Книга: Под сенью звезд
Назад: 2
Дальше: 4

3

Заброшенный волей древнего Ордена на самый край земли Человек, беспрерывно стрелял из обоих пистолетов только в искаженном быстротой происходящего восприятии Вакхафов. Выпустив первые две пули, он сразу оценил нанесенный ими урон, а точнее отсутствие такового. Но он был готов к этому. В ту самую секунду, когда чудовище с седой шерстью совершило первый из четырех прыжков, отделявших его от человека, правая рука итальянца начала действовать.

И двигалась она в эти мгновения с нечеловеческой быстротой.

Большой палец выщелкнул обойму, которая как в замедленной съемке полетела к земле. Рука нырнула за спину, под куртку, туда, где на специальном ремне крепились запасные обоймы. Семь стандартных, идентичных той, что падала на самый край дышащей смертью ямы. Одна особенная. Сама она и восемь пуль в ней были изготовлены из белого золота высочайшей пробы. На каждой пуле выдавлен символ. Восьмиконечная звезда. Эти пули хозяин оружия отливал сам.

Когтистые лапы зверя мимолетно коснулись земли, чтобы отправить мускулистое тело во второй прыжок.

Рука с Береттой остановилась над особенной обоймой.

Третий прыжок. Горло жертвы уже прямо перед глазами.

Отточенное движение и обойма с едва слышным щелчком встала на место.

Мощные лапы вытолкнули тело зверя, идеальный механизм убийства, в воздух, наполненный вонью Разлома (вонью тысяч смертей) в последний, четвертый раз…

За какую-то долю секунды до того, как острые клыки впились в человеческую плоть, полные крови глаза Вериша увидели перед собой матово-серебристое кольцо, обрамлявшее бездонную черную пропасть диаметром восемь миллиметров.

Пуля с гравировкой в форме восьмиконечной звезды пробила череп, разорвала мозг и бросила покрытое вонючей шерстью тушу на жесткую траву цвета засохшего дерьма.

Летевшие позади два зверя одновременно издали отчаянный рев.

В ответ почти одновременно раздалось два сухих выстрела.

Эта рука не знала промахов.

Еще два зверя упали замертво с простреленными черепами.

Сергей развернулся.

Голая, по-прежнему прекрасная Софья неслась прочь от него под защиту высоких безмолвных сосен. Он поднял Беретту, выцеливая бегущую фигуру.

В обойме оставалось пять пуль.

Ровно в пять раз больше, чем нужно.

Их разделяло около пятидесяти метров.

Все равно, что стрелять в упор.

Указательный палец замер на спусковом крючке.

Она продолжала бежать к лесу. От деревьев ее отделяло двадцать метров… Пятнадцать.

Палец выбрал слабину спуска.

Десять метров… Пять.

Он выдохнул.

Резкий сухой звук.

Нет, это не выстрел. Вломившись в лес, она сломала низко торчавшую сухую ветку, глубоко оцарапав левую грудь, чуть выше памятной родинки. Через несколько секунд он потерял ее из виду. Медленно опустил пистолет, потом сам опустился на холодную землю. Всегда пронзительно блестевшие голубые глаза, сейчас были подернуты серой пеленой.

Назад: 2
Дальше: 4