Книга: Знаменитые путешественники (знаменитые)
Назад: Николай Миклухо-Маклай (1846 г. – 1888 г.)
Дальше: «Последние из могикан»

Мэтью Флиндерс

(1774 г. – 1814 г.)

Интересы географии и естественной истории вообще и британской нации в частности требуют, чтобы эта единственная остающаяся не исследованной часть суши [Австралия] на нашей планете была тщательно изучена.

Из письма М. Флиндерса президенту Королевского общества сэру Джозефу Бэнксу

…я должен выразить глубокое восхищение квалифицированностью и точностью, с которой Флиндерс начертил и описал эти части Новой Голландии [Австралии] и Земли Ван-Димена [Тасмании]… Его отчеты о ветрах, погоде, климате, течениях и приливах также великолепны, есть и другие сообщения в его громадной работе, полезные многим, а особенно морякам.

Р. Фицрой. «Отчет о путешествии кораблей его величества «Эдвенчер» и «Бигль»… в 1826–1836 годах… и плавания «Бигля» вокруг света»

Английский исследователь Австралии. Завершил открытие всего австралийского побережья. Открыл единственный безопасный проход в Торресовом проливе. Доказал островной характер Тасмании. Нанес на карту Большой Барьерный риф и залив Карпентария. Предложил для Южного материка название Австралия. На географической карте его имя носят: группа островов и пролив в Большом Барьерном рифе, река на севере Австралии, хребет в Южной Австралии, многие австралийские населенные пункты.

 

 

Мэтью Флиндерс – национальный герой Австралии – родился 16 марта 1774 г. в г. Донингтон в Линкольншире на восточном побережье Англии. Его отец и дед были врачами; предполагалось, что и Мэтью, вслед за старшим братом, станет изучать медицину. Однако на глаза мальчику попалась книга «Робинзон Крузо», и это решило судьбу Флиндерса-младшего: он твердо решил стать моряком. Отец запретил Мэтью даже говорить о море; родные и друзья, даже дядя Джон, единственный моряк в семье, уговаривали его отказаться от своих намерений, но успеха не добились.

Чтобы погасить пыл племянника, дядя дал ему книги по навигации и тригонометрии, надеясь, что скучные предметы отобьют у того охоту к морскому делу. Однако вышло наоборот: подросток без посторонней помощи сумел основательно изучить эти дисциплины и оказался неплохо подготовленным к морской службе. Однако семья по-прежнему отказывалась сделать что-либо для того, чтобы Мэтью получил необходимые рекомендации.

Как часто бывает, помог случай. Кузина Генриетта, служившая гувернанткой, познакомила юношу со своим хозяином, капитаном Томасом Пэнсли, и тот принял живейшее участие в судьбе Мэтью. Отец понял, что сын попадет в надежные руки, и уступил его стремлению. Время показало, что доктор Флиндерс был не так уж неправ, отговаривая сына от службы во флоте. Во всяком случае, Мэтью никогда не смог обрести нормальной жизни и слишком рано умер, растратив здоровье вдали от родины.

Два года Мэтью плавал вместе с Пэнсли, а в августе 1791 г. стал гардемарином на корабле с символическим названием «Провидение», на котором и отправился в свое первое путешествие в южные моря. Капитаном был Уильям Блай – тот самый, который после бунта команды сумел проплыть 400 км в океане почти без запасов воды и пищи и открыл несколько островов в архипелаге Новые Гебриды. Теперь он должен был завершить начатое в первом плавании дело и доставить саженцы хлебного дерева с Таити на Ямайку. Кроме того, экспедиции предстояло определить наилучший маршрут для британских судов в Торресовом проливе. Все инструкции были выполнены, и в августе 1793 г. мореплаватели вернулись домой.

Видимо, именно тогда Флиндерс загорелся мечтой об исследовании берегов Австралии. Несмотря на то что Англия еще в 1788 г. начала ее колонизацию, о Новой Голландии – так тогда называли пятый континент планеты – почти ничего не было известно. Непонятно было даже, материк ли это или группа крупных островов. Разгадать эту загадку стало для Флиндерса делом чести.

Вернувшись из своего первого плавания, Мэтью в скором времени воспользовался случаем и принял предложение отправиться в плавание к берегам Нового Южного Уэльса – английской колонии в Австралии. Уговоры семьи не подействовали; более того, уверенный в правильности своего решения, Флиндерс уговорил принять участие в экспедиции и младшего брата Сэмюэля.

В феврале 1795 г. корабли «Уверенность» и «Снабжение» вышли в Атлантический океан. Братья Флиндерсы находились в экипаже первого из них. Вскоре их сестры получили письмо от Мэтью, который с восторгом сообщал, что Сэмюэль прекрасно перенес все штормы. Вряд ли это успокоило старика Флиндерса, который мечтал о другой, более спокойной карьере для сыновей.

7 сентября 1795 г. мореплаватели прибыли в Сидней. В команде «Уверенности» находился еще один линкольнширец, врач Джордж Басс. Во время плавания Мэтью близко сошелся с земляком, тоже одержимым исследовательской лихорадкой. Чуть больше месяца понадобилось молодым людям для того, чтобы снарядить небольшой бот «Мальчик-с-пальчик». Втроем – с ними был юный слуга Джорджа, Уильям Мартин – путешественники исследовали берега залива Ботани-бей и реку Св. Георгия. В начале ноября энтузиасты вернулись в Сидней и доложили о своих исследованиях губернатору Хантеру, который остался доволен и приказал заложить на исследованной реке новое поселение. Молодые люди были в восторге, однако собственные путешествия на время пришлось оставить – «Уверенность» должна была отправиться в плавание. Пришлось вернуться на корабль.

Когда судно вернулось в Сидней, друзья продолжили работу. На этот раз объектом исследования стала «река» несколько южнее ранее изученных мест. Она оказалась небольшим заливом, глубоко вдававшимся в берег. Поблизости путешественники обнаружили какие-то черные глыбы. Позже выяснилось, что это каменный уголь. В дальнейшем месторождение хорошо послужило колонистам, а сам факт открытия убедил губернатора в необходимости исследования земель, таивших в себе полезные ископаемые.

Во время этой экспедиции путешественники, проникнув по руслу небольшой речушки в глубь материка, встретились с аборигенами. Наслушавшись рассказов об их «кровожадности», друзья стали опасаться за свою жизнь, но страхи вскоре рассеялись. Флиндерс даже подстриг двоих туземцев, которые были в восторге от этого. В результате появилась масса желающих подвергнуться этой процедуре, и Мэтью, к общему удовольствию, пришлось много поработать.

После возвращения Флиндерсу не повезло: пришлось заняться ремонтом «Уверенности». Только в сентябре 1798 г. он и Басс были направлены губернатором в самую настоящую экспедицию для того, чтобы установить, является ли Земля Ван-Димена (Тасмания) островом или полуостровом. Командовать экспедицией должен был Флиндерс.

Губернатор выделил корабль «Норфолк» с экипажем из восьми человек, а сопровождать его должно было частное судно «Наутилус» («Кораблик») с запасом продовольствия на 12 месяцев. Плавание было удачным: мореплаватели установили островной характер Тасмании, открыли Бассов пролив и ряд крупных островов, один из которых был назван именем Флиндерса.

Вернувшись в Сидней, друзья расстались. Басс решил организовать на юге Новой Зеландии рыболовную станцию и отправился в Чили за оборудованием, но по дороге пропал без вести. А Флиндерс надеялся продолжить исследования. Казалось, он совсем обоснуется в Австралии: губернатор выделил путешественнику земельный участок площадью 300 акров в районе Бэнкстауна, здесь он получил чин лейтенанта. Однако пришлось плыть в Англию, чтобы отвести туда пришедшую в негодность «Уверенность». Вместе с ней колонию должен был покинуть и экипаж.

В августе 1800 г. корабль прибыл в Портсмут. Более шести лет Флиндерс не был на родине. И все эти годы его безропотно ждала невеста – Аннет Чеппел. Так же безропотно она наблюдала и за жестокой внутренней борьбой, которой был охвачен ее жених: ведь мизерность жалованья не позволяла Мэтью содержать семью; к тому же время от времени его неудержимо влекла Австралия. Весь долгий путь домой Флиндерс составлял карты Тасмании и побережья Нового Южного Уэльса и писал отчет о своих исследованиях. Больше всего на свете Мэтью стремился продолжить работу: через 11 дней после возвращения он направил письмо президенту Королевского общества Дж. Бэнксу с предложением организовать масштабную экспедицию для изучения побережья Австралии. Бэнкс понял важность предприятия и назначил Флиндерса руководителем экспедиции. Мэтью писал Аннет: «Теперь я или сумею сделать резкий бросок вперед, или останусь бедным лейтенантом на всю жизнь».

Вновь назначенный капитан с энтузиазмом взялся за организацию экспедиции. Он проследил за тем, чтобы на борт был взят запасной руль, оборудованы дополнительные баки для питьевой воды, запасены профилактические средства против цинги – лимонный сок, уксус и кислая капуста. Не менее тщательно капитан подошел и к отбору экипажа. В английских портах о нем сложилась добрая слава: матросы справедливо считали Флиндерса опытным навигатором и гуманным командиром. При таких качествах требовательность молодого капитана вызывала только уважение, поэтому недостатка в желающих принять участие в экспедиции не было. Флиндерс мог отбирать только самых опытных и дисциплинированных. Вторым лейтенантом экспедиции стал Сэмюэль Флиндерс, приобретший опыт в предыдущем плавании.

С помощью Бэнкса был подобран и научный состав экспедиции. В него вошли подающие большие надежды ботаник Роберт Браун, картограф Уильям Уэстолл, а также девятнадцатилетний художник Фердинанд Бауэр.

Подготовка шла полным ходом, но душа Флиндерса была неспокойна: он разрывался между страстью к исследованиям и любовью к Аннет. Это заставило его решиться на поступок, который с точки зрения пуританской морали мог считаться авантюрой, но по-человечески вполне понятен и вызывает сочувствие к обоим влюбленным.

Мэтью и Аннет тайно обвенчались. По плану Флиндерса, новобрачная должна была тайком от начальства доплыть с ним до Австралии, а во время экспедиций ждать его на берегу. Но на корабль внезапно нагрянула инспекция, которая обнаружила в каюте капитана женщину без шляпки, то есть жившую там. С пуританской точки зрения, свойственной многим англичанам, это было недопустимо. Несмотря на мольбы молодой супружеской пары, Мэтью и Аннет пришлось расстаться на долгие годы; в итоге их судьбы оказались сломленными в угоду фальшивой морали. Однако в тот момент ни один из супругов не осознавал этого; пылкий Мэтью писал молодой жене: «Теперь уже скоро я уйду из Англии, и каждый прожитый день будет приближать время моего возвращения». Ни он, ни Аннет не могли предположить, что встретиться им доведется через много лет, когда оба, особенно Флиндерс, потеряют здоровье и светлое восприятие окружающего мира.

Плавание Флиндерса началось в 10 часов утра 18 июля 1801 г., а в 6 часов вечера 17 октября корабль «Инвестигейтор» («Исследователь») бросил якорь в порту Кейптауна. Пройдена была примерно половина пути, но молодой капитан уже успел проявить неординарные по тем временам качества. Физическое и моральное состояние команды заботило его более всего; в дневнике Флиндерс скрупулезно записывал, что давалось матросам на обед. Каждый вечер для моряков устраивались игры, а для желающих танцевать играли флейты. В условиях полной оторванности от земли и нормальных условий жизни это, несомненно, имело очень большое значение: все члены команды остались здоровыми, не было и обычных в условиях замкнутого пространства обитания конфликтов между людьми.

Команда любила капитана: хотя он бывал очень требовательным, но его требования всегда были справедливы. Безусловно, Флиндерса отличала неведомая людям нашего времени степень порядочности. Он не давал поблажки даже собственному брату. Заподозрив Сэмюэля в манкировании обязанностями, Мэтью без колебания занес это в судовой журнал и заставил брата «проводить наблюдения по ночам», так как астрономические и картографические исследования, сделанные им в дневное время, оказались небрежными.

Плавание к берегам Новой Голландии было вполне благополучным. 6 декабря «Исследователь» достиг берегов Австралии в малоизученном районе мыса Луин. Однако исследовательские работы Флиндер решил начать от бухты Кинг-Джордж.

Побережье было обитаемым. Здесь жили австралийские аборигены, по-прежнему слывшие кровожадными. Но Флиндерс уже сталкивался с коренными австралийцами и не боялся их. Именно благодаря ему отношения между австралийцами и европейцами не закончились кровопролитием. Англичане спокойно высадились на берег и продолжили изучение южного побережья материка.

Особенности плавания в приавстралийских водах были мало знакомы мореплавателям. 21 февраля несколько матросов отправились на берег за пресной водой. Вечером с корабля заметили шлюпку, которая вдруг пропала из виду. Немедленно направленные в ту сторону спасатели не обнаружили никаких следов своих товарищей. Вероятно, несчастные погибли в сильных приливных волнах. Поиски, организованные утром, тоже ничего не дали. Флиндерс был чрезвычайно удручен и назвал место гибели своих спутников мысом Катастроф.

Однако работа по изучению побережья была продолжена. Двигаясь вдоль побережья, Флиндерс открыл большой остров, где путешественники увидели огромные стада кенгуру и запаслись мясом. Остров получил название Кенгуру. Далее открыли залив Сент-Винсент, изучили его берега, а затем через пролив Бакстера вышли в открытое море и двинулись на восток, где встретили французское судно «Географ», тоже исследовавшее южное побережье Австралии. Поделившись своими открытиями, обе экспедиции разошлись.

Наивный и в высшей степени порядочный Флиндерс полагал, что встреча была полезной для обеих сторон. Он не предполагал, что кто-то может воспользоваться его сведениями и присвоить себе первенство открытия, однако именно так и произошло. Капитан «Географа» Боден вскоре умер, а ученый-натуралист французской экспедиции Франсуа Перон объявил исследованную Флиндерсом часть территории Австралии собственностью Франции и дал свои названия открытым Мэтью островам и заливам. Об истинном открывателе этих земель в его книге не было сказано ни слова. Сам же Флиндерс, находившийся в это время в плену (об обстоятельствах которого читатель узнает дальше), не мог оспорить утверждений вскоре умершего Перона.

Расставшись с французами, Флиндерс продолжил плавание на восток и прошел вдоль устья крупнейшей австралийской реки Муррей, не заметив его, что на 30 лет задержало открытие реки и затормозило освоение австралийских земель в этом районе. Но это никак не умаляет значения экспедиции путешественника-подвижника. Дальше судно достигло мыса Отуэй, посетило залив Порт-Филлип, а в мае вернулось в Сидней. Было изучено 5 тыс. миль австралийского побережья.

Уже через три месяца, в июле 1802 г., Флиндерс на «Исследователе» отправился в следующее путешествие – на этот раз к северным берегам материка. Исследовав залив Херви, дальше к северу мореплаватели открыли мыс Кертис, мыс Боуэн (ныне Клинтон) и остров Перси. Отсюда экспедиция двинулась к малоизученному в то время Торресову проливу, прошла в опасных водах Большого Барьерного рифа и возле островов Камберленд обнаружила долгожданный проход между рифами, позже названный в честь Флиндерса.

В заливе Карпентария «Исследователь», изрядно потрепанный бурями, давший сильную течь и насквозь прогнивший, был поставлен на ремонт. Корабельный плотник был уверен, что через несколько месяцев судно просто развалится. Однако Флиндерс не пожелал возвращаться и решил продолжить исследования. Результатом стало описание берегов заливов Карпентария, Каледон, бухты Мелвилл, открытие островов Английской компании, описание залива Арнем и островов Уэссел.

Отсюда Флиндерс решил идти к о. Тимор. Корабль был в очень плохом состоянии; кроме того, экипаж уже давно не мог пополнить запасы продовольствия. Оставшиеся без свежего мяса и овощей люди начали болеть; серьезно заболел и сам Флиндерс, но переносил недуг на ногах.

Экспедиция благополучно добралась до Тимора, но и здесь положение не улучшилось. Двое матросов дезертировали, однако инструкция требовала идти дальше, чтобы обследовать район Индийского океана к юго-западу от острова. Десять дней «Исследователь», команду которого мучила дизентерия, плыл по просторам океана; каждые полчаса делались промеры глубины, и этот порядок ни разу не был нарушен. Убедившись, что корабли Ост-Индийской компании могут спокойно плавать в этих водах, Флиндерс на предельно возможной скорости вернулся в Сидней.

Хотя экспедицию пришлось прервать, она и так дала очень много: впервые материк был обойден вокруг; мореплаватели собрали богатейшую коллекцию растений и животных. Все это стоило жизни четвертой части экипажа, еще четверо умерли уже в Сиднее, так и не оправившись от болезни. Серьезно ухудшилось и здоровье командира, однако в первой же беседе с губернатором он стал настаивать на продолжении экспедиции. Ввиду отсутствия пригодного для этого судна Флиндерс и остатки его команды решили направиться в Англию с отчетом и за помощью в организации новой экспедиции, в целесообразности которой никто не сомневался.

Однако сама судьба, казалось, препятствовала Флиндерсу увидеть родные берега и жену: два из трех кораблей флотилии разбились на рифах. Люди, к счастью, успевшие спасти продовольствие, пресную воду, палатки, порох и оружие, нашли пристанище на узкой песчаной косе. Однако капитан третьего корабля не пожелал подобрать их. В распоряжении моряков остался маленький открытый катер «Надежда». Было решено, что на нем Флиндерс и еще несколько человек вернутся за помощью в Сидней. Преодолев 250 лиг, они благополучно добрались до места назначения.

Необходимая помощь была отправлена, а Флиндерс, ставший капитаном небольшой шхуны «Камберленд», опять направился в Англию через Торресов пролив. И снова неудача: на корабле открылась течь. Необходим был срочный ремонт, а заходить в ближайшие порты было опасно. Между Англией и Францией шла война, и моряков вполне могли взять в плен. Однако у Флиндерса не было другого выхода, и он отправился на о. Маврикий, где опасность была особенно велика, так как он был занят французами.

К несчастью, губернатор острова как раз получил донесение уже известного нам Перона о том, что Флиндерс ищет для британского флота базы в Тихом океане. Капитана «Камберленда» немедленно арестовали, забрав у него не только все деловые документы, но даже частные письма. Команда осталась на корабле, но под охраной французских солдат. В плену Флиндерс находился почти семь лет, до 1810 г., и был освобожден только тогда, когда английские военные корабли блокировали остров.

Вид мужа, успевшего поседеть за эти годы, потряс Аннет: ведь ему было всего 37 лет. Их чаяния относительно улучшения материального положения так и не оправдались. Правда, Флиндерс получил чин капитана и половинное жалованье командира корабля британского флота за период с момента освобождения. Это было явной несправедливостью, но все попытки капитана добиться пересмотра решения и выплаты денег за время плена так ни к чему и не привели. Было отказано и в оплате работы над книгой о путешествиях, хотя она должна была стать официальным изданием Адмиралтейства.

Супруги жили очень бедно, за три года в Лондоне им пришлось сменить шесть квартир в поисках более дешевого жилья. К тому же 1 апреля 1812 г. у Флиндерсов родилась дочь, тоже Аннет.

В августе 1813 г. Флиндерс получил корректуру рукописи книги. В предисловии значилось: «Если б мне разрешили изменить установившееся название, я бы выбрал Австралию…» Но даже в этом Адмиралтейство упорно не хотело идти навстречу капитану, хотя со временем предложение Флиндерса все же было принято.

Здоровье капитана продолжало ухудшаться. 18 июля 1814 г., когда из типографии принесли готовый экземпляр книги, Флиндерс был без сознания. Аннет тихо вложила ему в руки толстый том. Через несколько часов, вскрикнув: «Мои бумаги!», путешественник скончался.

Активная деятельность Флиндерса на поприще географических открытий продолжалась с 1798 по 1802 год. За этот очень небольшой период ему удалось сделать чрезвычайно много. Если учесть, что еще в 1795 г. береговая линия континента была известна на протяжении всего 100 миль, и то недостаточно хорошо, становится понятно, какая титаническая работа была проделана им за эти годы, причем настолько тщательно, что его картами моряки пользовались на протяжении многих десятилетий, не отмечая никаких погрешностей.

Адмиралтейство понимало ценность проделанной Флиндерсом работы. Сделанные им карты были срочно размножены и направлены на все корабли. Самого же мореплавателя в Англии вскоре забыли, даже могила его не сохранилась. Зато в Австралии к середине XIX в. он стал почитаться как национальный герой. В 1853 г. правительство Нового Южного Уэльса и Виктории установило вдове мореплавателя пенсию. Аннет вскоре умерла, и пенсия перешла к дочери путешественника. Для оплаты образования внука капитана в Австралии был создан специальный фонд. Столетие открытий Флиндерса на южноавстралийском побережье было отмечено созданием многочисленных монументов. Теперь имя Флиндерса носят несколько городов, маяк на о. Кенгуру, множество улиц, учебных заведений, корабли, самолеты, поезда. Его изображают на денежных знаках Австралии.

Назад: Николай Миклухо-Маклай (1846 г. – 1888 г.)
Дальше: «Последние из могикан»