Книга: Знаменитые путешественники (знаменитые)
Назад: Иван Крузенштерн (1770 г. – 1846 г.)
Дальше: Федор Литке (1797 г. – 1882 г.)

Фаддей Беллинсгаузен

(1778 г. – 1852 г.)

Открытие наиболее южного из известных материков было доблестно завоевано бесстрашным Беллинсгаузеном, и его завоевание на период более 20 лет оставалось за русскими.

Джеймс Росс. «Путешествие для открытий и исследований в южных и антарктических водах»

Русский мореплаватель, участник первого русского кругосветного плавания И. Ф. Крузенштерна. Руководитель первой русской антарктической экспедиции, открывшей Антарктиду. Адмирал. Его имя носят море у берегов Антарктиды, подводная котловина между материковыми склонами Антарктиды и Южной Америки, острова в Тихом, Атлантическом океанах и Аральском море, первая советская полярная станция на о. Кинг-Джордж в архипелаге Южные Шетландские острова.

 

 

Самым важным географическим открытием XIX столетия и вершиной русских географических открытий, безусловно, является открытие Антарктиды, которое, говоря современным языком, стало еще и сенсацией. Ведь почти за 50 лет до этого сам великий Кук объявил: «Смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы… Это земли, обреченные на вечную стужу, лишенные тепла солнечных лучей…» Однако лучший по тем временам мореплаватель мира жестоко ошибся. И это доказала русская экспедиция, во главе которой стоял совершенно неизвестный Западу человек – Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен, посланный в южные моря для открытия и исследования новых земель, в т. ч. и на поиски Антарктиды, в существовании которой и ее доступности многие русские ученые, вопреки авторитету Кука, не сомневались.

Будущий открыватель южного полярного материка родился 20 сентября 1778 г. на острове Эзель (совр. о. Сааремаа) близ г. Аренсбург (совр. Кингисепп) в Лифляндии (Эстонии). Вокруг маленького островка день и ночь шумели морские волны. Уже с ранних лет мальчик не мог себе представить жизни без моря. Именно поэтому в 1789 г. он поступил кадетом в Морской корпус в Кронштадте. Науки давались ему легко, особенно навигация и мореходная астрономия, однако в числе первых учеников Фаддей никогда не был.

В 1796 г. гардемарин Беллинсгаузен отправился в свое первое плавание, к берегам Англии, а после этой стажировки был произведен в мичманы и направлен для прохождения службы в Ревельскую эскадру. В ее составе на различных кораблях молодой офицер плавал по Балтийскому морю. Юноша жадно овладевал мореходным искусством, на практике постигая его секреты. Это не прошло незамеченным, и в 1803 г. Беллинсгаузен был переведен на корабль «Надежда» для участия в первой русской кругосветной экспедиции.

Это плавание под руководством самого И. Ф. Крузенштерна стало великолепной школой для молодого офицера, а руководитель экспедиции высоко оценил прилежание и уровень составленных им карт.

После кругосветного плавания Беллинсгаузен, уже в чине капитан-лейтенанта, до 1810 г. командовал фрегатом на Балтийском море, принимал участие в русско-шведской войне. В 1811 г. был направлен на Черное море, где за пять лет провел большую работу по составлению и исправлению карт, определил главные координаты восточного побережья.

К 1819 г. капитан 2 ранга Беллинсгаузен приобрел репутацию талантливого морехода, не только сведущего в астрономии, географии и физике, но и смелого, решительного, исключительно добросовестного. Это дало возможность Крузенштерну рекомендовать капитана руководителем экспедиции для открытий и исследований в области Антарктики. Беллинсгаузена срочно вызвали в Петербург, где 4 июня он принял командование шлюпом «Восток», которому предстояло идти в Антарктику.

«Восток» и второй корабль экспедиции «Мирный», строившиеся для кругосветных плаваний, были специально приспособлены для полярных условий. Подводную часть «Востока» по требованию Беллинсгаузена скрепили и обшили медью. На «Мирном» поставили вторую обшивку, добавочные крепления корпуса, заменили сосновый руль на дубовый. В общей сложности экипажи кораблей насчитывали 183 человека. Командиром «Мирного» был назначен лейтенант М. П. Лазарев, ставший со временем знаменитым флотоводцем.

Оба капитана составили замечательный тандем, что позволило им осуществить сложное плавание и совершить великое открытие, поставившее их в один ряд с крупнейшими открывателями в истории географических открытий. Но главным, конечно, был Беллинсгаузен, причем не только по чину и возрасту. Лазарев, бывший сам прекрасным моряком (именно благодаря его мастерству тихоходный «Мирный» не отставал от стремительного флагмана и корабли ни разу не теряли друг друга из виду), относился с большим уважением к начальнику. Он считал его «искусным неустрашимым моряком» и «отличным, теплой души человеком».

Экспедицию подготовили за очень короткий срок – чуть больше месяца, однако снабжена она была, прежде всего благодаря стараниям Беллинсгаузена и Лазарева, прекрасно. Мореплаватели располагали лучшими по тому времени мореходными и астрономическими инструментами. Особое внимание руководитель экспедиции уделил запасу разнообразных противоцинготных средств, среди которых были хвойная эссенция, лимоны, кислая капуста, сушеные и консервированные овощи. С учетом климатических условий были запасены ром и красное вино. Ром предполагалось использовать в антарктических областях, красное вино – добавлять в питьевую воду в тропиках. В результате никаких серьезных заболеваний среди членов экипажа ни разу не наблюдалось.

16 июля 1819 г. шлюпы вышли из Кронштадта, зашли в Копенгаген, потом на Канарские острова, а в середине ноября были уже в Рио-де-Жанейро. Здесь три недели команда отдыхала и готовила корабли к плаванию в сложных антарктических условиях. Далее, следуя инструкции, корабли пошли к островам Южная Георгия и к «Земле Сандвича» – открытой Куком группе островов, которые он принял за единый остров. Русские моряки установили ошибку и назвали архипелаг Южными Сандвичевыми островами.

Дальше двигаться на юг не было возможности – путь преграждали сплошные льды. Поэтому Беллинсгаузен принял решение обогнуть Сандвичевы острова и искать путь вдоль северной кромки льдов. 16 января 1820 г. в судовом журнале появились записи о предполагаемой близости суши. Земли видно не было, так как она была под сплошным покровом льда, но над кораблями летали буревестники, а приближаясь ко льдам, моряки слышали крики пингвинов. Позже стало известно, что экспедиция находилась всего в 20 милях от материка, поэтому именно этот день считается официальной датой открытия Антарктиды. Будь ледяной покров в этот момент не таким мощным, мореплаватели наверняка увидели бы землю. Двигаясь дальше, 6 февраля вновь близко подошли к материку, но погодные условия опять-таки не позволили с уверенностью утверждать, что белое пространство на горизонте является сушей.

Вновь и вновь, уходя от кромки льдов и приближаясь к ней дальше по курсу, старались мореплаватели пробиться сквозь льды. Четыре раза пересекли они Южный полярный круг, иногда приближаясь на 3–4 км к берегу Антарктиды, но результаты оставались прежними. Наконец попытки подойти ближе к предполагаемой земле пришлось прекратить. Сильные штормы могли погубить изрядно потрепанные корабли, требовалось пополнить запасы пищи и дров, дать отдых измученной команде. Было решено идти в Порт-Джексон (Сидней).

Инструкция предписывала во время зимы в Южном полушарии провести исследования в юго-восточной части Тихого океана. Всего один месяц провела экспедиция в Австралии, а 22 мая 1820 г. отправилась на Туамоту и к островам Общества. В этом плавании были открыты острова Россиян, которым дали русские имена (Кутузова, Раевского, Ермолова, Барклая де Толли и др.). Несколько островов были обнаружены также неподалеку от архипелага Фиджи и к северу от Таити. Исследовались также острова, которые уже посещались другими путешественниками.

В начале сентября 1820 г. экспедиция вернулась в Порт-Джексон, провела тщательную подготовку кораблей и уже 11 ноября вновь отправилась в Антарктику. 18 января мореплаватели отчетливо увидели берег, который назвали Землей Александра I. Больше сомнений не было: новый материк открыт. Во время дальнейшего плавания были исследованы Южные Шетландские острова, многие из которых впервые нанесли на карту, о. Петра I и др. Однако работу по описанию открываемых земель пришлось прервать: серьезное повреждение «Востока» вынудило Беллинсгаузена принять решение о прекращении экспедиции. В Кронштадт путешественники добирались через Рио-де-Жанейро, где отремонтировали корабль, потом побывали в Лиссабоне, а в июле 1821 г. прибыли на родину.

Путешествие продолжалось 751 день. Экспедиция прошла 92,2 тыс. км. Кроме Антарктиды, путешественники открыли 29 островов. Были собраны большие этнографические, зоологические и ботанические коллекции. На карту Антарктиды мореплаватели нанесли 28 объектов и дали им русские названия. Они обследовали большие акватории, прилегающие к материку, в общих чертах дали характеристику его климата, впервые описали и классифицировали антарктические льды.

В этом исключительном по сложности плавании Беллинсгаузен проявил себя талантливым и искусным командиром и был произведен в капитан-командоры. Кроме того, он оказался еще и талантливым ученым. Именно русский моряк первым, задолго до Дарвина, догадался о механизме образования коралловых островов. Он же дал правильное объяснение причин возникновения массы водорослей в Саргассовом море, не побоявшись оспаривать мнение самого Гумбольдта. После посещения Австралии Беллинсгаузен решительно выступил против расовой теории, согласно которой коренные австралийцы считались чуть ли не животными, не способными к обучению. Он писал: «…последствие показало, что природные жители Австралии к образованию способны, невзирая на то, что многие европейцы в кабинетах своих вовсе лишили их всех способностей».

После своего знаменитого путешествия Беллинсгаузен продолжил службу во флоте: в 1821–1827 гг. он командовал флотилией в Средиземном море; в 1828 г., уже в звании контр-адмирала, возглавил отряд матросов-гвардейцев и провел его посуху из Петербурга через всю Россию на Дунай для участия в войне с Турцией; потом на Черном море командовал осадой турецкой крепости Варна и т. п.

В 1839 г. вице-адмирал Беллинсгаузен получил высший на Балтийском море пост главного командира Кронштадтского порта и кронштадтского военного губернатора. Несмотря на преклонный возраст, командир каждое лето выводил в море большие флотилии для маневров и доводил согласованность их действий до совершенства.

В 1846 г. на маневрах присутствовал шведский адмирал Норденшельд, который сделал заключение, что таких эволюций не сделает ни один флот в Европе.

Умер Беллинсгаузен 25 января 1852 г. в Кронштадте. На его рабочем столе нашли записку – последнюю в жизни. В ней значилось: «Кронштадт надо обсадить такими деревьями, которые цвели бы прежде, чем флот пройдет в море, дабы на долю матроса досталась частица летнего древесного запаха».

Труд Беллинсгаузена «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 1820 и 1821 гг., совершенные на шлюпах «Восток» и «Мирный», впервые вышел в 1831 г. (переиздан в 1869). Кроме того, по результатам путешествия сам адмирал подготовил «Атлас к путешествию капитана Беллинсгаузена» (1831).

Назад: Иван Крузенштерн (1770 г. – 1846 г.)
Дальше: Федор Литке (1797 г. – 1882 г.)