Книга: Знаменитые путешественники (знаменитые)
Назад: Джеймс Кук (1728 г. – 1779 г.)
Дальше: Жан Франсуа Лаперуз (1741 г. – 1788 г.)

Луи Антуан Бугенвиль

(1729 г. – 1811 г.)

Я путешественник и моряк, то есть лгун и глупец в глазах той клики ленивых и надменных писак, которые в тиши своих кабинетов бесконечно философствуют о мире и его обитателях и упорно пытаются подчинить природу своим вымыслам. Между тем география – наука фактов.

Луи Антуан Бугенвиль. «Кругосветное путешествие на фрегате «Будез» и транспорте «Этуаль» в 1766–1769 годах»

Французский мореплаватель. Руководитель первой французской экспедиции, совершившей кругосветное плавание. Открыл острова в архипелагах Туамоту, Луизиада и повторно (после Менданьи) Соломоновы острова. Его именем назван вулканический остров в Тихом океане, самый большой в группе Соломоновых островов.

 

 

Луи Антуан Бугенвиль родился 11 ноября 1729 г. в Париже. В молодости ничто не предвещало будущего призвания мореплавателя. Разве только постоянные метания от одного предмета к другому свидетельствовали о напряженных поисках места в жизни. А успехи, которых Бугенвиль добивался на любом поприще, позволяют утверждать, что мореплаватель обладал многими талантами. Он прекрасно разбирался в литературе, слыл знатоком искусств. Еще в молодые годы проявил себя как незаурядный математик, решая сложнейшие задачи, и стал известен как автор труда «Рассуждения об интегральном исчислении». Потом объездил всю Францию, собирая растения для своего гербария. Был хорошо знаком со знаменитым шведским ученым-естествоиспытателем Карлом Линнеем и по его приглашению побывал в Швеции.

Отец Бугенвиля был известным нотариусом, поэтому вполне естественно, что его сын сначала проявил стремление к юридической карьере. Он успешно выдержал экзамен и был внесен в список адвокатуры, одно время был даже в числе парламентских адвокатов. Но вскоре, не чувствуя больше влечения к адвокатской деятельности, Бугенвиль пошел на военную службу в полк черных мушкетеров. Во время Семилетней войны сражался в Канаде и Германии. Но и военная карьера была со временем отвергнута. Бугенвиль устроился на дипломатическую службу и был назначен секретарем при французском посольстве в Лондоне. Так же легко он простился и с дипломатическими коридорами, чтобы перейти во флот. Именно здесь Бугенвиль обосновался окончательно.

Свое первое плавание молодой человек совершил в 1756 г. из Франции в Канаду, где во время войны с Англией состоял адъютантом при генерале Монкальме. Генерал испытывал большое доверие к Бугенвилю и отправил его за подкреплением во Францию. Здесь, однако, было не до колоний. Все силы были брошены на борьбу с англичанами в Европе. Когда Бугенвиль изложил свою просьбу герцогу Шаузелю, тот резко заметил: «Когда горит дом, никто не думает о конюшнях». «Это только доказывает, ваша светлость, что вы сами не думаете, как лошадь», – смело ответил офицер всесильному министру. И только заступничество фаворитки короля мадам де Помпадур, симпатизировавшей молодому красивому офицеру, спасло его от опалы. Более того, Бугенвиль был принят королем и получил награду за храбрость – орден Святого Людовика и звание полковника.

Как известно, Англия в этой войне вышла победительницей, молодой офицер командовал эвакуацией французских войск из Квебека. Когда же Канада отошла к Англии, Бугенвиль в 1763 г. выступил с проектом создания французской колонии на Мальвинских (Фолклендских) островах и поселил там семьи канадских эмигрантов французского происхождения. Много сил употребил будущий путешественник для улучшения жизни колонистов. Он доставал и привозил им продовольствие, лес для строительства зданий, деревья для облесения пустынных территорий. Однако, несмотря на все его старания, колония просуществовала только до 1766 г. Политическая ситуация сложилась так, что острова были переданы Испании, а Бугенвилю было приказано отправиться в Южное море и нанести на карту новые земли и острова, которые удастся открыть. Но сначала бывший дипломат должен был завершить процедуру передачи Фолклендских островов Испании.

С этой целью был снаряжен корабль «Будез» («Сердитый»), который 15 ноября 1766 г. вышел из устья Луары, а 31 января 1767 г. уже бросил якорь в Монтевидео. Здесь его дожидались испанские корабли, принявшие участие в передаче колонии. После завершения операции Бугенвиль отправился в Рио-де-Жанейро, где его ожидал еще один корабль, «Этуаль» («Звезда»), с припасами для кругосветного плавания.

14 ноября оба судна вышли из устья Ла-Платы, через две недели вошли в Магелланов пролив и благополучно миновали его опасные воды. На Огненной Земле встретились с туземцами. Бугенвиль, выгодно отличавшийся от многих мореплавателей той эпохи своей терпимостью, если не симпатией в отношении жителей тихоокеанских земель, писал: «В общем, они [огнеземельцы], как видно, вполне безобидные люди, но такие жалкие, что лучше было бы не иметь с ними никакого дела… Из всех дикарей, каких мне приходилось видеть, огнеземельцы самые обездоленные».

Но, сами того не желая, мореплаватели своим появлением принесли беду хозяевам, с восторгом встретившим иноземцев. Французы подарили им кусочки стекла и зеркала. Какой-то ребенок, привлеченный блеском незнакомых предметов, случайно проглотил осколки стекла, вероятно, предположив, что это что-то вкусное. У мальчика началась рвота и кровохарканье. Местный знахарь пытался помочь, но массажем гортани только усугубил ситуацию. Ребенок умер, а испуганные туземцы, до того с удовольствием плясавшие в честь прибытия гостей и доверчиво поедавшие все, что давали им путешественники, разбежались.

От Магелланова пролива мореплаватели направились к о. Пасхи, открытому в 1722 г. голландским мореплавателем Якобом Роггевеном. Однако найти самый таинственный из всех тихоокеанских островов так и не удалось. Зато посчастливилось открыть четыре новых острова в архипелаге Туамоту, а чуть дальше – остров Де-Лансье («Копейщиков», названный так из-за того, что на берегу увидели туземцев, яростно размахивающих копьями). Позже побывавший в этих водах Кук назвал этот же остров Трум-Кап, а ныне он носит название Акиаку.

4 апреля флотилия подошла к о. Таити, год назад открытому англичанином Сэмюэлем Уоллесом. Бугенвиль не знал об этом и назвал его «Новой Киферой», таким образом выражая свой восторг по поводу красоты новой земли. Таитяне встретили путешественников чрезвычайно дружелюбно. «Тайо [друг]!», – громко кричали они, приглашая мореплавателей сойти на берег. Но осторожный капитан не позволил сделать этого, пока не убедился в искренности намерений туземцев. Не обошлось и без курьезов. Самовольно отправившийся на остров кок был тотчас раздет туземцами, страшно заинтересованными необычным видом европейцев. Когда они убедились, что под одеждой гости скрывают такое же тело, как и у них, только более светлое, они успокоились и позволили коку одеться. На борт он вернулся страшно перепуганный и на разнос капитана ответил, что пережитый ужас больше не позволит ему нарушать приказы.

Этот случай не стал поводом для агрессивных мер в отношении туземцев. Доброжелательно настроенные французы, тронутые гостеприимством и искренней радостью таитян по поводу прибытия гостей, играли для них на флейтах и скрипках и даже устроили фейерверк, который испугал хозяев, но также не спровоцировал на агрессивные действия. Без сомнения, это связано с самим характером таитян, которые не отреагировали даже на случайное убийство одного из них и продолжали доставлять матросам продовольствие. Следует заметить, что таитянские продукты спасли жизнь многим матросам, уже давно страдавшим от цинги. Пребывание на острове вылечило их от этой страшной болезни.

Пробыв некоторое время на Таити и изучив природные условия и быт туземцев, флотилия направилась к Островам Дружбы (Тонга), открытым Тасманом. Но отклонившись к югу, экспедиция попала на Самоа, потом, следуя в западном направлении, дошла до Южной земли, Духа Святого, которая со времен Кироса считалась частью Terra Australis inсognita, и нанесла на карту пять островов этого архипелага, который был назван Большими Кикладами (совр. Новые Гебриды). Двигаясь на запад, мореплаватели убедились в том, что эта земля является всего лишь островом и отделена от Новой Голландии (Австралии) широким проливом.

На Новых Гебридах Бугенвилю чуть было не пришлось нарушить свое, как правило, терпимое отношение к туземцам. На шлюпку, отправившуюся на поиски удобной гавани, напали. Завязалась оживленная перестрелка, причем одна из сторон использовала огнестрельное оружие и создала много шума. Бугенвиль решил, что его матросы подвергаются серьезной опасности, и отдал приказ хорошенько проучить нападавших. Вторая шлюпка уже была готова отправиться на помощь, но тут мореплаватели увидели, что из-за мыса появилась команда, подвергавшаяся нападению. Выяснилось, что в них было пущено всего лишь несколько стрел. Бугенвиль записал в дневнике: «Я принял меры к тому, чтобы мы больше не бесчестили себя, злоупотребляя подобным образом превосходством наших сил».

Пребывание в этом районе было ознаменовано еще одним происшествием. Экспедицию сопровождал ученый Коммерсон, у которого был юный слуга по фамилии Барре. Он постоянно носил за хозяином разные папки, охапки растений для гербария, снаряжение и т. п. За это его прозвали «носильщиком». На одном из островов туземцы окружили Барре и стали кричать, что это женщина. Так было подтверждено давно зародившееся у матросов подозрение насчет пола слуги. Выяснилось, что Коммерсон даже не подозревал об обмане. Девушка призналась, что, влекомая страстью к путешествиям и желанием заставить себя уважать, она переоделась мужчиной и нанялась в услужение к ученому, чтобы принять участие в плавании. О своей спутнице Бугенвиль писал: «Это будет первая женщина, которая совершит кругосветное плавание, и я должен отдать ей справедливость, что она вела себя на корабле всегда исключительно благоразумно. Она не красавица, но и не урод, и ей не больше двадцати шести или двадцати семи лет…»

От полосы мелей и рифов у этих берегов Бугенвиль направил корабли на север к юго-востоку от Новой Гвинеи и открыл группу мелких островов, которым дал название Луизиады. Здесь моряки наконец получили возможность отдохнуть от плавания в опасных водах, поэтому небольшой полуостров на одном из островов Бугенвиль окрестил мысом Избавления.

Следуя дальше в северном направлении, флотилия неожиданно наткнулась на Соломоновы острова, на которые со времен испанского мореплавателя Альваро Менданьи, потерявшего их, не ступала нога европейца. Экспедиция обследовала их и открыла три новых острова. Отсюда путешественники двинулись домой. Попытка пройти к Молуккским островам, следуя вдоль южного берега Новой Гвинеи, не увенчалась успехом. Не зная об открытии Кироса, Бугенвиль вслед за рядом своих предшественников решил, что Новая Гвинея и Новая Голландия являются единым целым.

Обойдя Новую Гвинею с севера, 28 сентября 1768 г. Бугенвиль прибыл в Батавию (Джакарта), а 16 мая 1769 г. благополучно добрался до Сен-Мало во Франции. Его экспедиция продлилась 2 года и 4 месяца. Из плавания не вернулось всего 7 человек.

Дальнейшая судьба Бугенвиля не связана с путешествиями и географическими открытиями. Известно, что во время войны за независимость в Северной Америке он сражался на стороне американцев и, командуя несколькими линейными кораблями, сумел разгромить английскую эскадру возле о. Мартиника. Вернувшись на родину, в 1780 г. стал бригадным генералом сухопутных экспедиционных сил. В 1791 г. был произведен в вице-адмиралы. В 1795 г. его избрали «бессмертным», то есть приняли в число членов Парижской академии наук. После победы французской революции Бугенвиль, не утративший интереса к странствиям, предложил новому правительству проект организации экспедиции к Северному полюсу, но успеха не добился. Умер путешественник в Париже 31 августа 1811 г., восьмидесяти двух лет от роду.

Кругосветное плавание Бугенвиля не произвело большого впечатления на современников. Ведь он не открыл Южный материк. Однако ни один из современных ему исследователей Тихого океана в период между путешествиями Тасмана и Кука не сделал так много, как Бугенвиль, для познания южных морей. Он значительно обогатил карту Земли, привез множество новых сведений о природе, жизни и нравах туземцев, населявших исследованные им территории. Участие натуралистов, астрономов и других ученых сделало путешествие Бугенвиля одной из первых по-настоящему научных экспедиций.

Через несколько лет после завершения экспедиции публика с интересом приняла отчет Бугенвиля «Кругосветное путешествие на фрегате «Будез» и транспорте «Этуаль» в 1766, 1767, 1768, 1769 годах». Впервые изданный в 1771 г., он не потерял значения по сей день. В русском переводе труд Бугенвиля вышел в 1958 г.

Назад: Джеймс Кук (1728 г. – 1779 г.)
Дальше: Жан Франсуа Лаперуз (1741 г. – 1788 г.)