Книга: Знаменитые путешественники (знаменитые)
Назад: Витус Ионассен (Иван Иванович) Беринг (1680 г. – 1741 г.)
Дальше: Джеймс Кук (1728 г. – 1779 г.)

Григорий Шелихов

(1747 г. – 1795 г.)

Как царства падали к стопам Екатерины,

Росс Шелихов, без войск, без громоносных сил,

Притек в Америку чрез бурные пучины

И нову область ей и Богу покорил.

Не забывай, потомок,

Что росс – твой предок был и на востоке громок.

И. Дмитриев. «Эпитафия Г. Шелихову»

Русский промышленник, проводивший географические исследования северных островов Тихого океана и Аляски. Основал первые поселения в Русской Америке. Его именем названы пролив между о. Кадьяк и североамериканским материком, залив в Охотском море, город в Иркутской области и вулкан на Курилах.

 

 

Сейчас мало кто знает, что в XVIII веке довольно большая часть североамериканского материка принадлежала России. Это была так называемая Русская Америка, занимавшая всю Аляску. Русские же фактории располагались на побережье Северной Америки вплоть до Калифорнии. Инициатором и организатором освоения этих земель был русский промышленник Григорий Иванович Шелихов (иногда встречается другое написание фамилии – Шелехов).

Замечательный русский купец, географ и путешественник, прозванный с легкой руки Г. Р. Державина «Русским Колумбом», родился в 1747 г. в г. Рыльске Курской губернии в мещанской семье. Он рано научился читать, писать и с детских лет отличался энергичностью, любознательностью и предприимчивостью. Уже в юном возрасте, начав работать за прилавком отцовской лавочки, он сумел организовать свое небольшое торговое дело и успешно вел его. Однако Григорий стремился к большему. Дорогой серебряный ковш, подаренный когда-то одному из Шелиховых самим Петром I, стал для него символом успеха и, по его собственным словам, побудил «быть предкам своим подражателем».

Жизнь в бедном провинциальном городке не давала возможности развернуться. Многие знакомые из Рыльска и даже Курска уезжали в другие края, чтобы поправить и расширить свою торговлю. Поэтому в двадцатипятилетнем возрасте будущий организатор российских колоний и крупных торговых операций отправился искать счастья сначала в Иркутске, а потом на Дальнем Востоке.

Преодоление пространства от Иркутска до Ламского (Охотского) моря и стало его первым путешествием. Вместе с группой таких же искателей лучших мест для предпринимательства Шелихов в 1774 г. от верховьев Лены спустился по ее течению, потом поднялся вверх по Алдану и по Мае, по Юдоме прошел до волока через труднопроходимый, покрытый снегами хребет Джунджур, преодолел его и сплавился по реке Охота до морского побережья. Здесь промышленник присмотрел место для строительства кораблей и со временем начал подумывать об экспедиции к берегам Аляски («Аляксы», как назвал ее Шелихов), а также об основании русских поселений на Алеутских островах. Это сулило большую прибыль, так как было известно, что места эти богаты пушниной и морским зверем.

В Иркутске Шелихов сначала служил у купца Ивана Голикова, потом у охотского промышленника Оконщиникова. Позже в компании с Голиковым, а потом самостоятельно занялся пушным и морским промыслом и сумел заработать состояние. Эту свою деятельность он связывал с исследованием и освоением новых территорий.

Спустя некоторое время подающий большие надежды промышленник женился на некоей Наталье Алексеевне, молодой вдове богатого иркутского купца. Жена принесла в дом серьезные деньги, и это дало возможность Шелихову ускорить реализацию своих планов.

К 1776 г. Шелихов стал обладателем судна «Св. Павел» и на нем отправился на Алеутские острова за пушниной. Плавание было успешным, и это утвердило промышленника в правильности избранного пути. С 1777 по 1780 г. корабли Шелихова «Св. Андрей Первозванный», «Николай», «Св. Иоанн Предтеча» и «Иоанн Рыльский» не раз побывали на Алеутских и Японских (Курильских) островах.

По его инициативе 17 августа 1781 г. была создана постоянная Северо-Восточная компания, получившая исключительные права торговой и промышленной деятельности на островах и берегах Америки. Чтобы добиться монополии, Шелихов вместе со своим прежним хозяином Голиковым осуществил длительную поездку в Петербург. В столице они заручились поддержкой и финансовой помощью со стороны многих влиятельных сановников, уверовавших в выгоду предприятия.

Создание компании способствовало активизации деятельности по открытию и освоению новых земель. В этом же 1781 г. Гавриил Прибылов, штурман «Св. Георгия», принадлежавшего Шелихову, открыл два острова в Беринговом море и назвал их в честь своего и другого принадлежавшего шелиховской компании судна. Однако Шелихов в 1789 г. назвал их Прибыловскими островами, и это название сохранилось за ними до сих пор.

Были у Шелихова под началом и другие мореплаватели, внесшие свой вклад в открытие земель в северной части Тихого океана. Среди них следует отметить Евстрата Деларова, четыре года руководившего шелиховскими факториями в Русской Америке, подштурманов Герасима Измайлова, Дмитрия Бочарова. Все они по приказу Шелихова совершали экспедиции и в разное время открыли острова Деларова, залив Якутат, описали многие километры побережья Аляски. Некоторое время под началом Шелихова работал и замечательный открыватель территорий Русской Америки Александр Баранов, основавший знаменитый форт Росс в Калифорнии.

Состояние удачливого промышленника росло, и это открывало новые возможности для удовлетворения страсти к освоению новых земель. Поскольку с Японией, в то время закрытой для всех европейцев, кроме голландских купцов, постоянных контактов установить не удалось, Шелихов устремил свой взор на север.

В 1783 г. он построил еще три судна – «Симеон и Анна», «Св. Михаил» и «Три святителя» и в августе этого же года вместе с женой и двумя малолетними сыновьями отправился на них к Аляске, чтобы отыскать новые острова и лежбища морского зверя. Кроме команды, на кораблях плыли 192 промышленника, готовых поселиться в новых местах.

Потеряв по дороге судно «Св. Михаил», которое, как выяснилось впоследствии, было отнесено бурей к Курильским островам и там осталось на зимовку, экспедиция, миновав о. Алаид (Атласова) и о. Шумшу, добралась до о. Беринга (Командорские о-ва). Здесь пришлось зазимовать. Шелихов знал о печальной судьбе Беринга и его команды, поэтому предпринял ряд мер для предотвращения заболевания цингой. Он выяснил, что на острове есть «коренье кутагорное и сарана», а также различные животные. Это дало возможность питаться свежим мясом и «овощами». В результате за время зимовки никто не только не умер, но даже не заболел цингой. Всю достаточно суровую зиму путешественники пешком и на лыжах предпринимали выходы для охоты и изучения острова.

В середине июня 1784 г. экспедиция двинулась дальше. Договорились о месте встречи в случае, если корабли потеряют друг друга. При переходе к о. Медному в тумане так и случилось. Оба судна двинулись к Капитанской гавани на о. Уналашка, как было договорено. Однако уже через 23 дня на Алеутских островах «Три святителя» и «Симеон и Анна» благополучно нашли друг друга.

Вместе поплыли к о. Уналашка, где встретили промышленника Потапа Зайкова. Тот только что вернулся с американского побережья и рассказал, что группа русских промышленников была уничтожена индейцами. Он предостерег Шелихова и его спутников от путешествия в эти края, но руководитель экспедиции твердо решил идти дальше, стремясь «достичь цели намерений общества и собственного моего». Однако в целях безопасности первую русскую крепость он решил заложить на одном из островов, где легче было обороняться от нападений и привести к покорности туземцев. Выбор его остановился на о. Кадьяк вблизи побережья Аляски. Именно здесь в 1784 г. и было основано первое русское поселение, которое целых 20 лет оставалось центром Русской Америки.

Местные жители называли себя канягмютами, а русские переиначили это самоназвание в более привычное для них и стали называть туземцев конягами. Коняги были настроены довольно агрессивно. На острове высилась большая скала, бывшая местом их сборов. Вероятно, она имела какое-то культовое значение. Шелихов решил, что для того, чтобы устранить угрозу со стороны туземцев, прежде всего следует овладеть этой скалой. В его распоряжении было всего 130 человек. Зато русские располагали пушками. Это и решило дело. Схватка была кровопролитной – ведь отряду Шелихова противостояло около 2 тыс. коняг. Однако никто из спутников Шелихова убит не был, а достаточно тяжело, но не смертельно раненные вскоре выздоровели. Половина туземцев, испуганных орудийными залпами, разбежалась. Остальных взяли в плен, около 600 человек выпустили на волю, а оставшихся привели в свою гавань. По ночам на судне устанавливался «кулибинский фонарь» – что-то вроде современного прожектора. «Солнце», которое умели ночью зажигать белые люди, а также мгновенное уничтожение скалы убедили местных жителей в могуществе белых людей. Но не только устрашением действовал Шелихов.

Несмотря на то что для захвата территории с самого начала было применено оружие, он, несомненно, был достаточно гуманным человеком. Промышленник писал: «После… непонятных, чудных и вместе ужасных для них явлений все коняги острова оставили свои усилия к вытеснению нас, ибо я, избегая, сколько можно, пролития крови… им представлял, что я желал с ними жить в дружбе, а не вести войну… Сие и многие примеры ласкового обхождения и малые подарки совершенно их усмирили. Таким образом приобрел я к себе от них столь великое благорасположение, что они, наконец, назвали меня своим отцом».

Вместе с тем некоторые западные исследователи предпочитают считать Шелихова «истребителем алеутов». Они утверждают, что и через несколько месяцев к Кадьяку невозможно было подойти из-за невыносимого трупного смрада.

Однако известно и другое. Русские разрешили пленникам спокойно жить в 15 верстах от их поселения. Начальника для них Шелихов нашел среди конягов. Туземцам были выданы лодки и орудия для лова рыбы. Но «для верности» все же были взяты заложники – 20 мальчиков, для которых Шелихов создал школу, где преподавали русскую грамоту, математику и музыку. В нее ходили и другие дети конягов, живших поблизости. Купец хотел, «чтоб со временем были из них мореходы и добрые матрозы». Очень довольный их успехами в науках, он записал: «Должно отдать народу сему справедливость в остроте ума…» Позже предприниматель добился того, что на учебу в Россию стали привозить детей индейцев, эскимосов и алеутов, которые со временем много сделали для исследования Русской Америки.

На Кадьяке путешественники построили добротные деревянные дома и начали проводить работу по описанию берегов и розыску новых островов. К лету 1786 г. люди Шелихова сумели открыть множество островов в Командорском, Алеутском архипелагах и других островных группах поблизости от Кадьяка. Были найдены и крупные лежбища морских котиков, каланов, сивучей. На островах добыли множество бобров, песцов, тысячу пудов моржовой кости и 500 пудов китового уса.

В течение двух лет, с 1784 по 1785 г., живший на Кадьяке Шелихов организовал на северо-западных берегах Америки еще несколько поселений и постоянно отправлял небольшие экспедиции для исследований северного берега залива Аляска. В результате на берегах многих бухт и заливов появились добротные деревянные избы промышленных артелей, а на полуострове Кенай и на о. Афогнак были возведены крепости и поселения.

Наконец Шелихов решил, что русские в этом районе достаточно укрепили свое положение, и решил вернуться в Россию с новым проектом. Вместо себя начальником на Кадьяке он оставил енисейского купца К. А. Самойлова, который, кроме распространения влияния России на Аляске путем исследования новых территорий и создания там поселений, должен был также собирать этнографические коллекции, покупая у коренных жителей предметы обихода, костюмы, ритуальные изделия. Примечательно, что на Кадьяке осталось большинство русских матросов. Вместо них в плавание к берегам Сибири отправлялись 40 туземцев, выразивших, как утверждает Шелихов, желание побывать в России.

В 1787 г. покоритель Аляски приехал в Иркутск к генерал-губернатору Сибири И. Якоби, а оттуда направился в Петербург с новым планом, на этот раз закрепления России в районе Амура и на Курилах. Однако Екатерина II в связи с тем, что Россия вела войну с Турцией, в финансовой поддержке отказала, ограничившись награждением Шелихова и Голикова шпагами и медалями. Купцам было отказано и в монопольном праве на торговлю в районе тихоокеанского побережья. Императрица не желала ограничивать других предпринимателей.

Взоры Шелихова вновь обратились на Аляску. В результате с этого года началось планомерное заселение русскими североамериканских территорий. Шелихов понимал, что для закрепления за Россией освоенных им территорий здесь необходимо установить государственную границу. В результате его деятельности это было сделано. На 15-ти врытых в землю досках было выгравировано: «Земля Российского владения» и красовались медные российские гербы. Исследования Русской Америки продолжали оставленные на Аляске корабли, которые проникли вдоль побережья почти до уровня Сан-Франциско.

Бурная деятельность этого человека – горячего патриота, неутомимого предпринимателя, открывателя и гуманиста – прекратилась только со смертью. Шелихов в возрасте сорока восьми лет скоропостижно скончался 20 июля 1795 г., вероятно, от перитонита. По свидетельству одного из очевидцев, у него «сделалась чрезвычайная боль в животе и такое воспаление, что он, дабы хотя на мгновение утолить огонь, можно сказать, глотал льду по целой тарелке». Его похоронили в Иркутске на территории бывшего Знаменского монастыря (совр. Знаменская церковь).

Огромное уважение, которым пользовался Шелихов среди современников, лучше всего выразил Г. Державин в эпитафии, высеченной на надгробном памятнике купца-путешественника:

Колумб здесь русский погребен,

Проплыл моря, открыл страны безвестны.

И зря, что все на свете тлен,

Направил парус свой

Во океан небесный —

Искать сокровищ горних, неземных…

После кончины промышленника Наталье Алексеевне и сыновьям Григория Ивановича было даровано дворянство. Кроме того, император Павел I даровал вдове монопольные права в Америке. А в 1798 г. на основе шелиховской купеческой компании была создана Российско-Американская компания, руководство которой продолжило дело основателя. Географические исследования территории Северной Америки возглавил уже известный нам Александр Андреевич Баранов, в течение 28 лет безвыездно проживший в Русской Америке и бессменно руководивший здесь компанией.

Во время своих путешествий Шелихов не только открыл неизвестные острова и способствовал изучению североамериканского побережья. Он собрал огромные этнографические коллекции и первый дал подробные описания обычаев и нравов эскимосов и индейцев Аляски. Они до сих пор представляют огромную ценность для науки.

При жизни автора, в 1791 г. был издан написанный еще в 1787 г. и несколько переработанный отчет «Российского купца Григория Шелихова первое странствование с 1783 по 1787 год из Охотска по Восточному океану к американским берегам». Потом книга много раз переиздавалась, последний раз это случилось в 1971 г.

Назад: Витус Ионассен (Иван Иванович) Беринг (1680 г. – 1741 г.)
Дальше: Джеймс Кук (1728 г. – 1779 г.)