Книга: Герои Великой Отечественной войны
На главную: Предисловие
Дальше: Андрей Кижеватов (1907–1941)

Рихард Зорге

(1898–1944)

Разведчик, один из первых сообщивший в Москву о готовившемся нападении фашистской Германии на СССР

 

 

Рихард Зорге родился 22 сентября (4 октября) 1895 года в Баку. Его семья (отец – немец, мать – русская) в 1898 году переехала на постоянное место жительства в Германию и поселилась в пригороде Берлина. Рихард вспоминал: «Вплоть до начала войны мое детство проходило в сравнительно спокойном окружении обеспеченной буржуазной германской семьи. В нашем доме не слыхали о финансовых трудностях».

В годы Первой мировой войны Рихард служил в вооруженных силах Германии. Ему довелось воевать против Франции, а затем против России. На восточном фронте он получает три ранения, последнее из которых, в 1918 году, сделало его хромым на всю жизнь – одна нога стала короче другой на 2,5 сантиметра. В госпитале Рихард знакомится с трудами Карла Маркса, и это определяет всю его дальнейшую судьбу – он становится убежденным сторонником коммунистического движения.

В токийской тюрьме в предсмертных записках Зорге писал: «Почему я стал коммунистом? Отвечаю: мировая война 1914–1918 гг. оказала огромное влияние на всю мою жизнь. Если бы даже на меня не воздействовали другие различные факторы, то, как мне кажется, я стал бы убежденным коммунистом».

Вы спрашиваете, признаю ли я себя виновным. Нет, не признаю. Ни один из японских законов нами нарушен не был. Я уже объяснял мотивы своих поступков. Они являются логичным следствием всей моей жизни. Вы хотите доказать, что вся моя жизнь стояла и стоит вне закона. Какого закона? Октябрьская революция указала мне путь, которым должно идти международное рабочее движение. Я тогда принял решение поддерживать мировое коммунистическое движение не только теоретически и идеологически, но и действенно, практически в нем участвовать.

Из последнего слова Рихарда Зорге на заседании Токийского суда

По окончанию Первой мировой война Зорге продолжал жить в Германии. В Гамбурге он познакомился с будущим председателем Коммунистической партии Германии (КПГ) Эрнстом Тельманом. По поручению ЦК КПГ много ездил по стране, создавал местные коммунистические организации, преподавал на партийных курсах, писал в газеты.

В ходе партийной деятельности Зорге в конце 1924 года оказался в Москве, где был завербован советской внешней разведкой. Здесь получил советский паспорт и стал гражданином СССР.

В марте 1925 года вступил в ВКП(б).

В 1925–1929 годах работал в Институте марксизма-ленинизма референтом информационного отдела, политическим и ученым секретарем в организационном отделе. Активно сотрудничал как международник-публицист в журналах «Коммунистический Интернационал», «Красный Интернационал профсоюзов», «Мировой хозяйство и мировая политика», «Большевик».

С января 1930 года до весны 1933 года Зорге работал в Шанхае. Он научился говорить по-китайски, причем на различных диалектах. Много разъезжал. В Москву от него поступали сообщения о предполагаемой заброске белогвардейских отрядов в СССР, готовящихся провокациях на Китайско-Восточной железной дороге, данные о планах главнокомандующего китайской армией Чан Кайши (Цзян Цзеши).

За годы работы в Китае под видом немецкого журналиста и «истинного арийца» он хорошо зарекомендовал себя в нацистских кругах и в 1933 году вступил в нацистскую партию.

Весной 1933 года Зорге был отозван в Москву. Его ожидала новая работа.

В сентябре 1933 года он был направлен в Токио в качестве корреспондента нескольких германских газет. Стал ведущим немецким журналистом в Японии, часто публиковался в нацистской прессе. Накануне войны сумел занять пост пресс-атташе германского посольства в Токио.

Всесторонне образованный, с прекрасными манерами и знанием многих иностранных языков, Зорге завел широкие связи в немецких кругах, создал в Японии разветвленную разведывательную коммунистическую организацию.

В его группу входит радист Бруно Вендт (псевдоним Бернгард), член Компартии Германии, окончивший в Москве курсы радистов; гражданин Югославии, корреспондент французского журнала «Ви» Бранко Вукелич, завербованный советской разведкой в Париже; художник-японец Иотоку Мияги, долгое время проживший в США, вступивший там в коммунистическую партию и вернувшийся в Японию по настоянию русских агентов. Позже Зорге подключает к работе японского журналиста Ходзуми Одзаки, ставшего одним из важнейших источников информации. Другим ценным источником являлся недавно назначенный в Токио германский военный атташе Эйген Отт, с которым Зорге удалось завязать дружеские отношения. Чтобы завоевать его доверие, Зорге, прекрасно разбирающийся в сложившейся на Дальнем Востоке ситуации, снабжает его информацией о вооруженных силах и военной промышленности Японии. В результате докладные записки Отта в Берлин приобретают несвойственную им ранее аналитическую глубину и производят хорошее впечатление на нацистское руководство. Зорге становится желанным гостем в доме Отта, который в прямом смысле стал «находкой для шпиона» из-за своей особенности обсуждать с друзьями дела служебного характера. Зорге же был благодарным слушателем и компетентным советчиком.

Советский Союз не признавал Зорге своим агентом до тех пор, пока в 1964 году глава Советского государства Н. С. Хрущев не посмотрел западногерманский фильм Ива Чампи «Кто вы, доктор Зорге?». По рассказам, Никита Сергеевич был буквально поражен увиденным. Узнав от руководителей советских спецслужб, что Рихард Зорге не вымышленный персонаж, а вполне реальный человек, Хрущев приказал подготовить ему все материалы по этому делу. 5 ноября 1964 года Рихарду Зорге присвоили звание Героя Советского Союза.

В 1935 году Зорге по вызову начальства кружным путем через Нью-Йорк добирается до Москвы и получает задание выяснить, способна ли Япония по своим материальным и людским ресурсам напасть на СССР. Тогда же было решено заменить радиста. Новым радистом Зорге стал Макс Клаузен, знакомый Рихарда еще по Шанхаю.

Примечательно, что шифр, используемый Клаузеном, не удается расшифровать ни японским, ни западным дешифровщикам. В качестве ключа Зорге со свойственным ему остроумием решил применять статистические ежегодники рейха, позволяющие варьировать шифр до бесконечности. Кроме того, информация по конспиративным каналам передается в Центр на микропленках. Особо важные снимки, например военных объектов или образцов вооружения, с помощью специальной аппаратуры уменьшали до размеров точки, которую специальным составом приклеивали в конце строки письма самого обычного содержания.

В середине 1938 года Зорге удается подобраться и к новому главе японского правительства принцу Фумимаро Коноэ. Его секретарем становится Одзаки, бывший одноклассник принца и агент Зорге. Полтора года, вплоть до ухода принца в отставку, Одзаки будет информировать Москву обо всем, что делается и задумывается японскими политиками и военными. Позже Одзаки займет пост начальника исследовательского отдела в правлении Южно-Маньчжурской железной дороги. От него будут поступать сведения не только о передвижении частей Квантунской армии, но и о готовящихся диверсиях и засылке агентов в СССР.

 

Парад на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года. Художник К. Юон

 

В марте 1941 года Зорге узнает о планах нападения Германии на Советский Союз и сообщает об этом в Центр. Он один из первых передал в мае 1941 года в Москву данные о составе нацистских сил вторжения, дате нападения на СССР, общую схему военного плана вермахта. Однако эти данные были настолько детальны и, кроме того, не совпадали с уверенностью И. В. Сталина в том, что Гитлер в ближайшие месяцы не нападет на СССР, что им не придали значения, посчитав даже, что Зорге – двойной агент.

Между Москвой и Зорге начинают портиться отношения. Кремль не устраивает слишком самостоятельная манера поведения резидента, его независимый образ жизни и зачастую пренебрежение первейшими правилами конспирации. Так, он практически никогда не проверяет своих агентов, и вопреки настойчивым предупреждениям Центра, забывает уничтожать секретные материалы. Зорге даже не замечает, что Клаузен хранит у себя копии всех радиограмм и, кроме того, подробно описывает в своем дневнике деятельность их группы. Чрезмерное пристрастие Зорге к женщинам и многочисленные романы, в том числе с женой Отта, не могут не настораживать чекистское руководство в Москве. Позже в полицейских протоколах нашли многочисленные записи о выходках Зорге в нетрезвом состоянии. И самое удивительное, что он даже в компании высокопоставленных сотрудников германского посольства никогда не скрывал своих симпатий к Сталину и Советскому Союзу. Все это до поры до времени сходило с рук везучему разведчику…

В октябре 1941 года агентами японской разведки по подозрению в принадлежности к коммунистической партии был арестован один из подчиненных Одзаки. На допросах он среди прочих знакомых шефа назвал художника Мияги, обыск у которого позволил обнаружить целый ряд компрометирующих его материалов. Арест самого Ходзуми Одзаки не заставил себя ждать. Далее последовали аресты всей группы, включая самого Зорге, 17 октября 1941 года.

С конца 1960‑х годов Зорге стал самым известным советским разведчиком времен Второй мировой войны. В его честь были названы улицы в Москве, Липецке, Брянске, Волгограде, Твери, Уфе и во многих других городах России. В Советском Союзе именем Зорге называли корабли и школы, были выпущены почтовые марки с его изображением. В московской школе № 141 (улица Зорге, дом 4) с 1967 года действует мемориальный музей Рихарда Зорге. В Москве в 1985 году ему воздвигли памятник (скульптор В. Цигаль).

Рихарда Зорге казнили 7 ноября 1944 года. Он был тайно перезахоронен из братской могилы во дворе тюрьмы на токийском кладбище Джасси-ганати. Оно знаменито тем, что здесь покоятся останки сотен антифашистов. В 1956 году над могилой Зорге друзья установили памятник – гранитную плиту с надписью: «Здесь покоится герой, который отдал свою жизнь в битве против войны, за мир во всем мире». Впоследствии на могилу был возложен новый камень. На квадрате черного гранита золотом по-русски высечено: «Герой Советского Союза Рихард Зорге».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1964 года Рихарду Зорге посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

Дальше: Андрей Кижеватов (1907–1941)

Павел
Много неточностей: могила Хохрякова гранитная, а не мраморная