Книга: Под сенью звезд
Назад: 5
Дальше: Глава 2

6

Дорога снова шла через лес. Деревья склоняли свои тяжелые колючие лапы, прямо к лобовому стеклу. Он выехал из Нижней Семеновки два часа назад и по расчетам должен был добраться до накатанной грунтовки через час-полтора. Потом он надеялся остановиться и перекусить. Но в его расчеты вмешался случай, глупый случай, который так часто портит людям жизнь.

Правое переднее колесо угодило прямо на пригоршню гвоздей (какой идиот умудрился потерять столько гвоздей посреди бесконечной тайги?).

Машина вильнула в сторону, ткнулась бампером в придорожный куст и замерла. Семен вылез из машины, обошел ее сзади, взглянул на колесо, выругался.

Он снова сел за руль, сдал назад, проехал немного в поисках ровного места, на котором сподручней было бы поменять злосчастное колесо. Спрыгнул на землю, бодро открыл багажник, надел перчатки, начал вытаскивать домкрат, ключи и запаску.

– Что-то прохладно, – снова он заговорил вслух сам с собой.

Огляделся и поежился. Ему совсем не понравилось увиденное. Тяжелые черные тучи спустились к самым макушкам сосен. Холодный пронизывающий ветер гудел меж ветвей. Лес выглядел холодным и враждебным. Первые капли дождя с грохотом ударились в металлическую крышу джипа.

Семен заторопился, приговаривая что-то под нос. Он уже снял проколотое колесо и наклонился за запаской, когда из-за спины раздался протяжный волчий вой. Ему ответил другой вой справа, потом еще один слева, потом еще и еще. Семен так и замер согнувшись над колесом, горло снова начало слипаться. Теперь вой раздавался отовсюду. Перепуганный человек мог бы поклясться, что волков было не меньше сотни. А еще, по их пронзительным голосам, он понял, что звери голодны, очень голодны.

Семен, наконец, разогнулся, на ватных ногах доковылял до задней двери УАЗа. Открыл, нащупал под половицей карабин. Привычным движением вытер пот со лба. Вскрикнул от неожиданной острой боли (гребаная псина заставила его биться лбом о железо), волки отозвались многоголосым воем. Семен достал карабин, проверил, заряжен ли. Снова звериный вой, теперь гораздо ближе, теперь совсем рядом. С куском оторванной кожи на лбу, слипшимся горлом, огромным и выглядящим таким бесполезным карабином наперевес, он оперся спиной о борт УАЗа и судорожно пытался сообразить, что же ему делать. Но мысли лихорадочно кружились в голове, как рой растревоженных пчел.

И тут, в ставшей за короткие минуты непроглядной, таежной тьме, он увидел сверкающие, налитые кровью глаза хищника.

«Это не волк, – пришла ужасная догадка, – это чудовище из деревни. Я видел эти глаза там, за забором» (мягкие пальцы паники легким массажем прошлись вдоль позвоночника…).

Из-за деревьев появились еще одни страшные глаза. Семен развернулся и увидел целое море сверкающих голодных глаз (мягкие пальцы схватили за горло, и став стальными, сдавили так, что невозможно стало дышать).

Зверь шагнул из черноты леса, теперь Семен мог разглядеть его. Волк был огромен, из пасти выглядывали острые желтые клыки, с клыков капала слюна. Падая, она с шипением разъедала траву.

Преодолевая панику, сдавившую горло. Борясь со слабостью в руках. Забыв о кровоточащей ране. Глядя прямо в жуткие глаза приближающегося зверя, Семен поднял ружье. Все-таки он был мужчиной.

До хищника было не больше пятнадцати метров, Семен мог почувствовать вонь из разинутой уродливой пасти. Грохот выстрела заглушил страшный вой. Волк остановился на бесконечно долгое мгновение, глядя прямо в глаза стрелявшего, а потом снова двинулся на него. Семен выстрелил снова, зверь продолжал двигаться. На негнущихся ногах человек начал отступать, судорожно давя на спуск карабина. Выстрелы гремели один за одним, не принося желаемого результата. Зверь был совсем рядом. Семен мог разглядеть вытянутую морду, изуродованную здоровенным шрамом, мог сосчитать желтые клыки в разинутой пасти. Он продолжал давить на спуск, но карабин молчал.

«Патроны! Кончились патроны!» – простая мысль лишила беднягу последних остатков мужества и рассудка.

Изо всех сил он швырнул в чудовище бесполезный карабин и бросился бежать. Боковым зрением он видел сотни теней выскользнувших из чащи и устремившихся следом. Он так и не понял, что они существовали только в его воображении. На самом деле зверь был один. Но этот зверь двигался гораздо быстрее человека…

Отвратительное ощущение слипшегося горла было последним впечатлением Семена Полоцкого от этого полного загадок мира.

Назад: 5
Дальше: Глава 2