Книга: Знаменитые путешественники (знаменитые)
Назад: Луи Антуан Бугенвиль (1729 г. – 1811 г.)
Дальше: Петр Симон Паллас (1741 г. – 1811 г.)

Жан Франсуа Лаперуз

(1741 г. – 1788 г.)

Каким образом такая случайность, как посещение чужеземного корабля, может являться основательным поводом к тому, чтобы отнять у злополучных островитян землю, которой с незапамятных времен владели их предки, орошая ее своим трудовым потом?

Ж. Ф. Лаперуз. Из судового журнала экспедиции 1785–1788 гг.

Французский мореплаватель. Один из крупнейших открывателей в Тихом океане. Руководил французской кругосветной экспедицией. Его именем назван пролив между о-вами Сахалин и Хоккайдо.

 

 

Самым знаменитым из французских мореплавателей XVIII в. был Жан Франсуа де Гало Лаперуз (Ла Перуз), родившийся 22 августа 1741 г. в маленьком французском городке Ле Жуо в департаменте Тарн на юге Франции. Отец мальчика, владелец усадьбы Го близ г. Альби, Виктор де Гало, граф Лаперуз, часто читал сыну книги о путешествиях. Еще большее впечатление на ребенка производили рассказы дяди, отставного капитана. Поэтому неудивительно, что юный граф в пятнадцать лет после окончания коллежа пошел гардемарином во флот и со временем стал доблестным и опытным мореплавателем.

Во время войны с Англией за колониальное владычество в Северной Америке его направили в Канаду в составе эскадры генерал-лейтенанта Дюбуа де ла Мотта. Чуть позже, в 1759 г. в морском сражении при Бель-Иле, у южного побережья Бретани, юный гардемарин получил ранение, был взят в плен и во Францию вернулся только через два года, совершив побег.

В 1764–1778 гг., уже в звании лейтенанта, Лаперуз возглавил ряд морских экспедиций на о. Мадагаскар, о. Маврикий, в Макао. В Иль-де-Франсе (о. Маврикий) молодой офицер познакомился с очаровательной креолкой, дочерью простого портового служащего, и решил жениться. Его семья была шокирована таким мезальянсом. Женитьбу пришлось отложить. Но Лаперуз, считая, что человека характеризует не имя, а его дела, не отступил. После смерти отца он выполнил данное обещание и обвенчался со своей избранницей.

В 1782 г., командуя эскадрой, капитан Лаперуз вновь отличился в боевых операциях против англичан у Гудзонова залива. Он представил план уничтожения фортов противника, сумел без лоций пройти в залив в сложной ледовой обстановке и взорвать вражеские укрепления. Имя доблестного моряка стало известно всей Европе.

Примечательно, что успехи на военном поприще не вскружили голову капитану. Он явно не отличался честолюбием. Об этом свидетельствуют строки из письма Лаперуза к матери, в котором он писал: «Теперь, когда уже все позади, я могу сказать, что мне не хотелось бы проделать ее вторично. Для счастья гораздо важнее покой, чем слава». А для полного счастья ему просто необходимо было, подобно его кумиру Куку, совершить экспедицию с целью открытий. «Без этого я не позволю себе умереть», – говорил он, невольно предсказывая свое будущее.

Как известно, в борьбе за американские колонии Франция потерпела поражение, поэтому ее правительство организовало несколько экспедиций для исследования и захвата тихоокеанских колоний в тех районах, где не был Кук. В 1785 г. для этого были снаряжены два судна. Командование небольшой флотилией было поручено Лаперузу, которого отличали не только доблесть и громадный опыт мореплавания. Он слыл человеком очень образованным, хорошо знающим астрономию, математику, естествознание. В феврале Лаперуза срочно вызвали в Париж. «Это нужно для славы Франции!» – сказали ему, и мореплаватель, будучи горячим патриотом, согласился, хотя понимал всю сложность возлагаемой на него задачи. Однако одно условие он все же поставил. Капитаном второго корабля, по настоянию Лаперуза, стал его давний друг и соратник Флерио де Лангль.

Оба капитана готовились к экспедиции очень тщательно. Выделенные им два корабля водоизмещением по 500 т были обычными грузовыми судами. Их переименовали и переоборудовали в соответствии с новыми задачами. Мореплавателям нужны были корабли, которые совмещали бы хорошие мореходные качества с грузоподъемностью и вместимостью. Трюмы «Буссоли» и «Астролябии» ломились от запасов продовольствия, воды и вина. В большом количестве были запасены ядра, пули, порох, парусина, веревки, тросы. Экипаж вез с собой библиотеку, научные приборы, инструменты. Для подарков и торговли с туземцами были предназначены ножницы, рыболовные крючки, молотки, зеркала, бусы, кольца, ожерелья, бумажные цветы и множество других дешевых безделушек. Трудно сказать, как среди всего этого сумел разместиться еще и экипаж в 225 человек.

1 августа 1785 г. «Буссоль» и «Астролябия» вышли из Бреста – морских ворот Франции в Атлантику. С первых же дней плавания на кораблях была установлена строжайшая дисциплина. Но как непохожи были средства ее достижения на те, которые использовались на английских кораблях. Здесь каждый матрос должен был четко знать свои обязанности и строго выполнять их. Два часа в день выделялось на танцы и отдых. Моряки знали, что капитан заботится о них: ведь Лаперуз лично проверял качество пищи и воды. Воду перед употреблением по его приказу три раза фильтровали. Неудивительно, что его слушались и уважали.

С первого дня путешествия дул попутный ветер, поэтому экспедиция вскоре обогнула мыс Горн. Отсюда двинулись к чилийскому берегу, потом посетили о. Пасхи, Гавайские острова, Аляску. Отсюда проследовали вдоль северо-западного побережья Северной Америки на юг. В феврале 1786 г. мореплаватели прибыли в Манилу, а оттуда направились к северо-восточному побережью Азии. Здесь были произведены съемки побережья от Кореи на север до Камчатки и открыт пролив между Сахалином и Хоккайдо, ныне носящий имя Лаперуза. С Камчатки командор флотилии, перед тем как взять курс на Самоа, отправил во Францию дневники, карты и собранные коллекции. Бартоломео Лессепс, сын французского консула в Петербурге, которому было поручено сделать это, стал единственным оставшимся в живых участником экспедиции.

На о. Молокаи, где экипаж намеревался пополнить запасы воды, посланный отряд подвергся нападению туземцев. Погибло около 30 французов, в т. ч. капитан де Лангль и ученый Ламонон. Еще 40 человек были ранены. Мстить Лаперуз, в отличие от спутников Кука, не стал. Он не хотел смерти невинных людей, которые не участвовали в нападении. Капитан, последователь Вольтера, сочувствовал туземцам, хотя смерть близкого друга и членов команды, конечно, потрясла его.

От Молокаи Лаперуз принял решение плыть к Австралии в залив Ботани-бей для основательного ремонта кораблей. Приход французов в Австралию, служившую в это время местом ссылки, вызвал волнения среди ссыльных англичан. Они решили бежать и обратились к Лаперузу с просьбой взять их на корабли. За это ссыльные обещали привести с собой самых хорошеньких женщин из числа каторжанок. Лаперуз отказал, но когда французские корабли покинули Ботани-бей, на берегу все же не досчитались двух самых привлекательных женщин колонии. Лаперуз захватил дам с собой. Если бы они знали, чем закончится это плавание, то наверняка предпочли бы остаться на каторге.

Из залива Лаперуз отправил во Францию с капитаном английского корабля «Сириус» свое последнее донесение морскому министру, в котором сообщил о своем намерении к сентябрю 1788 г. прибыть в Иль-де-Франс. Из него стало известно, что он предполагал посетить о-ва Товарищества, Новую Каледонию, о-ва Санта-Крус и Луизиады.

После этого следы экспедиции затерялись. Только в феврале 1791 г., когда все сроки возвращения прошли, Национальная Ассамблея Франции после чрезвычайного заседания, созванного по требованию Исторического общества естественных наук, обратилась к мореплавателям всех стран с призывом искать следы экспедиции Лаперуза. За сведения о ней была обещана награда. Однако никаких сообщений не поступило. Тогда на поиски была отправлена специальная экспедиция под руководством адмирала Д’Антркасто, но опять-таки безрезультатно.

Только в 1826 г. английский капитан Питер Диллон случайно натолкнулся на следы экспедиции. На о. Тикопиа (возле о-вов Санта-Крус) к нему в руки попала старинная шпага французской работы, на эфесе которой с трудом можно было рассмотреть букву L. От местных жителей капитан узнал, что шпага была выменяна на о. Ваникоро. Вместе со специальным французским представителем Диллон отправился туда. На Ваникоро они обнаружили бронзовый корабельный колокол с маркой литейного завода Брестского арсенала и датой «1785».

В это же время Франция снарядила кругосветную экспедицию, одна из целей которой состояла в поисках следов Лаперуза. Ею командовал опытный мореплаватель и ученый-энциклопедист Дюмон-Дюрвиль, страстно мечтавший раскрыть тайну гибели команды Лаперуза. Даже свой корабль он переименовал в «Астролябию», а когда услышал об успехе Диллона, тут же отправился на Ваникоро. Дюмон-Дюрвилю удалось найти место, где затонула «Астролябия» его предшественника, а также поднять со дна якорь, колокол и пушку с корабля. Позже эти предметы опознал ставший уже стариком Лессепс. Но «Буссоль» так и не была найдена.

Загадку гибели адмиральского корабля Лаперуза разгадали только в 1962 г. Новозеландец Рис Дискомб, ныряя с аквалангом, обнаружил на дне якорь, обломки старинных пушек и куски свинцового балласта с клеймом Брестского судового арсенала. В марте 1964 г. на специально оборудованном судне он опять прибыл на Ваникоро и сумел найти другие предметы, с помощью которых доказал, что затонувшее здесь судно было именно «Буссолью».

Сведения, полученные Диллоном от туземцев, и находки последующих лет позволили восстановить ход событий. Ночью в сильный шторм – такого не помнили даже самые старые из островитян – «Буссоль» наткнулась на подводный риф и быстро затонула. «Астролябию» волны вынесли в узкий проход между рифами на расстоянии нескольких миль от места первой катастрофы, где она тоже нашла свой конец возле спасительного берега. Уцелевшие моряки добрались до суши. Они нашли общий язык с туземцами, построили хижины и несколько месяцев прожили на Ваникоро, строя корабль из обломков кораблекрушения. На этом маленьком и непрочном суденышке они отправились в море, и их дальнейшая судьба неизвестна. Неизвестно и то, был ли с ними Лаперуз.

Несмотря на то, что экспедиция не была завершена, а многие коллекции и материалы погибли, результаты плавания были очень значительны благодаря тому, что Лаперуз успел передать сведения о своих открытиях на родину. На карты было нанесено большое количество новых островов, рифов, бухт, проливов. Были изучены океанические воды и течения, произведены астрономические, гидрографические, ботанические, этнографические наблюдения. И лучшей эпитафией отважному мореплавателю могут служить слова известного историка Дж. Бейкера: «…если он и достиг меньшего, чем Кук, то при этом он следовал основам научного исследования… его натуралисты старались, где только возможно, собирать новые материалы о странах Тихого океана, а его съемки… дают точное представление о множестве важных географических деталей и являются достойным памятником этому способному и трудолюбивому французскому путешественнику». Есть и другие памятники: в Альби, Петропавловске-на-Камчатке, в Ботани-бей, на острове Ваникоро высятся монументы в честь Лаперуза.

Отчет об экспедиции в 1798 г. был издан в 4 томах с атласом под заглавием «Путешествие Лаперуза вокруг света. 1785–1788 гг.». Он был составлен Миле де Муро по дневниковым записям мореплавателя.

Назад: Луи Антуан Бугенвиль (1729 г. – 1811 г.)
Дальше: Петр Симон Паллас (1741 г. – 1811 г.)