Книга: Под сенью звезд
Назад: 1
Дальше: 3

2

Спустя один час и сорок три минуты, с того момента, когда они выехали с поляны, где располагался лагерь археологов, Сергей остановил покрывшийся пылью внедорожник возле покосившегося забора.

– Нижняя Семеновка? – спросила Софья.

Сергей кивнул.

Он не спеша тронул автомобиль вдоль улицы, мимо шеренги неказистых маленьких домиков, отгороженных ветхими деревянными заборами. Доехав до некоторого подобия площади, они остановились. За все это время они не увидели ни одного живого существа. Сергей заглушил двигатель, и двое выбрались из салона.

Над деревней висела абсолютная тишина. Ни голосов, ни шума двигателя работающего трактора или бензопилы, ни скрежета калитки, ни хлопков дверей, ни кудахтанья кур или лая собак. Деревня выглядела абсолютно мертвой.

– Что-то мне не по себе, – прошептала Софья.

Сергей лишь крепче сжал ее руку.

По правой стороне стояли два кирпичных двухэтажных здания, слева чернела коробка автобусной остановки, а мимо нее под прямым углом от той улицы, по которой они шли, уходила другая. Постройки на ней были не такими убогими. Наоборот, это были добротные избы из бревен и бруса, двух– и даже трехэтажные. Но и эта улица была пуста и молчалива. Сергей повернулся к кирпичным зданиям. Первое, вероятнее всего было зданием деревенского клуба, потому что сквозь окна первого этажа можно было видеть некое подобие зала, с небольшой сценой и несколькими десятками стульев, стоявших неровными рядами. Они прошли вдоль здания, свернули к следующему. Там они увидели крыльцо с выцветшей вывеской:

«Нижнесеменовское почтовое отделение».

– Может быть там есть люди? – шепотом спросила Софья.

– Давай зайдем и проверим! – предложил Сергей и они зашагали к двери.

– Добрый день, – осторожно произнося слова, поприветствовал Сергей, сидевшую за стеклом женщину лет тридцати.

– Здравствуйте, – немного нервно ответила она. Ее взгляд был каким-то странным. Но младший Строганов этого не заметил. Не мог заметить! Просто потому, что не знал, как обычно смотрят тридцатилетние женщины с большими курносыми носами, широченными плечами и выменем вместо груди. Ведь он всю жизнь смотрел только в глаза девушкам, чьи груди так и просились в объектив фотокамер, а животы не отличались геометрией от взлетно-посадочной полосы.

Он оглядел помещение. Грязные стены, облупившийся в потеках потолок, две кабинки, с застекленными дверями, на которых выцветшей краской написано «Межгород».

– Извините, – голос заставил Сергея встрепенуться и снова взглянуть на женщину.

– Извините, – повторила она, – Вам нужно позвонить?

Нужно ли ему позвонить? Нет, черт возьми, ему не нужно звонить! Потому что полтора месяца назад, один человек, до которого неведанным образом дотянулись длинные руки старины Джеффри Мак Брайда, уже позвонил с одного из этих телефонов (должно быть с того, что слева).

И вставший в стойку, словно хорошо обученная охотничья собака, учуявшая дичь, могущественный Орден, не нашел ничего лучшего, чем прислать сюда его. И теперь все, кому можно было позвонить, были здесь. ОН был здесь.

И теперь он был уверен, что его долгое путешествие было не напрасным. Джеффри попал в яблочко. Сергей еще раз прогнал перед мысленным взором, пустые, мертвые дома, пялявшиеся на них пустыми зрачками темных окон, и кивнул сам себе. Они были здесь. Теперь он чуял их, ощущал их мерзкий, кисловатый запах, слышал звук их частого, возбужденного дыхания.

И к своему удивлению осознал, что не знает, что ему нужно делать. Он попытался порыться в памяти, вспоминая главы из мудрых книг. Они были полны описаниями и предупреждениями, да, прежде всего предупреждениями! Но совершенно не содержали инструкций. Во всех этих долбанных томах, пропитанных духом тысячелетий не было ни одного дельного совета. Ни слова о том, что стоит обращать внимание на выражение лиц уродливых работниц деревенских почтамтов.

Неуловимым движением Сергей бросил корпус вправо. Острие топора со свистом пролетело мимо уха, возле самого плеча и вонзилось в деревянную стойку, за которой сидела толстая почтальонша. Он резко обернулся и увидел человека, обеими руками сжимавшего рукоять топора, чуть было не расколовшего его голову как долбанный орех. Грязная синяя рубашка, спутанные волосы, пустые ничего не выражающие глаза, глядевшие одновременно прямо на него и в никуда. Не медля более ни секунды, итальянец выбросил вперед ногу. Тяжелая рифленая подошва впечаталась в нос нападавшего, заставила его выпустить из рук топор, отбросила назад на двух других… тварей.

Да, это были не люди. Их пустые глаза горели жаждой крови. Они были зверьми, ужасными тварями, мечтающими полакомиться свежей плотью. Еще одна тварь, когда – то бывшая хромой старухой-самогонщицей, приютившей у себя странного постояльца со шрамом на щеке, заходила справа, вытянув к нему сморщенные пальцы. Он повернулся к ней, раздумывая, что же ему делать.

Сзади ему на шею набросили удавку, огрызок телефонного провода, и сдавили с нечеловеческой силой. Он откинул голову и поднял глаза. Толстая почтальонша, забравшись на стойку, перекинула безразмерную грудь через стекло с надписью «Касса». И теперь с перекошенным лицом тянула на себя два конца обрывка телефонного провода, который все сильнее врезался в шею Сергея. Софья зажалась в угол и смотрела на происходящее округлившимися от ужаса глазами. Истошный крик ужаса медленно подбирался к ее горлу. Рука Сергея тем временем скользнула под полу куртки и появилась обратно, сжимая большой охотничий нож с зазубринами на лезвии. Не раздумывая, он перехватил нож поудобней и наотмашь ударил вверх и назад. С отвратительным чавкающим звуком нож вошел в левый глаз почтальонши на две трети длины лезвия. Тварь издала отвратительный звук, нечто среднее между вскриком испуганного ребенка и кашлем умирающего от рака легких курильщика. Потом, выпустив из враз ослабевших пальцев удавку, завалилась назад, соскальзывая с ножевого крючка и громко рухнула со стойки, опрокинув стул, на котором сидела секунду назад.

Софья увидела на лезвии кровь, перемешанную с глазным белком, и ее вырвало. Сергей шагнул вперед и со всей силы вогнал нож прямо в сердце надвигавшейся старухи. Повернул. Резко рванул на себя, освобождая оружие. Старуха осела на пыльный пол.

В углу две других твари, одна из которых до недавних пор была здоровенным мужиком, поднялись с пола, отшвырнули того, которому Сергей раздробил нос подошвой ботинка, и двинулись на людей.

Сергей взглянул на Софью. Зажавшаяся в углу, закрывшая рот рукой она тоже смотрела на него. И во взгляде ее смешались страх, отвращение и мольба. От этого взгляда у него сжалось сердце. Как же сильно ему в тот момент захотелось достать свои Беретты и двумя нажатиями на спусковые крючки решить все проблемы и убраться из этого гребаного здания.

Но нет, он не мог, не хотел… Не хотел, чтобы она знала.

(Знала что? Что он чудовище, не лучше этих грязных исчадий ада?).

Конечно, трюки с ножом тоже могут навести ее на некоторые мысли, если они отсюда выберутся, но это можно будет объяснить. Объяснить везением, страхом, чем-то еще. А вот объяснить два сверкающих сталью итальянских пистолета… Нет нельзя. Пока нельзя. Все еще может обернуться хорошо!

Твари приближались. Здоровый пер прямо на него. Второй, худосочный, пожилой мужичонка обходил слева. У него в руке был зажат какой-то предмет. Сергей не успел рассмотреть что именно это было, потому что здоровый ринулся на него. Он выбросил вперед руку с ножом, снова целя в сердце. Но тварь увернулась и нож вошел в плечо. Огромное, в сто тридцать килограмм тело врезалось в изящную фигуру итальянца. Словно пара танцоров, исполняющих захватывающее па, они полетели по воздуху, пока спина Сергея не впечаталась в стойку. В глазах потемнело. Нависшее над ним существо раззявило рот, обнажая кривые желтые зубы, с которых капала слюна. Эти зубы потянулись к шее Сергея. Человек сумел пропихнуть руки под мышки нападавшего, и собрав все силы, толкнул его вверх. Массивное тело чуть поддалось, и на какое-то мгновение его вес перестал давить на Сергея. Этого мгновения ему хватило. Он выскользнул из-под здоровяка, словно скользкая рыбина из руки незадачливого ловца. Вскочил на ноги и впечатал подошву ботинка, ту самую, уже окропленную кровью, в массивный затылок. Раздался омерзительный хруст. В следующее мгновение он увидел молоток. Молоток! Вот что сжимала вторая тварь. И теперь она, стоя в каком-то метре от зажавшейся в углу Софьи, занесла его над ее головой. Итальянец рванулся вперед и за долю секунды до того как молоток опустился на прекрасное лицо его спутницы, выхватил оружие из занесенной для удара руки. Схватив тварь за плечо, он резко развернул ее к себе лицом и трижды коротко ударил тупым концом. В лоб, в нос и снова в лоб. Софья снова закричала.

Сергей же продолжал действовать. Больше не представляя как сможет объяснить подобное, (если, конечно, в этом появится необходимость), но все еще надеясь на лучшее, он подбежал к здоровяку, который уже поднялся на колени и начал поворачивать к ним, превратившееся в кровавую маску лицо. Схватил ручку молотка двумя руками и размахнувшись как заправский бэттер, впечатал молоток прямо между глаз. На пол брызнули мозги.

Не обращая на это внимания лже-археолог перевел взгляд к двери, туда где должна была валяться тварь, пытавшаяся разрубить ему голову. Все, что он успел увидеть, это ногу поспешно исчезнувшую за скрипнувшей дверью.

Дернувшись было следом, Сергей остановился, развернулся и подбежал к девушке. Опустился рядом с ней колени, крепко обнял. Ее тело содрогалось от рыданий. Он уже начал лихорадочно думать, что же ему делать с ее истерикой, как вдруг рыдания прекратились. Немного отдышавшись, она прошептала ему на ухо:

– Кто, кто они? – всхлипнула, – Это ведь не…, не люди?

– Это Накхефы, солнышко – вкрадчиво проговорил Сергей.

– Что, что это значит?

– Это что-то вроде вируса, – он не собирался объяснять ей, что Накхефы (так, по крайней мере, их называли те самые древние тома из тайной библиотеки Ордена, которые он вспоминал пару минут назад) – жертвы Вакхафов. Страшные существа, которыми движет только жажда свежей крови.

– Вируса?

– Вируса, верно, – для убедительности он кивнул.

– Ты уже видел такое? – она все еще всхлипывала.

– Да в Мексике. Но теперь все позади, – так мягко и убедительно, как только мог.

– Да, позади, – она обняла его крепче.

– Но нам нужно уходить! Как можно скорее, – он немного отстранился и взглянул в ее глаза.

– Да, да!

– Тогда пошли, – он встал, помог ей подняться и, показывая пример, уверенно зашагал к двери.

– Сережа, нет, – тихо сказала Софья и схватила его за рукав.

– Ну что еще? – обернулся он.

В ответ она лишь молча указала пальцем на окно.

Он медленно поднял взгляд.

Здание нижнесеменовского почтового отделения было окружено грязными, плохо одетыми людьми, вернее теми, кто когда-то были людьми, а теперь стали Накхефами. Их лица были перекошены в гримасах ненависти, а глаза залиты кровью. Вытянув вперед руки со скрюченными пальцами, они медленно шагали к крыльцу, тихо рыча. У некоторых в руках были зажаты молотки, топоры, вилы и еще бог весть что.

– Они нас убьют? – едва слышно спросила Софья.

– Нет, милая, – просто ответил Сергей и схватив ее за руку увлек к выходу.

Дверь распахнулась, и яркий свет осеннего дня резанул по глазам. Они выскочили на крыльцо, а со всех сторон к ним приближались голодные человекоподобные твари. На первый взгляд их было около сотни. С каждой секундой кольцо сжималось. У людей в запасе еще оставалось несколько метров. Вдоль левой стены здания Сергей заметил коридор. Там тварей было не так много как справа и по центру, а ближайшую от стены отделяло больше двадцати шагов. Сергей начал быстро соображать, как же им воспользоваться этим, но в этот момент из-за угла донесся звук работающего автомобильного двигателя…

Накхефы остановили свое, казавшееся неизбежным движение. Звук становился все громче, пока, наконец, из-за угла не показался УАЗик. Он поравнялся со зданием почтамта и остановился. С водительского сиденья выбрался человек. Сергею показалось, что его левая щека изуродована шрамом. Человек зашагал от машины и остановился прямо напротив крыльца, отгороженный от Сергея и Софьи тремя рядами своих уродливых солдат. Даже с расстояния тридцати метров Сергей мог прекрасно видеть хищную ухмылку на его уродливом лице. Твари продолжили движение.

– Ты умеешь водить машину? – спросил он в самое ее ухо.

– Мой парень профессиональный гонщик, – шепотом ответила она, и он даже успел порадоваться, что она сохраняет самообладание в такой дикой ситуации.

– Прямо сейчас ты побежишь вдоль этой стены, запрыгнешь в этот джип, и на полном ходу поедешь отсюда! Туда, где ждет Антон. Потом вы вдвоем поедете обратно в лагерь и скажете Ванштейну, что нужно немедленно сворачивать экспедицию! Все ясно?

– Я не…

– Никаких «не», милая! Это единственный шанс! Пошла!

И Софья сорвалась с места. Одновременно Сергей шагнул с крыльца навстречу приближавшимся тварям. Его лицо озаряла ослепительная улыбка, глаза горели как маяки в ночной тьме. Твари остановились. Он сделал еще шаг. Твари зарычали громче и попятились.

– Страшно? – жутким голосом прорычал Сергей. Краем глаза он видел, как Софья преодолела уже три четверти пути до машины. И, слава Приории, твари не обратили на нее никакого внимания. Отсутствующие взгляды их голодных глаз были устремлены только на него.

– Отлично девочка! Ты молодец! – его улыбка стала еще шире.

Твари по-прежнему не решались перейти в наступление.

Сергей видел, как Софья подскочила к джипу, распахнула водительскую дверь и впорхнула за руль. Он уже был готов победно рассмеяться, когда на заднем сиденье джипа мелькнула тень…

Его сердце замерло. Тень оказалось здоровым мужиком. Он набросил что-то на голову девушки. Сергею было плохо видно, но, кажется, это был мешок из красной ткани. Все еще не веря, что это происходит, младший Строганов увидел, как человек со шрамом, стоявший посреди улицы, с довольной ухмылкой быстро зашагал к машине, попутно бросив на него полный торжества взгляд.

– Ловушка! – вслух прошептал парень, словно в дурном сне наблюдая, как Вакхаф со шрамом подходит к машине, помогает тому, кто притаился на заднем сиденье перетащить назад и Софью, садится за руль и трогает джип с места.

От машины человека отделяли, стоявшие в несколько рядов, твари. Он рванулся вперед, прямо на вытянутые вперед грязные руки со сморщенными пальцами, прямо на горящие жаждой крови глаза, на безразличных лицах. Твари сомкнулись плотнее. Сергей подлетел к ним. Встретился взглядом с существом, еще недавно бывшим тем самым мужиком, который последним разговаривал с Семеном Полоцким. Не останавливаясь, он схватил его за куртку и отшвырнул в сторону. Тут же выбросил кулак вправо, разбивая нос толстой женщины со спутанными светлыми волосами. Бросил тело вперед, разрубая строй атакующих. Со всех сторон к нему тянулись руки с грязными длинными ногтями. Хватали его за отвороты куртки, рукава, штанины. Но человек продвигался вперед, ломая руки, расшвыривая, разбивая носы, сбивая с ног и наблюдая…

Наблюдая, как Софью с мешком на голове, перетащили на заднее сиденье, как человек со шрамом вернулся за руль, как тронул автомобиль с места. И даже уворачиваясь от летевшей прямо в глаза палки с торчащими во все стороны гвоздями, он видел как УАЗик, набирая скорость, катится к восточной окраине деревни. И в тот момент, когда автомобиль все-таки скрылся из его поля зрения, Сергей на невообразимо долгое мгновение замер. Его сердце сжалось, глаза потускнели. Отчаяние проникло в мозг. Неужели он снова потерял ее? Мир вокруг перестал существовать. Ему нестерпимо захотелось кокаина.

Что-то врезалось в висок, все вокруг закружилось, в глазах потемнело. Колени подкосились, Сергей с прилипшими к высокому лбу темными волосами начал медленно опускаться на землю. Кто-то вцепился ему в шею. Сквозь туман, заволакивающий глаза он увидел обезображенное рваной раной лицо. В густой растрепанной бороде застряли куски окровавленного мяса, которые теперь гнили и распространяли вокруг жуткую вонь. Накхефу вчера удалось добраться до последней деревенской овчарки. Та дала бой, рассекла твари щеку и подбородок, прокусила руку, но все равно была сожрана без остатка, если не считать нескольких маленьких кусков свисавших с бороды. Теперь его руки все сильнее сжимали шею жертвы. Жертвы, чье мясо и кровь были в разы вкуснее собачьих. Со всех сторон человека обступили Накхефы. Тот, которому удалось ударить человека, снова поднял свое оружие – черенок от лопаты.

УАЗик выехал из деревни.

Назад: 1
Дальше: 3