Книга: Герои Великой Отечественной войны
Назад: Алексей Маресьев (1916–2001)
Дальше: Зинаида Портнова (1926–1944)

Александр Герман

(1915–1943)

Командир партизанского отряда, погибший 6 сентября 1943 года, при выходе из окружения

 

 

Александр Викторович Герман родился 11 (24) мая 1915 года в Петрограде в семье служащего. Окончив семилетку, работал слесарем и учился в автостроительном техникуме.

В ноябре 1933 года вступил в Красную Армию. В 1937 году окончил Орловское бронетанковое училище и служил в механизированной бригаде.

Начало Великой Отечественной войны застало Александра Викторовича в Москве слушателем 2‑го курса Военной академии имени М. В. Фрунзе.

С июля 1941 года Герман служил в разведывательном отделе штаба Северо-Западного фронта. На фронте шли ожесточенные бои. Разгоралось и ширилось партизанское движение на территории, оккупированной врагом. Удары партизан были бы еще ощутимее, если бы в то время их отряды в достатке имели подготовленные военные кадры. Герман вполне подходил для этой работы. Он поддерживал связь с партизанами, получал через них разведывательные данные для штаба фронта, находился в курсе многих их операций.

Военный талант Александра Викторовича особенно ярко раскрылся, когда в июне 1942 года его назначили командиром 3‑й Ленинградской партизанской бригады. Собственно, бригаду еще предстояло создать, а пока был отряд в 150 человек. Он-то и послужит ядром для формирования соединения. Начальником штаба назначили Ивана Васильевича Крылова, который стал ближайшим помощником комбрига в разработке оперативно-диверсионных мероприятий. Они быстро сработались, и это во многом способствовало успешным действиям партизан. 3‑я партизанская бригада действовала во многих оккупированных районах Ленинградской, Калининской и Псковской областей. До прихода партизан здесь было полное засилье фашистов. Чувствуя свою безнаказанность, оккупанты глумились над советскими людьми, отбирали у местных жителей скот, птицу, угоняли людей в Германию. А тех, кто не подчинялся новому порядку, уничтожали.

Граната шальная и пуля шальная.

И когда прижимаемся «мимо» – моля,

Нас отталкивает, в огонь посылая,

Наша черная, как хлеб, земля.

Михаил Кульчицкий

Воспользовавшись беспечностью гитлеровцев, партизаны напали на их гарнизон в одном из сел. Операция прошла успешно. Победа окрылила всех бойцов, прибавила моральные силы местным жителям.

За короткое время партизаны бригады разгромили девять гитлеровских гарнизонов и 50 волостных управлений, пустили под откос несколько вражеских эшелонов. Большие лесные массивы, пересеченная местность со множеством озер и болот позволяли партизанам наносить внезапные удары по фашистам, надежно укрывали их от карателей, которые не могли применить против партизан тяжелую технику – танки, артиллерию. Как Герман и предполагал, активные боевые действия бригады подняли трудящихся ряда районов Ленинградской, Калининской и Псковской областей на вооруженную борьбу с захватчиками и их приспешниками. Многие из тех, кого партизаны спасли от угона в Германию, вступали в отряды Александра Германа. Накапливался боевой опыт у партизан, росла численность бригады. За первые три месяца количество в ней бойцов утроилось. А к осени 1943 года за счет приема в бригаду местных жителей она уже насчитывала 2500 человек и превратилась в грозную силу.

Живой и общительный, твердый, когда речь заходила о выполнении приказов и о дисциплине, тактически грамотный комбриг стал любимцем бойцов. И у местного населения его авторитет был высок. «С нашим комбригом – не пропадем! За ним пойдем в огонь и в воду!» – говорили партизаны о Германе. И на это у них было основание. Каратели много раз пытались уничтожить бригаду, но Александр Викторович вовремя разгадывал их замыслы, уводил партизан из-под удара. Боевая слава комбрига летела впереди партизанского соединения. Его имя наводило страх на захватчиков.

Под командованием Александра Германа бригада уничтожила с июня 1942 года по сентябрь 1943 года 9652 гитлеровца, совершила 44 крушения железнодорожных эшелонов с живой силой и техникой врага, взорвала 31 железнодорожный мост, разгромила 17 гарнизонов противника и до 70 волостных управлений.

В первых числах сентября 1943 года, подготовив специальный аэродром, партизаны начали принимать с Большой земли транспорты с боеприпасами, оружием, медикаментами, что задержало бригаду на одном месте на несколько суток. Гитлеровцы воспользовались этим. Стянув части СС, они окружили партизан.

И. В. Крылов вспоминал: «Оперируя данными разведки, мы приняли решение выходить из окружения. Комбриг дал приказ на марш, а не на разгром карателей в этой деревне. О том, что они появились там, мы не имели сведений. В противном случае мы готовили бы полки не к походу, а к ночному бою. При такой ситуации и боевые порядки были бы другими. Пустили бы четвертый полк, где были, в основном, совсем молодые необстрелянные партизаны, в обход вражеской засады, а не на штурм гарнизона Житницы с фронта вслед за третьим полком. В 23.30, когда мы подошли к деревне, каратели из Житницы встретили нас огнем. Для командования бригады и ее бойцов это было громом среди ясного неба. Когда немцы появились в деревне? Сколько их? Каким оружием они располагают? Для комбата и штаба эти вопросы были тайной за семью печатями. Для Германа был трудный выбор: начинать ночной бой или обойти деревню вдоль речки Шернетки. Комбриг приказал штурмовать Житцину».

Разгорелся ночной бой. Трещали автоматные и пулеметные очереди. Над деревней то и дело взлетали ракеты, мерцающим светом озаряя поле и огороды. Вражеская сторона ощетинилась ураганным огнем. Однако и после этого третий полк продолжал уверенно сближаться с противником. От зажигательных пуль в Житнице загорелись деревянные строения. В тревожном свете пожара мелькали фигурки фашистов. Они пытались остановить атакующих. Однако полк усилил натиск, уничтожая врага, прорвал оборону. Казалось, самое трудное осталось позади – путь открыт. Но наступавший следом четвертый полк, состоявший из молодых бойцов, замедлил темп продвижения, а затем остановился. И этого карателям было достаточно, чтобы ликвидировать брешь.

Герман вновь повел своих бойцов на штурм. Фашисты отчаянно сопротивлялись, бросались в контратаки, вели ураганный огонь по партизанам. Вдруг Герман остановился, отыскал глазами комиссара, тихо сказал: «Я ранен! Что делать?» Комиссар хотел немедленно позвать кого-нибудь на помощь комбригу, но Герман запретил: «Молчи! Никто не должен знать сейчас о моем ранении!» К Герману подбежала санитарка, комиссар оставил комбрига на ее попечение, а сам поспешил в цепь, чтобы возглавить атаку. Штабной отряд захватил Житницу, разбил карателей.

Герман в развевающемся плаще, с высоко поднятым «маузером» шел в самой гуще атакующих. Все бежали, а он шел твердо и, казалось, спокойно, точно шел не навстречу густому потоку пуль, а навстречу ветру. Я находился рядом с Германом, оглядывался на него и восхищался им.

Комиссар бригады М. Вознесенский

Герман поднялся и, поддерживаемый санитаркой, пошел к деревне. Но был в третий раз ранен. На этот раз в голову. Александр Герман пал смертью храбрых 6 сентября 1943 года.

Круша карателей, 3‑я партизанская бригада вырвалась из окружения. В штабном отряде на повозке везли тело комбрига. За повозкой молча шли партизаны. По их просьбе его имя присвоили бригаде. Как и прежде, она продолжала наводить страх на оккупантов.

Похоронили комбрига на площади города Валдай Новгородской области.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 апреля 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте и проявленные при этом мужество и героизм майору А. В. Герману было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

 

Герой Советского Союза А. В. Герман (справа) и В. П. Гордин за разработкой операции

 

Назад: Алексей Маресьев (1916–2001)
Дальше: Зинаида Портнова (1926–1944)

Павел
Много неточностей: могила Хохрякова гранитная, а не мраморная