Книга: Герои Великой Отечественной войны
Назад: Александр Матросов (1924–1943)
Дальше: Алексей Маресьев (1916–2001)

Николай Кузнецов

(1911–1944)

Разведчик, первым сообщивший в Москву о готовящемся немцами в июле 1943 года наступлении под Курском

 

 

Николай (Никанор) Иванович Кузнецов родился 14 (27) июля 1911 года в уральской деревне Зырянка Камышловского уезда Пермской губернии (ныне Талицкий район Свердловской области) в крестьянской семье.

Осенью 1918 года поступил в первый класс Зырянской начальной школы.

В июне 1926 года окончил Талицкую семилетнюю школу и осенью того же года поступил на первый курс агрономического отделения Тюменского сельскохозяйственного техникума.

Осенью 1927 года после смерти отца Николай возвращается в поселок Талицу и поступает в Талицкий лесной техникум. Окончил его в 1930 году и поступил работать помощником таксатора по устройству лесов в окружном земельном управлении в городе Кудымкар.

Сестра Лидия Кузнецова вспоминала о занятиях брата немецким языком: «В школе у него была замечательная учительница Нина Александровна Автократова, которую он очень любил. Она получила образование в Швейцарии и в совершенстве владела французским и немецким языками. От нее брат получил первый „задел“ в развитии своих лингвистических способностей… Он подружился с лесничим Гонольдом – немцем, тоже из бывших военнопленных, и беседовал с ним на его родном языке».

В июле 1934 года Кузнецов переехал в Свердловск, поступил на работу в трест «Свердлес» статистиком.

С мая 1935 года работал на Уральском заводе тяжелого машиностроения (Уралмаш) в проектно-конструкторском бюро, одновременно учился в Свердловском индустриальном институте, который закончил в 1936 году. На Уралмаше в то время работала группа иностранных специалистов – немцев. Николаю Ивановичу по службе приходилось с ними часто общаться. Он усвоил особенности разговорного языка немцев, усвоил их манеры поведения. Немцам вскоре стало казаться, что Кузнецов – истинный ариец. Он свободно владел несколькими диалектами немецкого языка: баварским, прусским, саксонским.

В 1938 году Николай Иванович переехал в Москву, был зачислен в аппарат внешней разведки Наркомата внутренних дел СССР, его предполагали привлечь к работе за границей.

С началом Великой Отечественной войны Кузнецов по заданию советского командования стал готовить себя для перевоплощения в немецкого офицера.

По мнению разведчика Николая Грачева, занимавшегося с Кузнецовым, новоявленный лейтенант Пауль Вильгельм Зиберт выглядел превосходно. Подтянутый, строгий, по-мужски привлекательный. Форма сидела, словно он родился в ней.

Летом 1942 года Кузнецов был зачислен в отряд особого назначения «Победители» Д. Н. Медведева, действовавший на Украине. В соответствии с планом он 25 августа 1942 года был выброшен с парашютом в глубоком тылу противника – в Сарненских лесах Ровенской области.

В своем письме брату Николай Иванович перед отправкой в тыл врага писал: «Я хочу откровенно сказать тебе, что очень мало шансов на то, что я вернусь живым. Почти сто процентов за то, что придется пойти на самопожертвование. И я глубоко осознаю, что отдаю жизнь за святое правое дело, за настоящее и цветущее будущее нашей Родины. Мы уничтожим фашизм, мы спасем отечество. Нас вечно будет помнить Россия».

Владея в совершенстве немецким языком и действуя в городе Ровно в контакте с подпольщиками и партизанами, под видом немецкого лейтенанта Пауля Зиберта Кузнецов добывал ценную разведывательную информацию. Уничтожил видных гитлеровцев – главного судью Украины генерала Альфреда Функа, имперского советника рейхскомиссариата Украины генерала Геля и его секретаря майора Винтера. Во главе группы партизан Кузнецов похитил командующего карательными войсками на Украине генерала фон Ильгена.

Проведенные отважным разведчиком акты возмездия содействовали решению одной из важных задач советского командования – созданию невыносимых условий фашистским захватчикам. Заслуга Николая Кузнецова состояла и в том, что он одновременно с диверсионными операциями целенаправленно собирал важную для Центра разведывательную информацию. Так, весной 1943 года ему удалось получить чрезвычайно ценные разведывательные сведения о подготовке противником крупной наступательной операции в районе Курска с использованием новых танков «Тигр» и «Пантера» (операция «Цитадель»). Кузнецову удалось раздобыть сведения о немецких ракетах «ФАУ‑1» и «ФАУ‑2». Ему также стало известно точное местонахождение полевой ставки Гитлера под Винницей, получившей кодовое название «Вервольф». Кузнецов первым сообщил о подготовке покушения на глав правительств «Большой тройки» (Сталин, Рузвельт, Черчилль), собиравшихся на историческую встречу в Тегеране.

В задачу Кузнецова входил также сбор информации о передвижении воинских частей, о планах и намерениях служб гестапо и СД, о поездках высоких чинов рейха, что с успехом использовалось в борьбе с врагом.

Город Ровно был превращен в «столицу» оккупированной гитлеровцами территории Украины. Именно сюда и был направлен Николай Кузнецов. Как лейтенант из прусской знати, он быстро завел знакомства среди немецких офицеров, завоевал их доверие. Через некоторое время командование партизанского отряда стало получать от Кузнецова через связных сведения, имеющие важное военное значение.

Перед выходом на очередное боевое задание в июле 1943 года Николай Кузнецов оставил в партизанском отряде письмо, вложенное в конверт с пометкой: «Вскрыть после моей смерти». В нем он, в частности, писал: «24 июля 1943 года. Завтра исполняется 11 месяцев моего пребывания в тылу германских войск. 25 августа 1942 года в 24 часа 05 минут я опустился с неба на парашюте, чтобы мстить беспощадно за кровь и слезы наших матерей и братьев, стонущих под ярмом германских оккупантов. Одиннадцать месяцев я изучал врага, пользуясь мундиром германского офицера. Я готовился к смертельному для врага удару, пробирался в самое его логово. Теперь я перехожу к действиям. Я люблю жизнь, я еще очень молод, но если для Родины, которую я люблю, как свою родную мать, нужно пожертвовать жизнью во имя освобождения ее от ненавистных оккупантов, я сделаю это. Пусть знает весь мир, на что способен русский патриот и большевик. Пусть запомнят фашистские главари, что невозможно покорить наш народ, так же как невозможно погасить солнце…»

В конце декабря 1943 года Кузнецов получил новое задание – развернуть разведывательную работу в городе Львове. Совершая акты возмездия, он привел в исполнение приговор народа и уничтожил вице-губернатора Галиции Оттона Бауэра и начальника канцелярии губернаторства Гейнриха Шнайдера. Обстановка в Галиции после этого крайне осложнилась. Офицером Паулем Зибертом заинтересовалась немецкая разведка. Кузнецову и двум его боевым товарищам – Яну Каминскому и Ивану Белову – удалось вырваться из Львова. В лесной чаще они встретили группу разведчиков своего партизанского отряда. Кузнецову необходимо было немедленно передать советскому командованию новые ценные данные. Радиста в группе не оказалось, и Кузнецов решается перейти линию фронта, чтобы лично доложить о добытых сведениях.

С двумя разведчиками он направился на восток. Однако в ночь с 8 на 9 марта 1944 года они попали в засаду в селе Боратин Львовской области и погибли в неравной схватке с украинскими националистами.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за образцовое выполнение специальных заданий в тылу врага и проявленные при этом отвагу и геройство Н. И. Кузнецову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

Паспорт выданный разведчику Кузнецову на имя Шмидта

 

Назад: Александр Матросов (1924–1943)
Дальше: Алексей Маресьев (1916–2001)

Павел
Много неточностей: могила Хохрякова гранитная, а не мраморная