Книга: Под сенью звезд
Назад: 3
Дальше: Глава 22

4

Софья села на стул, он обошел стол и сел напротив. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, словно пытаясь угадать настроение и мысли другого. Потом Сергей заговорил.

– Ты готова сдержать обещание?

– Я расскажу тебе то, что ты хочешь, – по ее бесцветному голосу, Сергей понял, что она действительно переживала смерть Антона, и что сейчас она была не в настроении врать.

Он подумал, что она захочет закончить разговор как можно быстрее.

– Ты принесла амулет к Разлому? – задал он свой первый вопрос.

– Я.

– Как ты нашла Разлом?

– Амулет привел меня туда.

– И ты вызвала Антыха, короля Вакхафов из мира теней?

– Верно, – согласилась она.

– Он вышел из Разлома один?

– Да, правильно, – она по-прежнему выглядела безразличной к разговору.

– Откуда взялись остальные?

– Он создал их, а Разлом наделил их силой.

– Странно, – с сомнением проговорил Сергей, – Антых не пытался воспитать других Вакхафов с самых Волчьих Времен. Это долго и связано с определенными трудностями. Последние свои появления он ограничивался Накхефами.

– Он собирался поступить так и в этот раз, – кивнула Софья.

– Но?

– Но, я его отговорила. Предложила ему более заманчивый вариант.

– Какой же?

– Собрать армию людей-волков и напасть на деревню Хранителей. Я сказала, что покажу им дорогу в деревню.

– И он, конечно, сразу согласился, – покачал головой брюнет.

– Еще бы, слюни так и брызнули из его пасти, – она брезгливо поморщилась.

– Зачем приводить Вакхафов в деревню хранителей?

– Тебе ведь это известно, – Софья вскинула подбородок, но наткнулась на холодный взгляд голубых глаз, – ладно, ладно. Вакхафы нападут на Хранителей, прольется их кровь. Это приведет Спутник на ось восьмого луча и даст ему силы, продержаться там достаточно долго…

– Достаточно долго для чего? – не выдержал Сергей, – Для чего?

– Чтобы амулет снова оказался в наших руках. И мы смогли поговорить со Спутником.

– Поговорить… – эхом повторил Сергей.

– Как ваш Великий Магистр разговаривает с Приорией, – Софья провела рукой по деревянной поверхности стола, – Рассказать Спутнику о том, что на самом деле происходит в нашем мире.

– И что же, по вашему, в нем происходит? – он невольно проследил взглядом за движением ее ладони. Такой маленькой, такой нежной…

Девушка задумалась на несколько долгих секунд. Она смотрела на человека, который допрашивал ее, словно пытаясь понять, насколько серьезен его вопрос. Невесело хмыкнув, она ответила:

– Ты поражаешь меня, итальянец. Ты, при всех твоих способностях, понятия не имеешь о жизни в этом долбанном мире. Ты думаешь, что жизнь – это череда дорогих отелей с идеальными завтраками. Дорогие машины и кокаиновые вечеринки в компании сексуальных куколок. Но это не так. Это твоя жизнь, итальянец. Только твоя. И она не настоящая, понимаешь?! Она отделена от реального мира стеной могущества вашего Ордена. Она выстлана для тебя купюрами по пятьсот евро. Спрятана за пеленой твоих изощренных прихотей.

Кровь прилила к ее лицу, голос звенел негодованием.

– Что же видишь ты? – очень тихо проговорил младший Строганов, – какой жизнью живешь ты?

– Я вижу страх, Сережа, – она оттолкнула стул, на котором сидела и нависла над столом, наклоняясь поближе к его лицу, – я вижу, как отцы избивают своих дочерей, а потом идут в церковь. Я вижу, как одни жадно запихивают в себя дорогую еду, а другие умирают от голода. Я вижу, как безумцы взрывают себя в метро, забирая десятки жизней. Я вижу, как отдельные выродки истребляют целые народы. Отовсюду в этом мире, моем мире, раздаются крики боли и унижения. А еще я вижу, как люди убивают эту планету. Этот чудесный мир. Восхитительный мир удивительной жизни. Мы превратили его в помойку, Сережа! И если вы, ваша Звезда и ваш Орден, призваны следить за этим миром… Холить и лелеять его… То вы ни черта не справляетесь! Слышишь меня? Вы ни черта не справляетесь!

Он смотрел на нее удивленно. А она продолжила. Хрипотца пробралась в ее голос, как совсем недавно ночью на берегу таежной реки. Но в этот раз в ней не было возбуждения, в ней было страдание.

– А еще, Сережа, в этом мире есть Орден. Он, якобы, состоит из достойных, посвященных людей. Но решая свои внутренние проблемы, этот самый Орден совершенно не заботится о простых смертных.

– О чем ты говоришь?

Она тяжело вздохнула, повернулась, потянулась за стулом и вернула его на место. Опустившись на твердое сиденье, она проговорила:

– Устраивая крушения вертолетов в горах, чтобы устранить неугодного им Магистра, который ни с того, ни с сего начал болтать о схожести природы Темного Спутника и прекрасной Приории, они, почему то, не задумывались о том, что горы не всегда бывают безлюдны. Что какой-нибудь жизнерадостный парень, увлекающийся альпинизмом, вместе со своей чудесной молодой женой, впервые оставив свою крохотную дочь на пару дней с няней, решат совершить небольшое такое восхождение. Чтобы полюбоваться снежными вершинами и просто побыть вдвоем.

– Твои родители… – в глазах Сергея мелькнуло понимание.

– Вертолет рухнул прямо на них, – она смотрела на него в упор. В ее глазах не было слез. Только спрятанная глубоко-глубоко печаль.

Повисло молчание.

Сергей долго обдумывал услышанное. Оно выбило его из колеи. У него ушло несколько минут, чтобы вернуть себя обратно.

– Мой отец был в том вертолете, – он обхватил виски ладонями, потом дернувшись, словно от электрического разряда, он спросил, – Откуда ты знаешь все это? Почему решила, что катастрофа – дело рук кого-то из Ордена? На борту были Первый Магистр и Маршал…

– Она думает, что Владимира Строганова не должно было быть в этом вертолете, – при этих словах Сергей весь напрягся, – Она думает, что погибнуть должен был только Франсуа Бальзак.

– Кто она? – его сердце забилось как паровой молот.

– Это была тринадцатая годовщина трагедии, – медленно проговорила Софья, – и мне, наконец, удалось добраться до места крушения. Я хотела этого с самого раннего детства. С того самого момента, когда смогла осознать, что произошло. Когда поняла, куда подевались мои родители. Но маленькой одинокой девочке бывает очень непросто реализовать свои желания. Но это не имеет значения теперь. По крайней мере, для тебя.

Горький смешок вырвался из уголка ее рта.

– Я встретила ее там. Она принесла торт. И она плакала. Как и я…

– Кто она? – он почти перешел на шепот, но голос все равно дрожал от напряжения.

– Тебе не нужно ее имя, итальянец, – девушка покачала головой, – она была дочерью Франсуа Бальзака.

– Бальзака, – эхом повторил Сергей, – Конечно… Конечно… Это очевидно. Теперь я понимаю. Бальзак нашел амулет Спутника. Вот откуда его навязчивые идеи. Он погиб, а Амулет так и не нашли. Он достался его дочери. А Орден ничего не знал о ее существовании.

– Никто не знал, – согласилась Софья, – ее мать умерла при родах, как и твоя, насколько мне известно. А отец был достаточно умен, чтобы оградить ребенка от опасных игр, в которые играл. Он любил ее.

– Конечно, – кивнул Сергей, но его вид говорил о том, что его мысли были где-то очень далеко.

– Она стала мне сестрой, она рассказала мне о Спутнике, Приории, вашем Ордене и убийстве наших родителей.

Софья замолчала, а Сергей продолжал смотреть куда-то сквозь нее. В тишине она услышала стук первых капель дождя по крыше. Она закрыла глаза и заглянула в собственную память. Она вспомнила, как складывала высохшие листья к фотографии родителей, которая стояла на ее столике. Вспомнила, как вдвоем с названой сестрой сочиняла письмо для родителей, которое они никогда не смогли бы прочитать; как мамин голос мерещился ей в стонах ветра в безлюдном парке на окраине…

– Какого цвета у нее волосы? – прозвучал неожиданный вопрос, вырывая ее из мира воспоминаний. Этот вопрос в ту секунду более всего интересовал человека с пронзительными, холодными как далекий космос глазами. Но огромное внутренне напряжение, охватившее его на ту долю секунды, пока она обдумывала ответ, не проявилось ни в одной дрогнувшей мышце, ни в одной капельке пота, проступившей на коже. Внешне он остался совершенно спокоен.

– Это невероятно, итальянец, – проговорила Софья. Ее слова растягивались в его сознании в какое-то подобие бесконечных монашеских песнопений. Он готов был закричать на нее, чтобы она поторопилась. Но сдержался, а она продолжила, – Нас ждет великая битва, какой не было сотни лет. На кону судьба целого мира… А тебе волнует внешность моей названой сестры. Ты романтик-извращенец.

Она ухмыльнулась и закатила глаза. А он с трудом сдерживал себя, чтобы не закричать.

– Они рыжие, – наконец улыбнулась Софья, – рыжие, как пламя пожара.

Порывистым движением, он достал пакетик из внутреннего кармана. Высыпал порошок прямо на стол. Пальцы заметно подрагивали. Он торопливо вдохнул наркотик и откинулся на спинку стула.

– Что такое, итальянец? – недоуменно спросила Софья.

– Орден не имел отношения к смерти Бальзака и Строганова… – покачал головой Сергей.

– А вот мы думаем иначе, – ее глаза сверкнули раздражением, – и, кстати, кое-кто из Ордена согласен с нами.

– Сомневаюсь! – хмыкнул брюнет. Он по-прежнему выглядел растерянным.

Девушка лишь пожала плечами. Повисла пауза. Таежная тишина проползла внутрь охотничьего домика. Сергей закрыл глаза, встречая приход кокаина. Когда он открыл их снова, он был собран и спокоен.

– Вы действительно собираетесь привести Антыха к деревне Хранителей? – спросил он.

– Да, – кивнула Софья.

– Как вы нашли деревню? Ведь это…

– Это невозможно, – закончила девушка за него, – Вы ведь спрятали ее от всего мира! Мы знали, что она в Тибете. Затеряна где-то в больших горах. Но это все, что мы знали. И это нам не помогло. Мы искали очень долго, и очень настойчиво. Деревни нет на картах, о ней не знают местные, ее не замечают спутники. Там где могут летать самолеты, видно только лес, скалы, снег и туман. Мы почти отчаялись, а потому решились на отчаянный шаг.

– Говори! – поторопил Сергей.

– Нам помогает девушка. Очень талантливая. Она может убедить мужчину в чем угодно, – губы Софьи растянулись в грустной улыбке, – Она буквально гипнотизирует их, понимаешь?

– Представляю, – буркнул он, призывая жестом продолжать.

– Мы организовали ее знакомство с Петром Владимировичем Строгановым.

– Петром? – его вопрос прозвучал недостаточно удивленно, и она это заметила.

– Ты не удивлен, верно?

– Может быть, я что-то почувствовал во время последней встречи, – не стал спорить Сергей.

– Ты проницательней, чем хочешь казаться, – ухмыльнулась Софья, – тебя легко недооценить.

– Давай не будем отвлекаться!

– Ладно, – она встала и подошла к печке, чтобы налить себе воды из чайника, – Знакомство прошло удачно. Я не буду утомлять тебя подробностями, скажу сразу, что неожиданно для нас всех в лице Петра мы обрели не невольного информатора, как планировали, а могущественного союзника.

– Как вам удалось?

– Как я уже говорила, Николь весьма талантлива. Беседуя с влюбленным в нее господином Строгановым…, – увидев его вытянувшееся лицо, она улыбнулась, – Разве я не сказала, что он в нее без памяти влюбился?

– Влюбился… – протянул Сергей, – да, он ведь говорил мне. Но я тогда был зол на него и пропустил это…

– Не удивительно, – язвительно сказала Софья и тут же продолжила, – Так вот в ходе этих бесед…. Должно быть Николь стояла возле окна, обнаженная… Ее силуэт подсвечивался светом уличных огней… А он лежал в большой кровати, разморенный после бурного секса. Лежал и рассказывал. И из этих бесед, Николь сделала вывод о том, что господин Петр Строганов весьма тщеславен и, что этого господина не совсем устраивает его положение в Организации. А еще в нем живет злость из-за смерти отца. И эта злость причудливо переплетается в его сознании с подозрениями в отношении причастности некоторых членов Ордена к той самой катастрофе.

Софья сделала паузу, взглянула на Сергея. Увидев, что тот внимательно слушает, закончила свою мысль, – Его злость, его недоумение по поводу того, что никому не известный китаец обошел его в гонке за власть, его тщеславие и его острый ум, все это сделало его идеальным объектом для манипуляции. Николь буквально вложила идею в его голову. Он заболел этой идеей. Как влюбленные заболевают объектом своей любви. Он был готов на все ради нее, при этом совершенно не замечая ее недостатков.

– Злость и тщеславие, – кивнул Сергей, вспоминая лицо старшего брата, – Пожалуй так… Но что же это за идея? Что за план живет в ваших головах? Что за сделку вы заключили с Петром?

– Он открывает нам вход в долину Хранителей. Мы убираем Первого Магистра Ордена. Китайца по имени Лао.

– И он получит доступ в Звездный дом, – раздумчиво произнес Сергей, – где надеется найти ответы…

– А мы приведем Вакхафов в страну Больших гор. Дадим им армию Накхефов и оружие. Покажем тайную тропу в Долину Хранителей и проводим до самой деревни, – Софья в очередной раз погладила ладонью теплую поверхность стола.

– Вакхафам не удастся победить в этой битве, – мотнул головой Сергей, – Хранители всегда оказывались сильнее.

– А нам плевать, кто победит в этой битве, – взмахнула рукой девушка, – Нам нужно пролить кровь Хранителей и это все. Антых не понимает очевидного. Сегодня нет необходимости превращать весь мир в стадо зомби, чтобы накормить того, кому он служит. В мире и так слишком много насилия и страданий. У Спутника хватит сил для решающего удара. Нужно только показать ему все. Для этого достаточно крови Хранителей, которую так любит Спутник. Он станет достаточно сильным, чтобы терпеть жжение от луча Приории и иметь время выслушать того, кто покажет ему всю омерзительность нашего мира. Мира загнивающего под сенью самовлюбленной звезды.

– Но вам потребуется амулет Спутника, – возразил Сергей, – а вы отдали его Антыху. Если он погибнет от рук Хранителей, амулет окажется у них, и они спрячут его в горах.

– А мы его быстренько найдем, – усмехнулась Софья, – на дворе двадцать первый век, итальянец. А ваш чертов Орден использует технологии разработанные тысячи лет назад. Перед тем, как сбросить цепочку с камнем в Разлом, из которого вышел Антых, мы обработали металл очень стойким радиоактивным составом. Один нехитрый прибор и мы найдем его хоть на вершине Джомолунгмы, хоть на дне Марианской впадины.

– У кого этот прибор?

– У того, кто встретит Антыха и его армию в стране больших гор и проводит в долину Хранителей.

– Николь? – догадался он.

– Может наш разговор вообще лишний, итальянец? – она прищурила глаза, – ты до всего можешь догадаться сам!

– Куда она должна будет доставить Амулет? – внутреннее напряжение вернулось. Слишком важным был этот вопрос.

– Мадрид, Пекин, Лондон… Я не знаю этого, Сережа, – ее ответ отозвался пронзительной болью в его сердце, – Это известно только дочери Бальзака. Лишь она знает, где колыбель темного луча. Мы свяжемся с ней, когда все будет кончено. Только тогда, она скажет нам.

Несколько секунд он разочарованно молчал, потом задал новый вопрос:

– Что думает по этому поводу Петр? Как вы убедили его?

– Он не знает про радиацию. Он тоже уверен, что Хранители разобьют Вакхафов. Кроме того, он пришлет туда лучших ребят Мак Брайда. И его самого. Чтобы поддержать луки Хранителей автоматическими винтовками и гранатометами. Поэтому Петр не переживает за исход битвы. Его волнует только та часть соглашения, которая касается Лао. Он жаждет оказаться в Звездном доме. Отомстить за отца и занять место, которое, как он считает, по праву принадлежит ему. Внушение Николь сделало его одержимым. Почти безумным.

– Вы не были против идеи с бойцами Мак Брайда? – едва ощутимо напрягшись спросил Сергей.

– Нам она даже понравилась. Больше людей. Больше крови. Больше пищи для Спутника.

– Когда Петр должен отдать команду Мак Брайду?

– После того, как закончит свои дела в Звездном Доме и покинет Долину.

– Для этого должен погибнуть Лао. Когда это произойдет?

– Уже произошло, итальянец.

Сергей сразу сник. Плечи опустились, глаза поблекли. За окном сгущались сумерки. Начинал медленно накрапывать дождь. Она смотрела мимо него. Далекая, непонятная, нежная.

– Зачем все это? – спросил он, не поднимая глаз.

– Сделать Спутник достаточно сильным, чтобы вытолкнуть Приорию из абсолютного центра, – ее голос звучал устало.

– Но тогда мир погибнет, – слабо возразил Сергей, – Все восемь миров.

– Это лишь ваша версия. Официальная доктрина Ордена Звезды, до недавнего времени бывшего абсолютным монополистом в области Истинного Знания.

– Есть другая версия? – невесело усмехнулся он.

– Представь себе!

– Что же она говорит?

– Она говорит, что Темный Спутник стремится взять верх над Приорией не ради абсолютного хаоса во Вселенной, но для того, чтобы занять ее место, – она подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза, – Все в мире – волны одной энергии. Пойми итальянец! Спутник хочет стать Приорией!

Глаза Сергея блеснули голубым огнем:

– Так думал Бальзак. Но его сердце было отравлено Амулетом Спутника!

– А твое, конечно, вдохновлено Приорией, – злорадно хмыкнула Софья.

– Хватит! Достаточно! – он вскинул левую ладонь, – не время для пустых дискуссий!

Софья лишь развела руками и кивнула. А Сергей все же не удержался:

– Сущность Спутника темна, он сеет страх, зависть, ненависть…

– Да, да. А Приория питает гармонией, добром и состраданием… Я могла убедиться в этом собственными глазами, когда Антон падал с простреленной головой.

Он вскочил со стула и схватил ее за руку.

– Не говори о нем больше! – прошипел он, – не говори о нем ни слова!

Ей было больно, на глаза навернулись слезы. Но она не заплакала. Она промолчала.

Он резко отпустил ее и зашагал к двери. Потом отмерил шагами расстояния до лестницы в подвал и обратно. Успокоившись немного, он задал следующий вопрос:

– Ты была здесь с Антыхом? Ты помогала зверю собрать его армию?

– Да, – она кивнула, – а когда все было бы готово, я собиралась отправиться с ним на юг, к большим горам, где нас бы встретила Николь.

– Но что-то пошло не так?

– Да. Антыху нужны были молоденькие девушки, вернее их жизни, чтобы провести обряд, который превращает Накхефов в Вакхафов, – она вопросительно посмотрела на него.

Он кивнул:

– Я знаю, кто такие Накхефы и чем они отличаются от Вакхафов.

– Так вот нам… ему… Ему нужны были девятнадцать девушек. Мы действовали предельно аккуратно. Поселились в этой самой Нижней Семеновке под благовидным предлогом. В эту пору через эту деревню проходят и проезжают масса людей. Те, кого кормит тайга. Да и сама деревня совсем не маленькая. Тысяч шесть душ, не меньше. Мы катались по округе, оценивали обстановку, изучали людей. А в тайге и маленьких соседних деревнях исчезали женщины. Но в один день все пошло не так. Я пришла на почту, чтобы позвонить. Приходилось пользоваться обычным телефоном, – она усмехнулась, – Сотовые берут здесь плохо, а спутниковая игрушка выбивалась бы из нашего образа.

В общем, следом за мной туда вошел мужичок, не местный, из соседней деревни. Мы уже были в той деревне и этого человека я запомнила. Слишком хороший по местным меркам дом у него был. Так вот этот человек набрал длинный номер и начал говорить очень интересные вещи. Я хоть и стояла к нему спиной, но все прекрасно слышала. Когда он закончил, он сразу вышел на улицу, поговорил недолго с каким-то старичком, прыгнул в машину и попылил в сторону города.

Софья выдохнула и потерла глаза.

– Это был Полоцкий. Он звонил московскому резиденту службы безопасности «Голубого жеребца», – подтвердил Сергей.

– Да. И по телефону он сказал, что собирается в Москву. В общем, догадаться, куда именно ушла информация, переданная этим злосчастным мужичком, было совсем не трудно. У меня не было времени на раздумья и я решила, что лучше будет, если этот человек не доберется до столицы. Антых догнал его на лесной дороге, – она вздохнула, – Теперь я понимаю, что это было не лучшим решением. Тело нашли слишком быстро. Причину смерти установили верно. А ваш московский человек, невероятно быстро все это раскопал. Но это было потом. А в тот день я предупредила Николь. Она дозвонилась Петру, чтобы предупредить. Тот воспринял весть очень спокойно и пригласил ее на обед. Ей пришлось наплевать на конспирацию, прилететь в Нью-Йорк и заявиться к Петру прямо в офис.

Сергей хотел было что-то спросить, но осекся. Софья пожала плечами и продолжила:

– Ты понимаешь, что мы не предполагали столь скорого и внезапного открытия факта появления Антыха. Это было слишком рано. У нас даже не было необходимого количества…, – она осеклась.

– Жертв, – помог ей Сергей.

– Пусть так, – не стала спорить девушка, – жертв для проведения обряда. Мы занервничали. Но Петр Строганов совсем не глуп. На обеде он успокоил Николь, сказав, что знает, как повернуть все в нашу сторону.

Сергей молча кивнул, предваряя ее слова.

– Так в этой истории появился ты, итальянец.

– И вы выиграли время, которое им понадобилось, чтобы найти меня, и мне, чтобы добраться сюда. Мак Брайд придумал хорошую легенду прикрытия и посвятил в ее детали своего начальника. Следовательно, вы узнали все об этой легенде. Поэтому ты отправилась в Щегловск и поступила в местный Университет. Поэтому ты поехала в Москву и пришла в тот ночной клуб, – продолжил за нее Сергей.

– Антых ушел в горы без меня. А я осталась с четырьмя Вакхафами, чтобы встретить тебя, – закончила Софья, разведя руками.

– Петр хотел совсем избавиться от меня? Он хотел моей смерти? Таким был его план? Для этого ты осталась здесь?

– Если честно, теперь я не уверена в этом. Думаю, он просто боялся тебя, и не хотел допустить, чтобы ты вмешался в события в Тибете. Он знал, что тебя не одолеет кучка Вакхафов, даже с армией своих гребаных зомби. Но им почти удалось верно? – мысль об Антоне, подтолкнула комок к ее горлу. Она справилась и не подала виду.

– Как отсюда добраться до Нижней Семеновки? – ему внезапно захотелось закончить разговор.

– День пути на северо-запад, вдоль реки, – послушно ответила девушка.

Он просто встал, надел куртку и зашагал к двери. На пороге он остановился:

– Я больше не должен тебя видеть. Никогда, – он вышел из дома, спустился с крыльца и зашагал на северо-запад.

Она вышла на крыльцо и смотрела ему вслед. Дождь, начавший было накрапывать в начале их разговора, решил взять паузу.

Когда от дома его уже отделяло полсотни шагов, брюнет вдруг обернулся. Задумался на несколько секунд, а потом громко, чтобы девушка могла его услышать, сказал:

– Я выстрелил мимо.

– Что? – она недоуменно взмахнула руками.

– Я знал, что вы могли наблюдать. Хотел, чтобы вы думали, что Антон мертв, – его черные волосы развевались на ветру. А она смотрела на него, как завороженная, не в силах осознать услышанное.

– Ты врешь, – крикнула Софья, но в ее голосе не было уверенности. Скорее безумная, отчаянная надежда, – Я видела твой взгляд. Ты собирался убить его. Твоя рука даже не дрогнула!

Брюнет только молча пожал плечами и развернулся, чтобы уйти.

– Антон жив? Ты хочешь сказать, что он еще жив? – ее крик заставил его снова остановиться.

– Думаю, у него еще есть шанс! – прокричал он в ответ, убирая со лба непослушную прядь, – если ему кто-то поможет.

Ее затрясло, рыдания готовы были вырваться из ее груди. Но она взяла себя в руки.

– Поклянись, что это так! – с вызовом воскликнула она, – Поклянись, что оставил его в живых!

– Он жив, – бросил Сергей и зашагал прочь.

– Подожди!

– Хватит! Довольно, – он не остановился.

– За то, что остановило твой палец на спуске, я скажу тебе еще кое-что, – выпалила Софья, проглатывая слезы.

Уходивший в темноту леса человек лишь покачал головой.

– Вакхафы это не главный удар! Не все, что приготовлено для Ордена! – ей пришлось напрячься изо всех сил, чтобы перекричать налетевший порыв ветра.

Сергей резко обернулся. Голубые глаза блеснули холодным огнем. Он быстро зашагал к ней.

– История Антыха показывает, что Хранители раз от раза оказывались сильнее его армии. Тем более теперь, когда кроме Хранителей с их мечами и луками у Ордена есть несколько десятков головорезов с автоматическими винтовками, гранатами и прочей смертоносной утварью, – Софья говорила, не глядя больше на быстро приближавшегося Сергея. Ее взгляд был направлен под ноги, на пожухлую, вытоптанную траву, – И, наконец, у Ордена есть ты! Бездушный наркоман с двумя блестящими итальянскими пистолетами.

Он ускорил шаг.

Софья горько улыбнулась и хмыкнула:

– Эти пистолеты стоят больше всех пушек и взрывчатки, что есть у ребят Мак Брайда, верно? Я видела, как ты орудуешь ими там, в деревне и на поляне перед Разломом. Один выстрел – один поверженный враг. Может даже больше, но никак не меньше. Ты не умеешь промахиваться.

Он подошел к ней вплотную. Нежно обхватил пальцами ее подбородок и поднял ее голову, заставляя посмотреть на себя.

В ее больших глазах стояли слезы.

– Знаешь, Я больше не уверена, что это хорошая затея, – неуверенным полушепотом сказала она.

Он просто смотрел ей в глаза.

– Теперь я понимаю, что уничтожение вашего долбанного Ордена – это риск, – она сделала паузу, вытирая щеки.

Сергей лишь вздохнул.

– А я не хочу… Больше не хочу рисковать миром, – ее голос зазвучал уверенней, – в котором есть Антон. В котором есть что-то, что остановило твою руку, когда ты уже почти спустил курок…

Он едва заметно кивнул.

– Ты чудовище, итальянец! Но я дам тебе шанс. Слушай и запоминай!

Он выслушал ее и запомнил все до единого слова.

Когда она закончила, он не говоря ни слова, развернулся и побежал. Побежал так быстро, как только мог. Побежал, потому что теперь нельзя было медлить ни секунды.

Она смотрела ему вслед, а из прекрасных глаз лились слезы.

Назад: 3
Дальше: Глава 22