем призвании. Однажды он вдруг решил стать оперным певцом, но друзья отговорили, объяснив, что для сцены его внешность не слишком подходит.

К счастью для науки, Расмуссен не оставил университет, а вскоре отправился в небольшое путешествие. В 1901 г. на каникулах он побывал в Лапландии, где занимался изучением быта и обычаев лопарей (саамов) – коренного населения этого сурового края.

В 1902 г. известный датский журналист и видный исследователь Гренландии Л. Мюллиус-Эриксен организовал экспедицию в Гренландию для сбора местного фольклора. Его особенно интересовали жившие на севере острова так называемые полярные эскимосы – те самые «новые люди», сказки о которых Кнуд слышал в детстве.

Мюллиусу-Эриксену нужен был человек, знающий эскимосский язык. В Расмуссене он нашел не только переводчика, но и знатока условий жизни в Гренландии. Символично, что в эту первую для него настоящую экспедицию, которую часто называют Литературной, Кнуд отплыл в день своего рождения.

Вначале путешественники добрались до Готхоба и начали изучение быта и культуры эскимосов западной Гренландии. Добродушные и гостеприимные туземцы всюду радостно встречали гостей. Кнуд, по их понятиям, был очень воспитанным человеком: никогда не отказывался от еды, с удовольствием ел сушеную треску и тюленье мясо с водяникой, весело смеялся над каждой шуткой хозяев, стремившихся развлечь гостя. Ему охотно рассказывали все, что знали о жизни предков.

Закончив исследования на западе, путешественники направились к мысу Йорк, где жили полярные эскимосы. По дороге тяжело заболел один из участников экспедиции. Ему нужно было срочно предоставить покой и уход; кроме того, у путешественников почти закончилось продовольствие. Но эскимосское селение, которое удалось найти, оказалось покинутым – все указывало на то, что жители уходили в большой спешке. Вскоре загадка разъяснилась: на окраине нашли перевернутый каяк, заваленный камнями, а рядом убитых собак и сломанные нарты. Кнуд объяснил, что у эскимосов кто-то умер, и стойбище по обычаю спешно откочевало, оставив усопшему все, что необходимо в посмертии.

Было решено, что Расмуссен с одним из членов экспедиции пойдет на поиски, а остальные останутся с больным. Эскимосов вскоре удалось найти. Всем селением они бросились навстречу непрошеным гостям с криками: «Белые люди, белые люди пришли!» Путников тут же обогрели и накормили, мгновенно отправили отряд за оставшимися, а узнав, что среди них есть больной, быстро построили для него иглу, поскольку считали, что этот человек больше других нуждается в покое и отдыхе. И таких случаев, свидетельствующих о доброте и отзывчивости эскимосов, всегда готовых прийти на помощь нуждающимся, в жизни Расмуссена было немало.

У полярных эскимосов – именно их встретили путешественники – экспедиция пробыла до весны. Здесь они наблюдали редкий обряд камлания – ритуальных действий шамана, призывающего духов, а также узнали, что предки части здешних эскимосов когда-то приплыли в Гренландию с Баффиновой Земли, а потом смешались с коренными жителями. Эти сведения послужили толчком для изучения истории эскимосов, которым Расмуссен, наряду с другими изысканиями, потом занимался всю жизнь.

В Данию экспедиция вернулась осенью 1904 г. Ученые собрали богатейший фольклорный материал, наблюдали особенности быта полярных эскимосов, которые в то время еще сохраняли обычаи своих предков, а это делало полученные сведения воистину бесценными. Главная заслуга в успехе экспедиции принадлежала Расмуссену, которому как «своему» эскимосы доверяли то, что скрывали от других.

В 1906–1908 гг. Расмуссен вновь отправился к полярным эскимосам. Помимо традиционного сбора материалов и коллекций, он занялся современными ему проблемами жизни коренного населения. Расмуссен понимал, что вторжение цивилизации рано или поздно приведет к утрате древней общинной культуры и большинства навыков выживания в полярных условиях. Этот процесс происходил на его глазах. В большой степени ускорил его американский полярный путешественник Р. Пири. Готовясь к покорению Северного полюса, он в течение 20 с лишним лет приезжал в Гренландию, нанимал эскимосов на различные работы, связанные с экспедициями, а за услуги расплачивался топорами, ножами, ружьями и т. п. Было ясно, что как только Пири достигнет своей цели, эскимосы, привыкшие к новым орудиям, уже не смогут без них обходиться и останутся один на один с проблемой, где достать новые. Расмуссен стал добиваться, чтобы датские власти наладили снабжение гренландцев необходимыми товарами. Однако северо-запад Гренландии в то время формально не принадлежал Дании. Тогда ученый начал сбор средств для организации на острове торговой фактории Туле (Расмуссен назвал ее так в честь таинственного острова Туле, открытого много столетий назад в северных водах греческим путешественником Пифеем). Это начинание завершилось полным успехом: фактория в обмен на пушнину начала снабжать эскимосов орудиями. Доход от продажи мехов направлялся на организацию экспедиций для изучения Гренландии, которые по имени фактории тоже стали называться экспедициями Туле (Тулесскими экспедициями).

Первая такая экспедиция была организована в 1912 г. и длилась 4 месяца. С картографом П. Фрейхеном и двумя эскимосами Расмуссен на четырех собачьих упряжках добрался от фактории до селения Эта у 78° 20´ с. ш. Кнуд хотел обогнуть Гренландию с севера по морскому льду, но поскольку ледовая обстановка не позволила сделать это, путешественники третьими – после Нансена и Пири – пересекли ледяной щит Гренландии и вышли к Датскому фьорду на северо-восточном побережье острова. Они провели топографические съемки окрестностей, а на побережье фьорда Индепенденс сделали сенсационную находку – открыли самое северное из постоянных человеческих поселений на планете, возрастом не менее 5 тыс. лет, принадлежавшее эскимосам. Это открытие положило начало изучению древнейшей эскимосской культуры, названной Расмуссеном «культурой индепенденс». Кроме того, 1-я Тулесская экспедиция доказала, что Земля Пири является частью Гренландии, а никакого пролива Пири, отмеченного на картах, между ней и гигантским островом не существует.

2-я Тулесская экспедиция, начавшаяся 1 апреля 1916 г., была более масштабной: в путешествие к северо-западной части Гренландии на этот раз, кроме Расмуссена, отправились картограф, геолог, ботаник, охотник-гренландец и эскимосы. Из-за рано начавшейся распутицы вышедшие первыми Расмуссен и геолог Лауге Кох с большим трудом добрались до бухты Мелвилл. Здесь Кнуд обследовал более 50 эскимосских жилищ, которые принадлежали к доевропейской культуре эскимосов, получившей название культуры туле. Потом маленький отряд двинулся к мысу Йорк. Здесь, уже в полном составе, в течение нескольких месяцев изучали особенности геологического строения, рельефа и климата района от мыса до фактории Туле. Полярную ночь провели в фактории с небольшим запасом продовольствия, успешно компенсируя этот недостаток охотничьими трофеями.

Весной экспедиция с малым запасом продовольствия направилась к леднику Гумбольдта, пересекла его и вышла к Земле Вашингтона. Потом несколько дней ехали по замерзшему океану вдоль берега северо-западной оконечности Гренландии и далее обследовали фьорды Сент-Джордж и Шерард-Осборн. Путь был очень сложен: приходилось брести по колено в каше из снега и воды; описание берегов было затруднено, так как из-за снежного покрова было сложно определять границу суши; вести же геологические и ботанические исследования было вообще невозможно.

Вскоре путешественники совершили географическое открытие, которое, однако, не обрадовало их. Оказалось, что большая свободная ото льда земля около фьордов Виктория и Норденшельд существует только на картах. Это означало, что рассчитывать на мясо мускусных быков не приходится. Пришлось убить половину собак, чтобы обеспечить пищей себя и оставшихся животных. В середине июня, когда положение стало угрожающим, Расмуссен собрал членов экспедиции на совет и предложил выбор: завершить экспедицию либо продолжить работу. Все высказались за второй вариант. В конце месяца работы были закончены и отряд повернул назад. Однако путешественников начали преследовать несчастья. У мыса Дракон, близ фьорда Сент-Джордж, ушел на охоту и не вернулся гренландец Генрик Ольсен (его судьба так и осталась невыясненной). Ледник Гумбольдта форсировали уже из последних сил, страдая от недоедания. На выходе из него была съедена последняя собака. Расмуссен отправился к полярным эскимосам, но помощь пришла слишком поздно: от голода и физического истощения умер ботаник Торильд Вульф. Он оставил записку, в которой выражал надежду, что все «научные коллекции и материалы будут спасены».

Хотя Расмуссен был потрясен и подавлен, но почти сразу же начал готовить 3-ю Тулесскую экспедицию на юго-запад Гренландии для изучения небольшой группы эскимосов, переселившихся сюда с юго-востока. По его предположению, их культура была менее искажена европейскими влияниями, чем культура их соседей. Однако сам ученый в экспедиции участия не принял, так как несколько позже отправился в 4-ю Тулесскую экспедицию, носившую чисто фольклорный характер.

Наконец, в 1921–1922 гг. была организована 5-я Тулесская экспедиция, наиболее внушительная по пройденному расстоянию и научным результатам. И по сей день она считается самым большим в истории путешествием на собаках. Объектом изучения ученого на этот раз стали эскимосы арктической Америки.

Эта экспедиция была давней мечтой Расмуссена. Он задумал ее еще в 1910 г., но не мог осуществить из-за недостатка средств. В начале 20-х гг. цены на меха подскочили, и доходы фактории значительно увеличились. Кроме того, правительство Дании согласилось оплатить треть расходов.

Экспедиция покинула факторию только в начале сентября 1921 г. Первая попытка, предпринятая летом, закончилась неудачей. Корабль с научным снаряжением наскочил на подводные камни и затонул. К счастью, людям удалось спастись, но оборудование пришлось закупать заново. Новое судно «Секонген» благополучно достигло Датского острова у берегов Северной Америки. Здесь осуществили разгрузку и построили базу – небольшой деревянный дом.

Зимой, когда море вокруг острова замерзло, Расмуссен с двумя спутниками отправился на поиски местных жителей. Вскоре им посчастливилось встретить эскимоса, который проводил их в свой поселок. Местные эскимосы носили непривычную одежду, зато их язык оказался удивительно близок к наречиям Гренландии, так что у Расмуссена не было трудностей в общении. Это оказались акилинермиуты – «люди из страны за большим морем», как называли их в Гренландии. Они рассказали ученому, что неподалеку от Датского острова есть стойбища других эскимосских племен – айвилик, иглулик и нетсилик. С ними и другими эскимосскими племенами арктической Америки ученые позже познакомились. Особенно ценными стали материалы об эскимосах-карибу, которые в отличие от своих собратьев покинули побережье и стали охотиться не на морских животных, а на оленей-карибу. Множество сведений об истории и культуре американских эскимосов Расмуссен получил от старейшины племени иглулик Ивалуардьюка. Кроме всего прочего, этот человек был настоящим географом и сумел сделать прекрасную карту-схему береговой линии от залива Репалс до Понд-Инлет на Баффиновой Земле. Конечно, на ней не были соблюдены пропорции, но члены экспедиции с успехом пользовались картой. Много Расмуссен узнал и от шамана племени айвилик, Ауа. Ведь он, посвященный в тайны духов, знал то, что оставалось неизвестным его соплеменникам. У племени падлермиутов Расмуссен встретил верования, похожие на буддийские представления о реинкарнации: они считали, что плохие люди после смерти возрождаются животными. Впрочем, в целом анализ верований эскимосов показал, что все они, помимо духов, верят в могущественную безличную силу, то есть в единого Бога.

Обойдя огромные территории американского северного побережья, Расмуссен и его спутники вернулись в Данию. Они исследовали эскимосские племена, жившие к востоку – от Гудзонова залива до Берингова пролива. Было установлено, что все они имеют единую духовную культуру и единый язык.

Помимо уникальных этнографических экспедиция привезла богатые археологические материалы. В ряде мест она провела раскопки и обнаружила множество жилищ из торфа, камня, китовых костей, собрала здесь коллекцию предметов быта. Оказалось, что когда-то на этих землях была распространена культура туле, с которой Расмуссен уже сталкивался в Гренландии.

Не были забыты географические исследования и картографические работы. Уточнения в карты были внесены на Баффиновой Земле и полуострове Мелвилл, берегах залива Репалс, о. Саутгемптон и др.

Труды экспедиции составили 8 томов. Этнографические, зоологические и ботанические коллекции насчитывали 20 тыс. предметов. Благодаря этим результатам Расмуссен вошел в число наиболее крупных исследователей XX в.; газеты стали называть его «великим сыном Дании».

После американской экспедиции ученый задумал совершить экспедицию на восточное побережье Гренландии, которое было известно науке лишь в общих чертах. С этой целью он совершил 6-ю и организовал 7-ю Тулесские экспедиции. В 1931 г. вместе с географом и этнографом Т. Матиассеном и археологом Э. Холтведом на быстроходном боте «Дагмар» он прошел участок от Юлианехоба до Ангмагссалика.

7-я экспедиция отличалась от всех прочих. Она состоялась в 1932–1933 гг. и почти полностью финансировалась государством. Экспедиция носила комплексный характер, имела прекрасное техническое оснащение. Количество участников достигало 100 человек. Помимо этнографических, археологических и географических исследований ей было поручено составление карты восточной Гренландии в масштабе 1: 250 000, а также создание фильма о жизни эскимосов восточного побережья в прошлом. Работа ознаменовалась крупным географическим открытием: было выяснено, что Гренландия медленно продвигается к западу – в год примерно на 20 м.

Однако самому Расмуссену не пришлось пожинать «плоды победы»: осенью 1933 г. в Ангмагссалике он отравился мясом. Ученого перевезли сначала в Юлианехоб, потом в Копенгаген, но спасти так и не смогли – 21 декабря 1933 г. Кнуд умер. На его похоронах присутствовали и эскимосы. Один из них, Карале Андреассен, сказал: «Хотя ты умолк, твой великий труд всегда сам будет говорить за себя». А полярные эскимосы на горе Уманак соорудили из камней памятник в честь своего друга.

Все, кто сталкивался с Расмуссеном, очень любили этого доброго, отзывчивого, спокойного человека, прекрасного организатора и замечательного руководителя. Под его руководством была создана целая школа исследователей, которые продолжили его дело. При Датском географическом обществе создан Фонд им. Кнуда Расмуссена, который продолжает финансировать исследования по этнографии и географии Арктики. Действует и фактория Туле.

Перу ученого принадлежит ряд интереснейших книг: «Новые люди» (1905), «Лапландия» (1907), «Дневник моего путешествия» (1915), «Гренландия у Полярного моря» (1919), «От Гренландии к Тихому океану» (1925–1926), «Тулесское путешествие Расмуссена» (1916), «Гренландские мифы и легенды» (1921–1925), «Героическая книга Арктики» (1933), «Великий санный путь». Последняя переведена на русский язык и была издана в 1958 г.

Назад: Ричард Бэрд (1888 г. – 1957 г.)
Дальше: Отто Шмидт (1891 г. – 1956 г.)