Книга: Знаменитые путешественники (знаменитые)
Назад: Фритьоф Нансен (1861 г. – 1930 г.)
Дальше: Роберт Фалкон Скотт (1868 г. – 1912 г.)

Руал Амундсен

(1872 г. – 1928 г.)

Под осень, накануне ледостава,

Рыбачий бот, уйдя на промысла,

Нашел кусок его бессмертной славы —

Обломок обгоревшего крыла.

К. Симонов. «Старик»

Вот оно! Сколько несчастий годами и годами несло ты человечеству, сколько лишений и страданий дарило ты ему, о бесконечное белое пространство. Но зато ты узнало и тех, кто сумел поставить ногу на твою непокорную шею, кто сумел силой бросить тебя на колени. Но что сделало ты со многими гордыми судами, которые держали путь прямо в твое сердце и не вернулись больше домой? Что сделало ты с отважными смельчаками, которые попали в твои ледяные объятия и больше не вырывались из них? Куда ты их девало? Никаких следов, никаких знаков, никакой памяти – только одна бескрайняя белая пустыня!

Р. Амундсен. Из дневниковых записей

Норвежский полярный исследователь и путешественник. Первым в истории прошел северо-западным проходом из Атлантического океана в Тихий и достиг Южного полюса. Руководил экспедицией в Антарктиду, прошел вдоль северо-восточных берегов Евразии. Его имя носят залив в Северном Ледовитом океане, море у берегов Антарктиды, гора в восточной части Южного материка, полярная станция Амундсен-Скотт в Антарктиде.

 

 

В конце XIX – начале XX в. изучение полярных стран постепенно стало уделом профессиональных полярников, исследователей и… спортсменов, стремившихся во что бы то ни стало поразить мир какими-либо достижениями в полярных областях. И конечно, в этих полуспортивных гонках самым вожделенным призом был полюс: все равно какой, Северный или Южный, а лучше – оба сразу. Среди них едва ли не самой яркой фигурой является норвежский исследователь Руал Амундсен, объединивший страсть к рекордам с исследовательской деятельностью.

Слова из дневника, обращенные к Арктике, которые вынесены в качестве эпиграфа к этому очерку, можно считать символом его жизни, положенной на алтарь географической науки и утверждения власти человека над суровой природой Севера. Арктика сделала Амундсена таким, каким он был, – гордым, непреклонно идущим к цели, смело бросившим вызов «белому безмолвию» и без следа проглоченным им, чтобы стать легендой и образцом для полярных путешественников. В одном знаменитый норвежец оказался неправ: память о нем никогда не исчезнет – слишком велика его слава и заслуги перед человечеством.

Амундсен родился 16 июля 1872 г. на хуторе Томта близ местечка Борге в провинции Эстфолл. 30 лет жизни он посвятил полярным исследованиям и достиг почти всех главных целей, к которым стремились путешественники в Арктике на протяжении 400 лет.

Семья Амундсенов принадлежала к старинному роду мореплавателей. Отец Руала был судостроителем. Когда мальчику было 14 лет, отец умер и семья перебралась в Христианию (совр. Осло). Здесь Руал закончил гимназию и поступил в университет. Мать считала, что ее сын должен стать врачом, но у него были совсем другие планы. Случайно прочитанная еще в детстве книга о путешествиях Франклина произвела на мальчика потрясающее впечатление. Странно, но ему захотелось испытать такие же страдания, как герой книги и его спутники. Позже, когда вся страна с восторгом встречала Нансена, вернувшегося из путешествия в Гренландию, Руал впервые захотел пройти северо-западным проходом. Через некоторое время Нансен стал собирать экспедицию для дрейфа в Ледовитом океане. Юный Амундсен хотел отправиться с ним, но мать умоляла его не губить себя и свое будущее. Руал горячо любил мать и, чтобы не огорчать, решил подчиниться. Однако после ее смерти он почти сразу оставил университет и начал готовить себя к путешествиям на Север.

Амундсен с детства отличался слабым здоровьем, но сумел преодолеть немощь, занимаясь спортом и закаливанием. Никто из близких не догадывался, что Руал близорук. Даже когда его призвали в армию, он не признался в своем физическом недостатке, считая, что воинская дисциплина и тяготы солдатской жизни помогут подготовиться к трудностям путешествий. На медкомиссии старый врач пришел в такое восхищение от общего физического состояния новобранца, что забыл проверить зрение. Отбывая воинскую повинность, юноша часто ходил в трудные лыжные походы, что со временем сослужило ему хорошую службу.

Следующей задачей стало освоение приемов управления судами. Читая книги о путешествиях, Амундсен пришел к выводу, что экспедициям сильно мешает сложившаяся практика, когда на корабле есть руководитель экспедиции и капитан, между которыми часто возникают трения. Он был убежден, что командовать экспедицией и кораблем должно одно и то же лицо. Поэтому три лета подряд Амундсен нанимался на парусные суда, где дослужился до штурмана и сумел подготовиться к экзамену на капитана. На стареньком судне «Магдалена» Руал побывал даже в Арктике.

В 1898 г., когда бельгийское правительство организовало экспедицию на корабле «Бельгика» для изучения района Южного магнитного полюса, Амундсена взяли в нее первым штурманом. В интернациональном составе экспедиции оказался и врач Кук – тот самый, который будет оспаривать у Пири славу покорителя Северного полюса и долгие годы будет считаться мошенником. Амундсен и Кук подружились, и норвежец до конца своих дней считал доктора добрым, мужественным и честным человеком. Время подтвердило правоту Амундсена: новейшие исследования Арктики свидетельствуют о том, что Кук, как и Пири, на самом полюсе не был, но находился в непосредственной близости от него.

Это путешествие стало хорошей школой для штурмана. Он пережил немало приключений. Из-за задержки для исследования Огненной Земли, Земли Грехэма и Южных Шетландских островов путешественники прибыли к цели путешествия слишком поздно: в Антарктиде шло интенсивное образование айсбергов, море замерзало на глазах. В конце концов корабль вмерз в лед и вынужден был дрейфовать вместе с ледяным полем.

К несчастью, запас продуктов не был рассчитан на столь длительное плавание. А Жерлаш де Гомери не позволял использовать в пищу свежее мясо тюленей. Люди начали слабеть. Двое матросов сошли с ума, а один умер. Де Гомери даже составил завещание и, обессиленный болезнью, передал бразды правления Амундсену. Тот разрешил есть мясо тюленей и пингвинов, и положение быстро улучшилось. А через некоторое время, обнаружив полынью и предполагая разлом ледяного поля, команда с помощью взрывов и вручную проделала канал. «Бельгика» освободилась из плена и в 1899 г. вернулась в Европу.

По пути домой Амундсен случайно купил в Англии целую библиотеку, посвященную поискам северо-западного прохода. Он внимательно изучил книги и начал готовиться к самостоятельному путешествию. Со своей идеей Руал пришел к Нансену и получил одобрение. Знаменитый полярный исследователь порекомендовал молодому коллеге, помимо поисков северо-западного прохода, заняться еще и изучением Северного магнитного полюса и выяснить, насколько тот сдвинулся после его открытия в 1831 г. Джеймсом Кларком Россом.

Для этого нужны были дополнительные знания, и Амундсен отправился в Германию к известному геофизику Георгу фон Неймайеру. Проучившись у него несколько месяцев, норвежец отправился в Гамбург, чтобы пройти стажировку в Гамбургской морской обсерватории. Получив необходимые знания и навыки, Руал закупил инструменты, парусную шхуну постройки 1872 г. водоизмещением всего в 47 т, отремонтировал ее и назвал «Йоа». Для испытаний шхуны летом 1901 г. путешественник отправился к берегам Гренландии. Попутно по просьбе Нансена он осуществил здесь и океанографические исследования. Полученные данные позволили Нансену сделать крупное открытие: он доказал, что холодные глубинные воды образуются в Гренландском море между о. Ян-Майен и Шпицберген.

Собственных денег Амундсену хватило только на покупку судна и инструментов. Он занялся поисками средств, закупкой продовольствия и всего необходимого для путешествия. Часто приходилось брать в кредит, но деньги вовремя не поступали. Один из кредиторов потребовал уплаты долга в 24 часа, и Амундсен в ночь с 16 на 17 июня 1903 г. сбежал в плавание. Так началась его первая настоящая экспедиция, сразу принесшая ему мировую славу.

Команда «Йоа» состояла из семи человек. Как и было задумано, Амундсен возглавлял экспедицию и одновременно являлся капитаном. Лейтенант Годфред Хансен был его помощником, штурманом, астрономом, геологом и фотографом. Шкипер и гарпунер Антон Лундт выполнял обязанности первого штурмана, а по совместительству был машинистом и метеорологом. Второй штурман, Хельмер Хансен, выполнял свои обязанности без всяких совмещений. Зато второй машинист Юль Вик специально прошел обучение в Портсмутской обсерватории, чтобы помогать Амундсену в производстве магнитных наблюдений. И, наконец, Адольф Хенрик Линдстрем являлся просто коком – никаких дополнительных обязанностей за ним не числилось.

На западном берегу Гренландии в селении Годхавн на борт были взяты собачьи упряжки, каяки, бидоны с керосином, лыжи. Отсюда «Йоа» через северную часть моря Баффина вышла к проливу Ланкастера, который, на счастье, оказался свободен ото льда. В бухте Эребус на о. Бичи стали на якорь и выполнили серию магнитных наблюдений, затем отправились на юго-восток, потом на юг через пролив Пил, миновали еще ряд мелких проливов между островами, прошли вдоль западного берега полуострова Бутия, на котором в 1831 г. Росс открыл магнитный полюс.

Здесь путешественники нашли мраморную плиту, поставленную женой Франклина в память о погибшем муже. Амундсену казалось, что над островом витает дух смерти. Он был пустынен и гол. Проделав магнитные измерения, мореплаватели поспешили дальше.

Амундсен боялся, что возле острова Де-ла-Роккета его корабль, как и корабли многих его предшественников, остановят льды, но проход был свободен. Через некоторое время Руал при совершенно гладкой поверхности воды ощутил подрагивание палубы – верный признак зыби – и понял, что открытое море уже близко. Но в задачи экспедиции входило не только прохождение северо-западным проходом; нужно было определить еще современное положение магнитного полюса.

«Йоа» шла там, где до Амундсена и его спутников еще не бывали другие мореплаватели. Плыть без карты было сложно, тем более что в избытке встречались рифы и мели, часты были сильные штормы. Но из всех передряг путешественники выбрались благополучно и в сентябре стали на зимовку в удобной бухте, названной в честь «Йоа», на южном побережье о. Кинг-Уильям. От североамериканского континента их отделял только пролив Симпсон. До Амундсена здесь побывал только Мак-Клинток, искавший следы экспедиции Франклина. В спешке он не нанес на карту многих островов. Амундсен и его спутники обследовали близлежащий район и уточнили очертания суши, была поставлена обсерватория, регулярно проводились магнитные наблюдения.

Познакомились путешественники и с эскимосами, с которыми сложились вполне дружеские отношения. Правда, вначале Амундсен не слишком доверял им и даже попугал из пистолета. Но потом европейцы и туземцы вполне освоились друг с другом, эскимосы перекочевали поближе к экспедиционной базе и соорудили вокруг нее целый поселок из 50 иглу.

Полярное лето оказалось суровым, льды по-прежнему блокировали выход из бухты. Пришлось остаться еще на одну зимовку и продолжить исследования, которые часто приходилось проводить при температуре —60° и даже ниже. Только в середине августа 1905 г. «Йоа» смогла продолжить плавание. Между проливами Виктория и Долфин-энд-Юнион отказал компас. Экспедиция вошла в район магнитного полюса, который со времен Росса сместился на 3 градуса к северу. Но вскоре шхуна вышла из лабиринта островов и проливов, собственно, и представляющих собой знаменитый северо-западный проход, который на этот раз покорился семерым норвежцам. Но на родину путешественники вернулись только через год, обследовав после еще одной зимовки (в районе устья р. Маккензи), американское побережье Северного Ледовитого океана вплоть до Берингова пролива, который был пройден «Йоа» 31 августа 1906 г. Переход из Атлантического океана в Тихий был завершен.

Путешествие принесло Амундсену мировую известность. Все его долги были оплачены за счет средств, полученных от чтения лекций в Соединенных Штатах, куда он отправился именно с этой целью.

Несмотря на то что в общем путешествие протекало благополучно и без жертв, тяжелые условия Заполярья сказались: Амундсен стал совершенно седым. Путешественник говорил, что все собеседники давали ему от 59 до 75 лет, хотя на самом деле ему было только 33 года. Тем не менее Амундсен уже вынашивал идею покорения Северного полюса посредством дрейфа от северной части Чукотского моря. Для этого он решил просить у Нансена знаменитый «Фрам» и добился успеха, хотя сам Нансен мечтал пойти на нем в Антарктиду, чтобы попытаться добраться до Южного полюса. Однако его задерживали государственные дела – знаменитый полярник в это время был послом Норвегии в Англии. Дрейф к Северному полюсу он счел задачей более важной и поэтому согласился помочь Амундсену.

Вечером 9 августа 1910 г. «Фрам» отправился в плавание. Все были уверены, что он идет в Ледовитый океан. Только капитан да еще несколько человек знали, что маршрут судна имеет прямо противоположное направление. Еще в сентябре 1909 г. Амундсен узнал, что Северный полюс уже покорен Пири, а в Антарктиду для покорения Южного полюса отправился Скотт. Он тут же переменил планы экспедиции, причем в тайне от всех. Честолюбивый норвежец в этот момент думал только о своем престиже и считал, что для его поддержания необходимо совершить какое-либо сенсационное путешествие. А быть вторым на Северном полюсе он не хотел; покоритель северо-западного прохода решил идти к Южному полюсу. Своими намерениями он поделился только с братом и офицерами «Фрама», а остальная команда и весь мир (включая Нансена) узнали о новой цели экспедиции только после прибытия судна на Мадейру. Нансен был потрясен; выступая на пресс-конференции, он благородно взял Амундсена под защиту, хотя, по словам его дочери Лив, это далось ему нелегко. На Новую Зеландию Амундсен направил сообщение для Скотта, но тот уже отплыл к берегам Антарктиды и только на материке случайно узнал о существовании соперника.

14 января 1911 г. «Фрам» вошел в Китовую бухту на шельфовом леднике Росса, и в четырех километрах от края ледника Амундсен поставил базовый лагерь «Фрамхейм». Путь начали в январе, а закончили на полюсе 15 декабря. Почти целый год 8 человек, движимые волей и умом норвежского полярника, решали задачу покорения полюса. Однако сам поход длился всего 3 месяца. 19 октября 5 человек – Амундсен, Оскар Вистинг, Сверре Хассел, Хельмер Хансен и Улав Бьеланн – на четырех собачьих упряжках, взяв с собой 52 собаки, вышли из базового лагеря по заранее определенному маршруту, на котором предыдущие партии организовали склады топлива и продовольствия. На собаках путешественники прошли ледяное плато, лабиринты горных вершин, горные ледники, внутреннее плато Антарктиды. По дороге они находили высокие вехи с флажками, которыми были отмечены склады. Как и предполагалось, ровно через месяц основные запасы были израсходованы. Тогда были забиты 24 собаки. Их мясом кормили оставшихся собак, им же питались и сами путешественники, не испытывая к такой пище особого отвращения. Позже за это Амундсена обвиняли в вандализме, но он был уверен, что для достижения цели имел полное право так поступить. Это входило в скрупулезно рассчитанный план, который позволил решить труднейшую задачу жизнеобеспечения экспедиции.

Дойдя до полюса, путешественники на высоте 2800 м разбили палатку и установили норвежский флаг, а под ним оставили вымпел с надписью «Фрам». Через 2 дня двинулись в обратный путь. Каждые три дня убивали по собаке, пока не дошли до ближайшего продовольственного склада. 26 января 1912 г. группа Амундсена благополучно вернулась на базу, пробыв в пути 99 дней и преодолев 2800 км в оба конца. По дороге были открыты горы Королевы Мод высотой 4,5 тыс. м, ледник Аксел-Хейберг, названный в честь покровителя экспедиции, давшего значительную сумму денег на ее организацию и др. Именами Нансена и его дочери Лив были названы горная вершина и еще один открытый экспедицией ледник.

По возвращении на родину Амундсен немедленно отправился к Нансену. Конечно, он был смущен, но прославленный соотечественник сразу же поздравил Руала с блестящей победой. Позже он выступил в прессе со статьей в защиту Амундсена и призвал норвежцев помочь ему расплатиться с долгами и собрать средства для новой экспедиции, на этот раз действительно в Арктику.

Уже в эти годы путешественник загорелся идеей изучения полярных областей с воздуха. В 1914 г. он приобрел биплан «Фарман», чтобы производить полеты над арктическими областями. Однако Первая мировая война помешала осуществлению планов, и Амундсен подарил самолет государству.

Сразу после войны, использовав собственные средства, полученные от продажи удачно вложенных акций, Амундсен построил новое судно и назвал его в честь норвежской королевы «Мод». Летом 1918 г. оно вышло из Тромсе. Полярник решил реализовать давний замысел о дрейфе на Северный полюс от Чукотского моря. Попытка оказалась неудачной, причем беды следовали одна за другой: сначала Амундсен упал с трапа вниз головой и сломал плечевую кость; через несколько дней за ним погналась медведица и сильно ударила лапой в спину (спасло путешественника только то, что одна из собак отвлекла зверя); еще через некоторое время полярник отравился угарным газом. Потом по пути к Диксону без вести пропали двое участников экспедиции. Трижды перезимовав у северных берегов Евразии, экспедиция ни на йоту не приблизилась к цели путешествия и не смогла даже начать дрейф. В январе 1922 г. Амундсен вернулся в Норвегию, чтобы раздобыть денег для продолжения путешествия. Стортинг (парламент) выделил средства, но в результате девальвации деньги обесценились.

Однако Амундсен не сдавался: читал лекции, собирал пожертвования. В результате в июне 1922 г. «Мод» вновь отправилась в плавание. По плану в Арктике ей предстояло провести 7 лет. На борту корабля находился самолет «Юнкерс». Через некоторое время его перегрузили на шхуну. «Мод» отправилась к Чукотке, а Амундсен на шхуне пошел к северу, чтобы совершить полет к полюсу. При первой попытке, в мае 1923 г., машина вышла из строя. Во время второй попытки, 21 мая 1925 г., Амундсен вместе с известным полярником Л. Элсуортом на двух самолетах стартовал со Шпицбергена. И снова неудача: в 250 км от полюса пришлось совершить вынужденную посадку и в июне на одном самолете возвращаться обратно. Совершить перелет через полюс Амундсену удалось только 11–13 мая 1926 г. на дирижабле «Норвегия».

В 1928 г. Амундсен, один из самых опытных полярников, испробовавший различные варианты полярных путешествий, активно подключился к поискам экспедиции Нобиле, потерпевшей крушение на дирижабле «Италия». На самолете «Латам» вместе с экипажем из четырех человек норвежец отправился в полет и 20 июня исчез в просторах Арктики.

Поиски начались не сразу: все силы были брошены на спасение пассажиров «Италии». Только после спасения участников экспедиции Нобиле на обследование возможных районов катастрофы были направлены норвежские, шведские, французские корабли, советский ледокол «Красин», спасший Нобиле и его людей. Но вскоре поступило сообщение, что у берегов Северной Норвегии возле маяка Торсвог обнаружен поплавок с «Латама», и норвежское правительство дало указание прекратить поиски. Ничего достоверного об обстоятельствах гибели экипажа «Латама» до сих пор неизвестно. Есть только различные предположения, часто противоречивые.

О достижениях знаменитого норвежца в области открытий лучше всех сказал русский ученый-путешественник В. Ю. Визе: «Велики дела, совершенные Амундсеном. Он первым прошел Северо-Западным проходом. Он является единственным пока кругосветным мореплавателем, обогнувшим все берега Северного Ледовитого океана. Он совершил кругосветное плавание и в антарктических водах. Он первым вступил на Южный полюс. Он первый применил самолет и дирижабль для проникновения в Центральную Арктику. Он первый пролетел на дирижабле над Северным полюсом и пересек Ледовитый океан от берегов Европы до Аляски. Поистине чудесная жизнь».

Перу Амундсена принадлежат многие сочинения, в том числе «К Северному магнитному полюсу и через северо-западный проход», «Завоевание Южного полюса норвежской экспедицией на «Фраме». 1910–1911», «По воздуху до 88 градуса северной широты», «На корабле “Мод”». Экспедиция вдоль северного побережья Азии», «Моя жизнь» и др. Все они, кроме автобиографии, существуют в русском переводе в Полном собрании сочинений путешественника, изданном в 1936–1939 гг. в Ленинграде. «Моя жизнь» вышла в 1959 г. в Москве. Имеются и другие издания.

Назад: Фритьоф Нансен (1861 г. – 1930 г.)
Дальше: Роберт Фалкон Скотт (1868 г. – 1912 г.)