Книга: Герои Великой Отечественной войны
Назад: Андрей Кижеватов (1907–1941)
Дальше: Виктор Талалихин (1918–1941)

Николай Гастелло

(1907–1941)

Летчик, совершивший 26 июня 1941 года воздушный таран наземных целей

 

 

Николай Францевич Гастелло родился 23 апреля (6 мая) 1907 года в Москве. Его отец Франц Павлович Гастылло, немец, родом из деревни Плужины в Белоруссии, в 1900 году пришел на заработки в Москву. Здесь его фамилию стали произносить на московский манер – Гастелло. Работал вагранщиком в литейных мастерских на Казанской железной дороге. Мать – Анастасия Семеновна Гастелло, урожденная Кутузова, русская, была белошвейкой.

В 1914–1918 годах Николай Гастелло учился в 3‑м Сокольническом городском мужском училище (ныне школа имени А. С. Пушкина). В 1918 году из-за голода в составе группы школьников-москвичей был эвакуирован в Башкирию. В 1919 году возвращается в Москву, где вновь учится в школе.

Трудовую деятельность Николай Гастелло начал в 1923 году, став учеником столяра. В 1924 году семья переезжает в Муром, где Николай поступает слесарем на Паровозостроительный завод имени Ф. Э. Дзержинского, на котором работал и его отец. Параллельно с трудовой деятельностью Николай оканчивает школу. В 1930 году семья возвращается в Москву, и Николай поступает на работу в Первый государственный механический завод строительных машин имени 1‑го Мая. В 1930–1932 годах живет в подмосковном поселке Хлебниково.

Удивительно – человек, командовавший эскадрильей сказочных, быстрых бомбардировщиков, остался таким же московским рабочим, какими были все родные его. У него имелся большой набор слесарных инструментов, и всюду он возил с собой паяльники, пилы, стамески, молотки, напильники. Все знали, что у Гастелло можно достать любой инструмент, и часто командиры, такие же рабочие, как и он, ходили к нему занять паяльную лампу либо какую-нибудь иную слесарную снасть.

В мае 1932 года Николай Гастелло по специальному набору призван в Красную Армию и отправлен на учебу в 11‑ю военную авиационную школу пилотов в город Луганск. Учебу окончил в декабре 1933 года и начал служить в 82‑й эскадрилье 21‑й тяжелобомбардировочной авиационной бригады, базировавшейся в городе Ростове-на-Дону. Начав летать правым летчиком на бомбардировщике ТБ‑3, Николай с ноября 1934 года уже самостоятельно пилотировал самолет.

Сестра Нина Гастелло вспоминала: «Курсантом приезжал он домой на побывку, в военной форме с голубыми петлицами, стройный, интересный. Мне было очень приятно пройтись с братом по московским улицам, на нас обращали внимание, девушки посматривали нам вслед. Не раз была у него в Ростове-на-Дону. Он здесь служил, был командиром. В моей памяти он таким и остался – веселым, красивым. Вернется из полета усталый, но всегда улыбнется, обязательно какую-нибудь смешную историю расскажет».

В 1938 году в результате реорганизации воинской части Гастелло оказался в 1‑м тяжелобомбардировочном авиационном полку. В мае 1939 года он стал командиром звена, а через год с небольшим – заместителем командира эскадрильи. В 1939 году участвовал в боях при Халхин-Голе (Монголия) в составе 150‑го скоростного бомбардировочного авиационного полка, которому была придана его эскадрилья. Участвовал в советско-финской войне 1939–1940 годов.

Осенью 1940 года его авиационная часть перебазируется в город Великие Луки, а затем – в авиагородок Боровское под Смоленском.

В 1940 году Гастелло присвоено звание капитана. Весной 1941 года он прошел переподготовку и освоил самолет ДБ‑3ф (Ил‑4).

С 24 мая 1941 года Гастелло – командир эскадрильи.

Для капитана Гастелло война началась 22 июня 1941 года в 5 часов утра. Вылетев со своего аэродрома в районе Смоленска, самолеты пошли на запад на бомбежку гитлеровских войск. На третий день войны, когда экипажи на стоянках самолетов изучали боевое задание, над аэродромом появился немецкий разведчик «Юнкерс‑88». Выпустив шасси, будто собирается сесть, он промчался на малой высоте и обстрелял советские бомбардировщики. Уверенный в своей безнаказанности, фашист решил повторить заход. Но просчитался. Николай Гастелло под пулями бросился в кабину своего самолета и метким огнем из крупнокалиберного пулемета подбил гитлеровца. Перепуганный экипаж совершил вынужденную посадку неподалеку от аэродрома и был взят в плен.

26 июня 1941 года экипаж под командованием капитана Н. Ф. Гастелло в составе лейтенанта А. А. Бурденюка, лейтенанта Г. Н. Скоробогатого и старшего сержанта А. А. Калинина на самолете ДБ‑3ф вылетел для нанесения бомбового удара по немецкой механизированной колонне на белорусской дороге Молодечно – Радошковичи в составе звена из двух бомбардировщиков. Огнем немецкой зенитной артиллерии самолет был подбит. Вражеский снаряд повредил топливный бак, и Гастелло совершил огненный таран – направил горящую машину на механизированную колонну врага. Все члены экипажа погибли.

Через день газета авиационной части, в которой служил герой, сообщала: «На землю сверкающей ракетой падал смертельно раненный самолет Гастелло. Он направил свой гибнущий, превращенный в огненный факел самолет в самый центр скопления вражеских танков. Огромное пламя охватило все кругом… Какую же надо иметь силу воли, чтобы в предсмертное мгновение оказаться достойным такого подвига… Так до последней минуты, не выпуская из полусожженных рук рычаги управления, с честью выполнил товарищ Гастелло ту самую клятву, которую когда-то он дал перед лицом любимой страны – своей Родины».

Героический подвиг совершил командир эскадрильи капитан Гастелло. Снаряд вражеской зенитки попал в бензиновый бак его самолета. Бесстрашный командир направил охваченный пламенем самолет на скопление автомашин и бензиновых цистерн противника. Десятки германских машин и цистерн взорвались вместе с самолетом героя.

 

Советское информбюро, 5 июля 1941 г.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1941 года Н. Ф. Гастелло было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Гастелло повторил подвиг военкома 150‑го скоростного бомбардировочного авиационного полка М. А. Ююкина, совершенный на глазах Николая в Монголии в августе 1939 года.

На месте подвига экипажа Гастелло в Белоруссии, близ Радошковичей на шоссе Минск – Вильнюс, был установлен памятник-мемориал погибшему экипажу. Его имя носят улицы в Москве (бывшая 3‑я Сокольническая улица) и во многих других городах России, поселки в Магаданской и Сахалинской областях.

 

Знаменитый «огненный таран». Советский плакат

 

Назад: Андрей Кижеватов (1907–1941)
Дальше: Виктор Талалихин (1918–1941)

Павел
Много неточностей: могила Хохрякова гранитная, а не мраморная