Книга: Знаменитые путешественники (знаменитые)
Назад: Мунго Парк (1771 г. – 1806 г.)
Дальше: Александр Гумбольдт (1769 г. – 1859 г.)

Охотники за «белыми пятнами»

Смена парадигмы XIX в.

Что мы знаем, так ничтожно, по сравнению с тем, чего мы не знаем.

Предсмертные слова П. С. Лапласа

Прагматический XIX в. совсем изгнал из мира географических открытий поэтическое начало и неуемный азарт, характерные для предыдущих периодов. На смену жажде золота и неосознанному стремлению к неизведанному пришли тщательный научный анализ и строгий расчет, точные измерения и сбор образцов. Путешествие все больше становилось промежуточным этапом между его подготовкой и изучением полученных материалов. Подобно муравьям, обследующим каждую попавшуюся на пути щепочку или травинку, путешественники XIX в., медленно продвигаясь по заранее намеченному и строго выверенному маршруту, наблюдали, измеряли, рассчитывали, расспрашивали, брали пробы, собирали коллекции. Потом долгими днями и ночами в тиши кабинетов анализировали, писали отчеты, научные статьи, книги…

На смену открывателям-дилетантам пришли ученые, чаще всего естествоиспытатели, которые в дополнение к основной специальности становились учеными-географами. Такая же метаморфоза происходила и с военными топографами, мореплавателями, горными инженерами, врачами, колонистами, просто туристами, журналистами, политическими агентами, миссионерами, которые интенсивно собирали этнографические, ботанические, геологические и другие коллекции, учились проводить астрономические наблюдения, делать топографическую съемку.

Путешественники надолго стали самыми популярными фигурами в обществе. Их знали, ими восхищались, приглашали в светские салоны, ходили на их лекции. Наконец, им подражали, отправляясь в неведомые дебри Африки, Азии, Америки, Австралии и в ледяные просторы Арктики.

Поле деятельности путешественников необычайно расширилось, а значит, резко возросло и количество путешествий. К началу века уже были известны все материки, за исключением открытой в 1820 г. русскими Антарктиды. В основном были определены их очертания (кроме Австралии). Но каждый континент пестрел так называемыми «белыми пятнами», то есть территориями, где никогда не проводилась научная работа по составлению карт. Чаще всего в этих местах европейцы еще не бывали. Встала задача заполнения на картах пустующих мест.

Кроме того, даже там, где побывало уже довольно много путешественников, зачастую неизученными оставались животный и растительный мир, рельеф, запасы полезных ископаемых. Там жили неизвестные или малоизвестные племена, быстро исчезающие с лица Земли.

Таким образом, объектом изучения стали все материки и огромное большинство островов планеты. Правда, посещались они неравномерно. Многое зависело от «моды», которая, безусловно, существовала и в этой области человеческих интересов. Но это касалось тех немногих путешественников, которые отправлялись в экспедиции самостоятельно. Таким был, например, Гумбольдт, совершивший революцию в методологических подходах к путешествию как таковому. В свое знаменитое путешествие на Ориноко он отправился, несомненно, под влиянием тяги к экзотическим странам, такой характерной для человеческой психологии вообще. «Модной» была также Африка, куда стремились многие исследователи, путешествующие частным образом.

Однако главным, конечно, было не это, а стремление ряда наиболее сильных государств к колониальным захватам, которое осуществлялось, в частности, за счет выявления приемлемых для этого территорий путем географических исследований.

Наиболее сильные колониальные устремления были у Великобритании, значительно окрепшей после победы над Наполеоном. Она не только сохраняла свои колониальные позиции, но стремилась расширить их за счет африканских, австралийских, азиатских земель и тихоокеанских островов.

Франция несколько уступила позиции в Северной Америке и других владениях, но стремилась восполнить потерянное за счет Южной Америки и Африки.

На африканском материке продолжали активно действовать Португалия, Нидерланды и получившая независимость Бельгия. Здесь сильную конкуренцию им создавала объединившаяся Германия. Одновременно разыгрались колониальные аппетиты у США. Новое государство захватило испанские владения на юго-востоке Северной Америки, аннексировало часть мексиканских территорий, купило крупный регион у Франции в центре материка и быстро осваивало земли Великого Запада, отнятые у индейцев.

Не отставала от прочих и Россия, захватившая значительные территории на Кавказе и в Средней Азии и стремившаяся в Центральную Азию.

Многие из научных экспедиций XIX в. были организованы именно в соответствии с государственной политикой этих стран, в том числе и разведывательными службами. Возросла роль коллективных исследований, инициируемых национальными академиями наук, возникшими во многих странах географическими обществами, музеями, различными службами, ведомствами, институтами и компаниями.

И все же к концу века наметилось преодоление узконациональных интересов, которое выразилось в организации первой в истории человечества международной полярной экспедиции 1882–1883 гг., в которой приняли участие 12 стран Европы и Северной Америки. Она получила название Первого Международного полярного года и определила главную перспективу и характер путешествий приближающегося XX в. – глобальное исследование обеих полярных областей и интеграцию усилий разных стран в достижении научных результатов.

Назад: Мунго Парк (1771 г. – 1806 г.)
Дальше: Александр Гумбольдт (1769 г. – 1859 г.)